Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4

Часть 1


Доктор: Инструкция к ТАРДИС, инструкция к ТАРДИС, инструкция к ТАРДИС - не здесь, да? Надо бы навести порядок на этих полках в ближайшие несколько веков.
О! Агата Кристи, "Убийство Роджера Экройда", первое издание, подписанное... без последней страницы. Теперь я никогда не узнаю, кто это сделал. Черт!
Так, посмотрим. "Война и мир", "Справочник птиц Британии для игры в угадайку", "Волшебник страны Оз".
Только посмотрите на этот переплёт. Напечатана в 1831 и в прекрасном состоянии!
Сейчас, а не то ли это издание с предисловием о том, как... Да! Да, оно.
"Летом 1816-ого мы посетили Швейцарию, где жили по соседству с лордом Байроном. Сначала мы приятно проводили время на озере или бродили по его берегам, но лето выдалось сырым и холодным, и беспрестанный дождь целыми днями не выпускал нас из дому.
Нам попались несколько книг о привидениях. "Каждый из нас напишет рассказ о сверхъестественном" - сказал Байрон. Нас было четверо."
Ну, во-первых, не четверо. "Я задумалась об истории, которая бы говорила о наших таинственных страхах, холодила бы кровь и заставляла сердце биться чаще."
О, Мэри, Мэри. Ты бы могла рассказать настоящую историю.
Аварийная остановка? Но этого не случалось веками. Посмотрим, может ли сканер прояснить ситуацию во временной воронке.
Невероятно. Машина времени терпит крушение - и снова. И снова! Она поймана во временную петлю, навсегда в своих последних секундах. Какая страшная никогда не наступающая смерть.
О нет. Вортизавры, слетелись, чтобы поживиться на обломках. Убирайтесь отсюда, стервятники! Оставьте в покое эту развалину. Это бесполезно. Если только... Да. Если я подберусь немного поближе.
Вот так, кыш, кыш! Убирайтесь в ту червоточину, из которой вы вылезли.
Так, посмотрим, могу ли я сделать кое-что очень умное. Если я могу своей ТАРДИС подтолкнуть этот корабль на долю секунды в самом конце цикла, в который он попал, эти бедняги на борту наконец-то обретут покой.
Тьфу-тьфу. Погоди, Доктор, погоди... Столкновение!
Так, я это недооценил.
Давай, давай, если мы не дематериализуемся очень скоро, старушка, мы сами попадём под удар, и...
О нет. Вортизавры. Бесполезно, корабль защищён системой пространственного смещения. Вы не можете пробраться внутрь.
Что? Система смещения отказала? Эффективность упала до 36%?
До 22%? Пожалуйста, пожалуйста, ради меня, просто работай. Они прорываются. Они...
Диктор: Новости империи. Хозяева воздуха. Толпы собираются в Карлингтоне, Бедфордшир, чтобы отметить последнее пополнение в воздушном флоте Великобритании, дирижабль R101, который собирается совершить своё первое путешествие.
А он, несомненно, весьма представительный. 40 метров в высоту. 230 в длину, от носа до кормы. 160.000 кубометров газа удерживают его в воздухе, этот могучий дирижабль больше любого корабля, плавающего по мировым океанам, не то что по воздуху.
Истинное чудо современного мира. В первом путешествии к далёким берегам Индии к экипажу из 46 человек присоединятся 6 очень важных пассажиров, включая министра авиации, бригадного генерала, достопочтенного лорда Тамворта, мечта которого связать воздушными путями Британию и самые далёкие её владения, наконец, стала реальностью.
Тамворт: Леди и джентльмены, сегодня начинается новая эра в трансконтинентальных путешествиях. Я с восторгом и гордостью сопровождаю достойный экипаж этого великолепного судна в его первом полёте. Увидимся в Карачи.
Диктор: Привет, кто это? Кажется, любимый терьер министра тоже хочет отправиться в путешествие. Увы, старина. Собаки не разрешены в этой поездке.
Итак, под пение своих пяти восьмицилиндровых двигателей он соскальзывает с причальной башни, поднимается, поднимается и улетает. Доброго пути, дирижабль R101, и благослови Бог твоих пассажиров, настоящих хозяев воздуха.
Тамворт: И посмотрите, говорю. Важная шишка из министерства иностранных дел открывает вализы для официальных бумаг. А там 36 бутылок лучшего солодового виски. И я говорю, если уж отступать, то не обязательно делать это всухую, да?
Мужчина: Хорошо сказано, Тамворт.
Тамворт: Да, но серьёзно, все вы знаете, что эта чудесная машина вокруг нас может означать для нашего короля, нашей страны, нашего мира. Поднимем бокалы, господа, за R101.
Все: R101!
Тамворт: А, Фрейлинг. Сюда, старина, сюда. Заходи и поболтай с ребятами за главным столом. Хочу представить вам подполковника Фрейлинга. Поработал над чертежами нашей маленькой колесницы богов, не правда ли, Фрейлинг?
Фрейлинг: Я действительно внёс кое-какой существенный вклад в проектирование R101, это так, но...
Тамворт: Кое-какой существенный вклад? Ха-ха-ха! Без твоего ноу-хау эта хреновина и на 6 дюймов от земли не оторвалась. Может быть образование действительно не так бесполезно.
Фрейлинг: Удивительно такое слышать от министра-социалиста, если можно так выразиться, сэр.
Тамворт: Ну, я довольно забавный социалист. О, выше нос, подполковник. Любой гордился бы в такой день как сегодня. Мы все вами гордимся, не так ли?
Все: Да!
Фрейлинг: Может быть они не пели хвалебные песни, лорд Тамворт, если бы знали, что испытания корабля не закончились.
Тамворт: Шшш, шшш, шшш! Только не начинайте, нет. Безопасно, как дома.
Фрейлинг: На бумаге, сэр, на бумаге. Вы знаете, как мне не понравились модификации, которые вы заставили нас ввести прошлым летом. Вы настояли, что он должен нести 56 тонн дополнительного веса. И что я вижу под ногами, когда захожу на корабль? Аксминстерский ковёр весом в полтонны, сэр, полтонны!
Тамворт: А что, этот замечательный ковёр тут по весьма замечательному поводу.
Фрейлинг: Я предупреждаю вас, сэр, я не буду... Я имею в виду, не думаете ли вы, что я должен быть поставлен в известность, что ещё перевозит это судно?
Тамворт: Что ещё?
Фрейлинг: Запечатанные каюты в носовой и хвостовой части? По крайней мере один пассажир, который нигде не указан в списках.
Тамворт: А вы умны, не так ли? Ничего не упускаете. Действительно, наша миссия сегодня - это немного больше, чем просто полёт на станцию в Карачи.
Фрейлинг: Так что же именно?
Тамворт: И я обещаю вам, подполковник, что если я о чём-то умалчивал в последнее время, то причины этого станут ясными в ближайшее время. Вы нужны мне, Фрейлинг. Премьер-министру, королю и стране нужны вы, ваша стойкость, надёжность и сила. Мы вернёмся из этого путешествия и обретём славу, все мы. Мужайтесь, старина. Осталось немного. Сейчас мы все пойдём в комнату для курения за кофе и сигарами. Почему бы вам не пойти с нами и произвести впечатление на начальника службы гражданской авиации. Окажете услугу своей карьере, не так ли?
Фрейлинг: Я понимаю, сэр. Да, прошу прощения, если я мог показаться...
Тамворт: Всё хорошо. Пойдёмте. Хммм. Рэтбоун?
Рэтбоун: Министр?
Тамворт: Я всегда думал, что хороший слуга должен всегда быть на расстоянии щелчка пальцев от своего хозяина, а вы действительно очень хороший слуга, да, Рэтбоун? Ратбоун: Я стараюсь, министр. У нас проблема с молодым подполковником?
Тамворт: Ещё нет. Но хорошо бы было присмотреть за ним по ходу нашего маленького приключения. Нет, я просто хотел спросить, не могли бы вы присмотреть за пассажиром в каюте 43. Проверьте, не могли бы вы каким-либо образом сделать путешествие более комфортным для него. Ратбоун: Как хотите.
Тамворт: Хорошо, хорошо. Стюард, стюард! Как здесь почётному гостю получить ирландский кофе, м?
Доктор: Вортизавры, да. Я сделал это, сделал, сделал. Дополнительного импульса, сгенерированного самими тварями, оказалось достаточно, чтобы подтолкнуть корабль. И скачок напряжения оказался достаточным, чтобы восстановить систему смещения до рабочего состояния. О, Доктор, знаешь, тебе надо перестать разговаривать с самим собой в такие моменты. Ужасная привычка. Первый признак безумия, говорят. О, вы вернулись, да? А я не буду тут ждать, когда меня заклюют, как последнюю сардинку в банке. Так, могу я себе позволить выпрыгнуть из вортекса по этим выходным данным? Думаю, придётся. Скрещу пальцы. И... Пока-пока!
Чарли: Мемуары эдвардианской искательницы приключений, автор Шарлотта Э. Поллард. Глава 1. Облака, похожие на сахарную вату, бросились врассыпную, когда могучий дирижабль взлетел в чёрное ночное небо, такое чёрное, что... Так, как бы сказать? Такое чёрное, что видны были только самые-самые яркие звёзды. Я смотрела, как подплывает мерцающая полная Луна, заливая серебристыми лучами каюту, когда...
Уикс: Мёрчфорд? Мёрчфорд? Это главный стюард Уикс. И твоя смена началась полчаса назад.
Чарли: О, Боже!
Чарли: Вот чёрт, уже пора? Буду с вами сейчас, главный стюард Уикс, сэр. О нет. Куда я положила куртку?
Уикс: Пойдём, парень, в чём проблема?
Чарли: Воздушная болезнь, сэр. Что-то ужасное, выворачивают внутренности, эти полёты.
Уикс: Воздушная болезнь: Не знаю, почему Персер постоянно приводит мне новичков. Мёрчфорд? Персер сказал мне, что ты из Хэмпшира. А акцент у тебя не тамошний. Мёрчфорд!
Чарли: Э, да, сэр. Я жил с дядей в Хакни, сэр. Нахватался там, да. Кепка, кепка! Я ему однажды и говорю, сэр, дядя Сет, не странно ли...
Уикс: Неважно, Мёрчфорд. Ты готов?
Чарли: Была не была.
Чарли: Стюард Саймон Мёрчфорд прибыл на службу, главный стюард Уикс, сэр.
Уикс: Сойдёт. Ну, иди за мной, Мёрчфорд.
Чарли: Прямо за вами, сэр. Да. Да.
Уикс: Выше нос, парень. Не сутулься.
Уикс: О, мистер Рэтбоун? Говорю, мистер Рэтбоун?
Рэтбоун: Главный стюард Уикс.
Уикс: Пассажиру в каюте 43 принести ужин, сэр? Может быть, холодную нарезку. Это не будет проблемой, сэр, повар работает до полуночи.
Рэтбоун: Хм. Я спрошу, но не думаю, что надо, а вы? Хотя, а знаете что. Пусть мне принесут свежего горячего кофе наверх, а?
Чарли: А что с парнем из 43-ей?
Уикс: Не обращай внимания, сынок, не обращай... Ох!
Чарли: Держу, мистер Уикс, сэр.
Уикс: Лёгкая турбулентность, полагаю. Не о чем беспокоиться.
Уикс: Хватит бездельничать, Мёрчфорд. Пора работать.
Доктор: Привет? Приве-ет! Ох, только посмотри, что эти твари сделали с твоей краской. С другой стороны, хорошо, что они меня так не расцарапали. О нет, эти ботинки пропускают воду. Многослойные стены. Так, интересный выбор, забраться по лестнице в тот люк или поспешно дематериализоваться, а у меня есть алтарианский доллар, который говорит... Забраться по лестнице.
Тамворт: Так, я думал, что сказал вам пообщаться с остальными, мистер Фрейлинг, а не пялиться в ночную тьму в унылых размышлениях.
Фрейлинг: Это не так, сэр, я просто подумал, что чувствую небольшой наклон к правому борту. Вы не ощущаете?
Тамворт: Ммм, теперь да, когда вы об этом сказали.
Фрейлинг: Возможно, в третьем балластном резервуаре осталась вода. Интересно. С вашего разрешения, могу ли связаться с капитаном в рубке?
Тамворт: Обязательно? Да, да, конечно обязательно. Но поспешите и приходите выпить с нами бренди.
Фрейлинг: С радостью, министр. Капитан?
Тамворт: Это если чертов бренди вообще принесут, конечно. Первое, что я поменяю, когда мы вернёмся, это количество стюардов на корабле.
Фрейлинг: Пожалуйста, проверьте, что третий балластный резервуар пустой.
Доктор: Ах, так, где я? Почему я напоминаю себе Иону внутри кита? Это как огромная грудная клетка, наполненная мерзкими пульсирующими органами повсюду. Ммм, а может и нет. Может быть. Что это? Люк.
Доктор: О нет.
Старшина: Клапаны открыты и под давлением, капитан, сэр.
Капитан: Очень хорошо, старшина. Третий балластный резервуар готов, сбрасываем водяной балласт сейчас. Балластный резервуар опустошается, технический директор Фрейлинг.
Фрейлинг: Замечательно, капитан. Спасибо. Отбой.
Доктор: Бесполезно. Люк плотно прижат давлением. Но...
Доктор: Что это? Погоди. Это не рёбра. Это балки. Стальные балки. Всё здесь сильно пахнет газом. Дирижабль, значит. Значит, этот люк ведёт в балластный резервуар. О нет, ТАРДИС.
Доктор: Дурак, дурак, дурак! Выбросили, выкинули. Ладно, попадала она и в переделки похуже. Лучше узнаю, где я, подожду, пока дирижабль приземлится, потом доберусь до неё по суше. Или под водой, если доллар выпадет другой стороной.
Тамворт: Теперь доволен, Фрейлинг?
Фрейлинг: Я был прав, лорд Тамворт. Третий резервуар не был пуст. И ещё кое-что. Мы получили штормовое предупреждение, буквально несколько минут назад. Я сказал, что надо было отложить эту поездку.
Тамворт: Не вариант. К тому же, нам осталось лететь всего около часа до места назначения.
Фрейлинг: Места назначения? Но до середины пути в Египте ещё целый день лететь.
Тамворт: Говорю, подполковник, до места назначения нам осталось около часа.
Тамворт: Наконец-то. Сюда, парень, сюда! Надеюсь, это достойный коньяк?
Чарли: Да, мистер. Мне...?
Тамворт: Мистер? Ха! Как тебя зовут, мальчуган?
Чарли: Мёрчфорд, сэр.
Тамворт: Так, смотри, Мёрчфорд.
Тамворт: Какого чёрта?
Фрейлинг: Весь корабль. Что-то его раскачивает.
Тамворт: Неважно, Фрейлинг, смотрите, этот придурок запачкал мои лучшие брюки.
Чарли: О, простите пожалуйста, я не могу...
Чарли: В смысле, я... Упс.
Тамворт: Встаньте сюда, Мёрчфорд, на свет, чёрт вас побери. Многовато волос под кепкой, не так ли?
Тамворт: Девушка? Кто вы и как вы попали на мой корабль?
Чарли: Я не хотела никому навредить.
Тамворт: Стой ровно, когда я с тобой говорю!
Чарли: Меня зовут Шарлотта Поллард. Настоящий Мёрчфорд сейчас наверно всё ещё лежит мертвецки пьяный в Икуэлл-Грине. Я напоила его элем, забрала его бумаги и сумку и пробралась на корабль.
Тамворт: И зачем же вам понадобилось компрометировать самый важный на данный момент полёт, совершаемый англичанами, а?
Чарли: Ради удовольствия, сэр. Зачем же ещё? Смотрите, сзади!
Тамворт: Что?
Тамворт: Ау! Эта, эта, эта дура, девчонка мне ногу отдавила!
Уикс: Прощу прощения за это, сэр. Я знал, что этот Мёрчфорд какой-то странный. Не мог только понять, что не так. Э, позвольте помочь вам...
Тамворт: Уберитесь, главный стюард. И хватит здесь стоять и таращиться, догоните её! Стерва! Я тебе кишки на провода намотаю, девчонка, вот увидишь.
Доктор: Так, это выглядит многообещающе. Жилые помещения? Каюта 48. Так, судя по числам, можно предположить, на каком языке меня сейчас будут обвинять во всём подряд.
Доктор: Или я неправ. Откуда этот звук? Здесь, каюта 43. Что-то есть здесь, что я бы мог...
Доктор: Да. Стетоскоп. Конан Дойль, да? Надо вернуть, пока он не перестал заниматься врачебной практиной. Подслушиваешь, Доктор? Ещё одна плохая привычка, которую ты перенял. Так.
Рэтбоун: Перестань. Я сказал, перестань, а? Так лучше. Это всего лишь маленькая иголка. Мы не хотим, чтобы ты сегодня волновался, правда? Теперь, не шевелись.
Доктор: Как-то не нравится мне этот звук. Может быть и зря. Ах!
Чарли: Ох. Ох.
Доктор: С приветствиями покончено?
Чарли: Что?
Доктор: Я тоже могу так сделать. Хорошо, да? Джеронимо научил меня этому.
Чарли: Что?
Доктор: Вот, у тебя уже почти получается.
Чарли: Что?
Доктор: Ты убегаешь от чего-то?
Чарли: Кого-то.
Доктор: Нет, нет, нет, точно от чего-то, по глазам вижу. Тебе нужно спрятаться.
Доктор: Спрятаться, спрятаться, спрятаться. А, вот здесь за занавесками, возможно.
Чарли: Да, где угодно!
Уикс: Мёрчфорд?
Доктор: Давай тогда, быстро. Тссс.
Уикс: Мёрчфорд, кем бы ты ни была. Я знаю, что ты где-то здесь, девчонка, и я обыщу каждую каюту, если надо. О, как хочешь. Меня и моего розового носа это совершенно не касается.
Чарли: Ну конечно, главный стюард Уикс. Да он краснее, чем пижама мистера Ленина.
Доктор: Красная? Ленина? Нет, нет, нет. Она была какая-то розоватая, когда я ехал с ним на поезде из Швейцарии в Петроград. Великий ум, Ленин. Ужасно играл в блошки.
Чарли: Ты самый странный человек, кого я когда-либо встречала.
Доктор: Знаешь, императрица Александра мне то же самое сказала. Вот она любила поиграть в игры. Я Доктор, кстати.
Чарли: Я Шарлотта, Шарлотта Поллард, для друзей Чарли.
Доктор: Тогда Чарли. Знаешь что, давай осмотримся? Туда, что думаешь, ммм?
Чарли: Хмм.
Доктор: Все эти каюты мне напоминают Лузитанию. И Восточный экспресс. Или это был Гиперион? Или может быть Буровая Машина 4?
Чарли: Блошки? Он играл с Лениным в блошки? А почему бы и нет?
Чарли: О, подожди, Доктор, подожди меня.
Тамворт: К чёрту всё, Фрейлинг, я хочу чтобы девчонку нашли.
Фрейлинг: Я правда не понимаю, чем она так важна. Если честно, она показалась мне... очень даже.
Тамворт: Очень даже какой?
Фрейлинг: Ну знаете, бесшабашной, безрассудной, всё такое.
Тамворт: Лучше бы ей всё же проявить рассудок, а не то мне придётся её пристрелить.
Фрейлинг: Пристрелить? Ну да, разумеется, сэр.
Тамворт: Сегодня, подполковник, на кону нечто куда большее чем благополучие глупой девки, которая думает, что она пуп земли. И давайте вы больше не будете налегать на виски. Если что случится, от пьяного вас будет мало толку.
Фрейлинг: Да я едва притронулся, честное слово!
Мужчина: Господи!
Фрейлинг: Ну вот. Шторм начинается.
Тамворт:: Выдержит. Это судно было сделано с восхитительным мастерством. Я бы доверил свою жизнь этим ребятам из Карлингтона.
Фрейлинг: Поверьте, Вы её уже им доверили.
Фрейлинг: Смотрите, смотрите!
Тамворт:: Что? Где?
Фрейлинг: В иллюминаторе, в свете молний, т-т-там что-то есть, Тамворт!
Тамворт:: Дайте посмотреть.
Фрейлинг: Ну?
Тамворт: Ничего. Там ничего нет, дружище.
Фрейлинг: Я точно говорю, я что-то там видел, какое-то животное. С крыльями и-и когтями. Говорю Вам, оно открыло глаз и посмотрело прямо на меня.
Тамворт: А я Вам говорю, что ничего там нет, Фрейлинг. Протрезвейте уже, а то под суд у меня пойдёте.
Фрейлинг: Я не пьяный. Но я мог поклясться, мог поклясться, что видел там что-то.
Чарли: О, я обожаю молнии. А ты? Они такие страшные и мощные.
Доктор: Как я тебя понимаю, Чарли, как я тебя понимаю. Так что, мы сейчас над Францией? Через стекло ничего не видно.
Чарли: Думаю, да. В смысле, я не вижу, но должны быть там. Это важно?
Доктор: Вообще-то да. Понимаешь ли, мою ТАРДИС выкинуло с балластом. Мне надо рассчитать, где она, что чертовски сложно в темноте.
Чарли: ТАРДИС?
Доктор: Да, моя пространственно-временная машина, замаскированная под полицейскую будку.
Чарли: Эт...
Доктор: И да, можешь не говорить, я знаю, что это звучит невероятно. Так что, ты знаешь, куда мы летим?
Чарли: Карачи. Ты меня разыгрываешь что ли?
Доктор: Карачи?
Чарли: Карачи, Индия. Бриллиант в короне, вот это всё. Так вот, возвращаясь к машине времени.
Доктор: А год случаем не 1930?
Чарли: Ну да...
Доктор: Октябрь месяц?
Чарли: Да.
Доктор: А этот дирижабль, это, случаем, не R101?
Чарли: Да!
Доктор: Ох, это плохо.
Чарли: Плохо? Почему?
Доктор: Ну, если я правильно помню историю Земли...
Чарли: Что это было?
Доктор: Я не знаю. Тсс.
Чарли: Что-то волочится по обшивке судна.
Рэтбоун: Просто немножко грома и молний, ну? Совершенно нормальное дело в этих местах. Хочешь получить ещё иголку, а? Взбодрись, получишь. Вот, говорил же, нечего переживать.
Чарли: Что бы это ни было, Доктор, оно ушло.
Доктор: Возможно.
Чарли: Ну так что, давай, что это за большой секрет который ты ни в коем случае не должен мне рассказывать?
Доктор: Хмм. Ты ведь не должна быть здесь, так, Чарли?
Чарли: Доктор, ты же уже и так это знаешь.
Доктор: Нет, нет, я имею в виду, ты действительно не должна здесь быть.
Чарли: Нет, не должна. Ну давай, Доктор, в чём дело?
Доктор: Как я и сказал, если я правильно помню историю Земли, дирижабль R101 отправился в своё первое путешествие в Индию в начала октября 1930.
Чарли: Да, и что?
Доктор: И разбился, пылая, над Францией, во время шторма, на следующее утро, все на борту погибли.
Чарли: И ты хочешь сказать, что это произойдёт с нами?
Доктор: Да, Чарли, боюсь что так.
Чарли: Джеронимо, пижама Ленина, игра в блошки с Царицей, а теперь ты ещё и будущее знаешь. Да ладно, Доктор, ты меня точно разыгрываешь. Кто ты на самом деле?
Доктор: Чарли, я говорю правду.
Доктор: По крайней мере, я думаю, что говорю правду. И я уверен что помню всё правильно. Чарли, куда ты? Не уходи, Чарли.
Рэтбоун: Тихо ты. А то получишь...
Рэтбоун: А вообще ты прав. В окне что-то есть, да? Давай-ка глянем, что там снаружи.

Часть 2


Чарли: Что это было?
Доктор: Над нами, у кормы. Каютная палуба. Бежим!
Чарли: Доктор, ты всё ещё не сказал мне, кто ты на самом деле.
Доктор: Чарли, я сказал. Бежим!
Чарли: О, бесполезно. Подожди меня!
Рэтбоун: Моя рука. Убирайся с моей руки, ты, мерзкое животное! Убирайся! Я предупреждаю…
Уикс: Мистер Рэтбоун, сэр? Это старший стюард Уикс. Я принёс кофе, который вы заказывали. Что-то случилось, мистер Рэтбоун?
Рэтбоун: Я разорву тебя на куски!
Уикс: Мистер Рэтбоун? Если вы просто отопрёте дверь, мистер Рэтбоун… Не открывается. Мистер Рэтбоун? Мистер Рэтбоун. Я иду за помощью, мистер Рэтбоун. Я, я не вполне…
Доктор: Помощь здесь. Старший стюард Уикс, не так ли? Так что происходит внутри? О да, таинственная каюта 43.
Доктор: Эй? Эй, что там происходит?
Уикс: Кто, к дьяволу, вы такой, сэр? А что касается вас, Мёрчфорд, или как бы вас не звали…
Чарли: Чарли. Вы слышали. Это Доктор.
Уикс: Доктор? Какой Доктор? У нас нет врачей на борту.
Доктор: Теперь есть. Ну, не стойте там просто так, стюард, помогите мне выломать дверь.
Доктор: Ещё немного.
Чарли: Что это?
Рэтбоун: Уберите эту чёртову штуковину с моей руки.
Доктор: Птерозауриа Вортексфера. Мы называем это Вортизавром. Прекратите борьбу, мистер Рэтбоун, разве не об этом говорил старший стюард? Вы делаете только хуже.
Уикс: Вортси что?
Доктор: Нужно… разжать его… челюсти. К счастью, он просто просунул голову в иллюминатор. Очень упорный вортизавр. Однажды почуяв запах крови… Это не хорошо, мне нужно что-то, чтобы… Стюард, тот кофейник, снаружи. Быстрее, быстрее!
Уикс: Ух, достал. Что, э…?
Доктор: О, просто дайте это сюда.
Доктор: Прости, старина, боюсь, тебе это не понравится.
Рэтбоун: Всё в порядке. Просто делай то, что нужно, а?
Доктор: Я говорил не с тобой.
Рэтбоун: Жжётся! Но не так сильно, как обожглось то существо, а?
Доктор: Это не из-за температуры, ему не понравился вкус, но я боюсь, что это ненадолго.
Уикс: Видел что-то похожее, когда водил детей в Музей естествознания. Какой-то летающий динозавр.
Доктор: Близко. Они – падальщики. Они живут в пространственно-временной воронке, подбирая любые остатки, какие могут найти. Боюсь, этот последовал за моей ТАРДИС, просочился через брешь в пространстве-времени, когда она аварийно покинула вортекс, и вырвался наружу несколько мгновений назад.
Рэтбоун: Вы много знаете об этих существах.
Доктор: Мы катались на них верхом в Академии на Галлифрее. Кто это?
Чарли: Не знаю, Доктор. Я только нашла его здесь. Не думаю, что он может дышать сквозь это приспособление.
Рэтбоун: Просто оставь пассажира в покое, куколка. Это не твоя забота.
Доктор: Очень особый пассажир удерживается в запечатанной каюте, одетый в костюм для глубоководного дайвинга и получающий кислород через все эти трубки. И я думаю, что здесь мисс Поллард права. У вас проблемы с дыханием, не так ли?
Рэтбоун: Вы доктор? Хорошо, проявите немного уважения к собственному здоровью, а? Встаньте и оставьте пассажира.
Доктор: Рэтбоун, револьвер – не самая эффективная вещь для человека в наполовину съеденным и обожжённым плечом.
Рэтбоун: Я справлюсь. Ты сказал, что это существо вернётся. Ты так много о нём знаешь, ты можешь его убить, так ведь?
Чарли: Всё в порядке. Эта отвратительная птица теперь улетела. Думаю, ему становится лучше.
Рэтбоун: Видишь? Девчонка может остаться здесь. Поможет мне устроить пассажира поудобнее. Вы двое, идите и разберитесь с rove-teer (слово на африкаанс). С динозавром.
Уикс: Мы? Как? Я стюард, а не охотник на крупную дичь. А что касается этого Доктора, ну…
Доктор: Не беспокойтесь, мистер Уикс, мы что-нибудь придумаем. Но я могу видеть по всем лекарствам вокруг, этому пассажиру, чтобы держаться, нужно что-то большее, чем доза T. L. C. Хмм, там на столе, мистер Уикс, это укол морфина?
Уикс: Что, в этом шприце? То, что сказано на ярлыке.
Доктор: Хорошо, возьмите это с собой. Конечно, если мистер Рэтбоун не возражает.
Рэтбоун: Делай, что должен, Доктор.
Доктор: Тогда я согласен. И когда мы вернёмся, может быть, мы обсудим состояние этого бедного несчастного.
Рэтбоун: Когда ты вернёшься, может быть, мы обсудим, кто такие ты и эта девчонка, что вы делаете на борту этого воздушного судна и сбросим мы вас за борт или нет, а?
Доктор: Отлично. Не беспокойся, Чарли, я вернусь так скоро, как смогу.
Чарли: Я знаю. Иди.
Доктор: Готовы, мистер Уикс?
Уикс: Да, я думаю. О, Господи.
Чарли: Вам следует показать руку врачу, знаете ли. Она вся в волдырях.
Рэтбоун: Просто позаботься об этом пассажире, куколка. Побеспокоишься обо мне позже, а?
Доктор: Скорее, скорее, у нас нет времени, чтобы его тратить.
Уикс: Куда мы идём?
Доктор: На прогулку. К тем большим старым окнам.
Уикс: Зачем? Что мы ищем?
Доктор: Мы ничего не ищем. Мы хотим, чтобы нас увидел вортизавр.
Уикс: В самом деле?
Доктор: Да. Здесь. Шезлонг, шезлонг, шезлонг. Нет, нет, нет, слишком лёгкий. А! Не поможете мне с тем столом? Вот здесь. Готовы, мистер Уикс?
Уикс: Готов к чему, Доктор?
Доктор: Готовы поднимать. Теперь, я считаю до трёх. После этого мы бросаем стол сквозь то окно, если вы не возражаете.
Уикс: Вы не можете. Это, это просто вандализм.
Доктор: Это ничто в сравнении с тем, что когти вортизавра могут сделать с корпусом дирижабля, не говоря уже об оболочке, удерживающей нас в воздухе. Не очень-то приятная мысль, не так ли?
Уикс: Нет, но…
Доктор: Так вы со мной? Отлично. На счёт три. Раз, два, три!
Капитан: Идём стабильно.
Фрейлинг: Вы почувствовали это, Тамворт? Дирижабль отклонился влево. Это безнадёжно, сэр. Его не испытывали в подобных условиях. Я, я не могу гарантировать, что R101 может выдержать подобную тряску.
Тамворт: Не волнуйтесь так, Фрейлинг. Держите себя в руках.
Фрейлинг: Нет. Нет. Лорд Тамворт, послушайте меня. Как технический директор имперской авиационной программы, я приказываю вам прервать этот полёт. Есть подходящая стоянка на аэродроме на севере Парижа, так что сажайте дирижабль.
Тамворт: Ещё одно слово от вас, командир-лейтенант, и я должен буду арестовать вас за нарушение субординации.
Фрейлинг: Арестовать? На каких основаниях?
Тамворт: На любых, какие я позабочусь выдумать. Эта миссия будет успешной, несмотря на любые конфликты экипажа.
Фрейлинг: О, миссия. Какая миссия? Это плановый полёт в Карачи, а не вопрос жизни и смерти.
Тавморт: Капитан, вы не понимаете? Это именно он. Дзынь-дзынь.
Уикс: Осторожнее, Доктор. Вас вытянет наружу.
Доктор: Ого! Да, я понимаю, о чём вы. Давай же, давай, где ты?
Уикс: Там. Смотрите, Доктор. На два часа.
Доктор: Ага. Давай, глупое животное, мы здесь, внизу. Да, правильно, давай, давай. Приди и встреть Доктора. Нет, я его не интересую. Может быть, он выучил свой урок. О, хорошо.
Уикс: Доктор! Что, позвольте спросить, вы делаете?
Доктор: Я ищу славный острый осколок стекла. А.
Уикс: Вы окончательно свихнулись? Вы же истечёте кровью, если порежете себя этим.
Доктор: Чепуха. Я только хочу сделать небольшую царапину у себя на плече, будет достаточно. Что случилось, Уикс? Вас тошнит?
Уикс: Ох, должен признаться, то я не в восторге от вида крови. Миссис Уикс всегда ловит меня на этом.
Доктор: Ну, ловля – это именно то, ради чего я здесь. Сюда, сюда, мальчик! Да, так правильно, мм, мм! Вкусно. Аппетитно. Кровь повелителя времени. Приди и возьми. Он приближается. Отойдите, отойдите!
Уикс: Доктор, он вам руку откусит.
Доктор: Нет, не думаю. Откусишь, хмм? Нет, ты потерян и одинок, по воле случая в четырёх маленьких измерениях, но ты можешь чуять во мне вортекс? Чуять пространство и время в моей крови. Мммм, иди сюда, потихоньку. АЙ! Полегче! Всё хорошо, всё хорошо, не спеши, там гораздо больше.
Уикс: Ну, чтоб меня. За всю свою жизнь ничего такого не видел. Он теперь смирный как ягнёнок.
Доктор: Видите? Вдали от стаи они довольно хорошо себя ведут. Все эти крики и визги их взвинчивают. Выпил около пинты теперь. И это почти вся рука. Мистер Уикс, не могли бы вы ввести мне тот морфин?
Уикс: Что? О да, конечно.
Доктор: Теперь, там есть мягкий участок прямо под гребнем на загривке, где начинаются полосы, вы видите? Очень мягко, просто введите туда иглу. Хорошо. Он уже заснул.
Уикс: И что теперь? Мы свернём ему шею и сбросим этого малого за борт?
Доктор: Конечно, нет! То, что он здесь, моя вина, так что я должен вернуть его обратно. Нельзя позволить хищной птице из мульти-измерения летать над Землёй двадцатого века, живой или мёртвой. Понимаете ли, есть так называемая Паутина Времени, а. О нет. Нет, вы не знаете, не так ли? Ну, мы крепко запрём его где-нибудь, разберёмся с ним позже, но сначала скажите мне, кто на этом дирижабле командующий?
Уикс: Ну, капитан корабля, конечно. Ну, обычно. Но на самом деле за этот полёт отвечает лорд Тамворт.
Доктор: Тамворт. Тамворт! Я помню. Министр авиации. Амбициозный, гонимый, не терпит дураков.
Уикс: Эм, да. Вы знаете его?
Доктор: Только по его репутации. Мы все узнаем, однажды учебники по истории будут написаны. Пойдёмте.
Уикс: А что с мистером Рэтбоуном? И вашим маленьким другом Мёрчфордом, или как она там себя называет? О, и я должен найти немного брезента, чтобы запечатать то окно.
Уикс: Те битые стёкла тоже надо подмести, а?
Доктор: Не всё сразу, главный стюарт, не всё сразу. Чарли находчива, она может справиться. Я надеюсь. Отдых подождёт. Прямо сейчас надо сделать более важные вещи.
Доктор: Довольно тяжёлый старый монстр, не так ли? Давай.
Чарли: Вот. Так-то лучше, не правда ли? Просто отдохни. Он теперь лучше дышит, Рэтбоун. Не думаю, что ему ещё понадобится этот шлем. Возможно, мы должны…
Рэтбоун: И что бы ты хотела об этом знать, куколка?
Чарли: Э, ну…
Рэтбоун: Именно. Ты и этот твой друг, вы безбилетники, а?
Чарли: Доктор – не мой друг, мистер Рэтбоун. Он, ну, я не вполне уверена, что знаю, кто он такой, но он, похоже, думает, что у него полно связей. Что касается меня, я исследователь. Эдвардианская искательница приключений. Я имею в иду, это первый раз, когда я делаю что-то подобное, но ведь надо же с чего-то начинать, не так ли?
Рэтбоун: Я помню, когда я убежал из Кейптауна, чтобы отправиться посмотреть мир.
Чарли: О, он огромен, не правда ли? Иногда я люблю просыпаться ночью и думать о тысяче мест, куда я могла бы отправиться, и о людях, которых могла бы встретить. Я могла бы прожить сотню жизней и так и не встретить их всех.
Рэтбоун: У меня на родине была поговорка. Чем быстрее бежит антилопа, тем свирепее лев, вырывающий ей печень. Но ты пробежала пять минут, девочка, и тебя уже поймали.
Чарли: Поймали? Что ты имеешь в виду?
Рэтбоун: Ты понятия не имеешь, во что ты и твой друг, этот Доктор, ввязались. Никто не знает, что ты здесь, и никто не должен узнать. Туриста, потерянного в южноафриканской степи, просто списать на львов и гиен, если у них нет гида и они не могут заплатить за защиту. Понимаешь, о чём я, куколка?
Чарли: Уберите от меня свои руки, сэр! Я могу о себе позаботиться, спасибо большое.
Рэтбоун: Посмотрим, куколка. Тебе лучше быть уверенной, что ты можешь бегать быстрее львов, а? Тебе лучше быть уверенной.
Уикс: Осторожнее, Доктор. Тамворт – не тот человек, с которым можно дурачиться.
Доктор: Я не предлагаю с ним дурачиться. Лорд Тамворт?
Тамворт: Здесь, сэр. А вы?
Доктор: Доктор. Многих наук и немного больше, прежде чем вы спросите.
Тамворт: Многих наук и немного больше? Стюард. Что вы имели в виду, приводя какого-то длинноволосого безбилетника в ВИП-зал?
Доктор: Я ношу галстук.
Уикс: Мне жаль, сэр. Понимаете ли, там был монстр, и он напал на мистера Рэтбоуна, и затем он нам подвернулся, и мы поймали его и заперли на камбузе.
Фрейлинг: Монстр?
Тамворт: Не встревайте, Фрейлинг. Стюард, этот человек вооружён?
Уикс: Нет, сэр.
Тамворт: Он опасен?
Уикс: Я так не думаю, сэр.
Тамворт: И он – душевнобольной?
Уикс: Не могу сказать, сэр.
Тамворт: Ну, два из трёх – это неплохо. Свободны, главный стюард.
Уикс: Да, сэр.
Тамворт: Теперь, Доктор. Какое отношение вы имеете той девушке, которая была здесь раньше?
Доктор: Мисс Поллард. Только что познакомился. Не сейчас. Фрейлинг. Лейтенант-командир Фрейлинг. Вы разработали этот дирижабль, не так ли?
Фрейлинг: Да. Но что, позвольте спросить….?
Доктор: Скажите мне, как по-вашему, какое воздействие увеличение высоты оказывает на резиновый раствор, которым баллоны, удерживающие это судно в воздухе, защищены от непогоды?
Фрейлинг: Я, ну, я не вполне уверен.
Доктор: А вы не думаете, что должны?
Фрейлинг: О, послушайте.
Тамворт: Успокойтесь, мистер Фрейлинг. Гнев вам действительно не идёт. Теперь, Доктор, должен ли я это понимать, как то, что вы – шпион?
Доктор: Что бы вы сказали, если бы я им был?
Тамворт: Я бы сказал… ну, почему, позвольте спросить, вы не сказали об этом сразу, дорогой мой? Присядьте, сэр, присядьте. Так, я полагаю, вы от компании Цеппелин?
Доктор: Эм, да.
Тамворт: Должен сказать, ваш английский впечатляет. Достаточно хорош, чтобы не провалиться, а? Но не совсем, а? Так этот мошенник герр Эшер желает больше знать о системе нашего замечательного дирижабля, хмм? Чудесно. Должен сказать, моя гордость была бы ужасно оскорблена, если бы он не попытался подбросить агента на борт. Так, ваше настоящее имя, герр?
Доктор: Всё ещё Доктор, лорд Тамворт. Доктор Иоганн Шмидт из Штутгарта.
Тамворт: О! Какое чудесное старое немецкое имя. Я так понимаю, вы учёный?
Доктор: Ну, я едва ли могу доставить в Берлин полное досье на разработки этого судна без капели, правильно? Капели технологии.
Тамворт: Эм…
Доктор: Правильно, нет?
Фрейлинг: Эм, немного. Я думаю, вы имеете в виду…
Доктор: Капельки технологии, конечно. Акцент достаточно просто освоить, но ваши выражения – трудная работа, старина.
Тамворт: Вы знаете, я очень рад, что вы оказались шпионом. Было бы ужасным бесчестьем, если бы вы были штатским.
Доктор: Это почему?
Тамворт: Ну, вы знаете правила, дорогой мой. Нельзя позволить не прошедшим цензуру новостям просочиться домой. просочиться домой. На этом судне нет места разболтанным типам, нет, нет, нет, нет, нет. Если бы вы были британцем – излишне любопытным журналистом или безбилетником, скажем – я должен был бы сделать что-то ужасающее, например, выбросить вас за борт. И это действительно было бы очень плохо, тогда как теперь…
Доктор: Вы можете передать меня и фройляйн Поллард властям на земле.
Тамворт: И они смогут справиться с грязным дельцем вашей казни. Вполне.
Доктор: Вполне. Но уделите мне минуту, министр. Пассажир в каюте 43.
Тамворт: Что с пассажиром в каюте 43?
Доктор: Вы понимаете, что он серьёзно болен? Я имею в виду, я, конечно могу шибаться, но у меня есть некоторый опыт в этом деле.
Тамворт: Правда?
Доктор: С работой как у меня многое приходится повидать, но, видите ли, мистер Рэтбоун, кажется, вовсе не одобряет моё расследование по этому поводу. Если я прав, я могу сказать, что могу заслужить расположение, только предложив мою помощь. Если я ошибаюсь, вы всё равно меня застрелите, так что какой вред это может принести?
Тамворт: Я вижу, репутация логики немцев хорошо обоснована. Очень хорошо, доктор Шмидт, я согласен. Но сначала, Фрейлинг…
Фрейлинг: Сэр?
Тамворт: Вы немедленно доложите в командный пункт, что в точно 00.30 вы проследите за тем, что этот дирижабль будет поднят на высоту пяти тысяч футов.
Фрейлинг: Пять ты? Это в два раз больше, чем давление, на которое рассчитан R101.
Доктор: Три раза, верно?
Тамворт: Ну, да. А. Теперь вы знаете одну из причин модификаций, сделанных прошлым летом, Фрейлинг. Я знал, вам понравится.
Фрейлинг: Сэр…
Тамворт: Нет, нет, нет, нет, нет. Не спорьте. Помните, у меня теперь есть ужасно хорошо проинформированный представитель известной компании Цеппелин, чтобы обращаться за техническим советом. И у него очень хорошие причины делать так, как я захочу. Не правда ли, доктор Шмидт?
Доктор: Эм…
Тамворт: Поспешите, Фрейлинг. Не опоздайте.
Фрейлинг: Да, сэр.
Тамворт: Королевские военно-воздушные силы. Между нами, Доктор, там полно исполненных благих намерений олухов. Недальновидно. В отличие от вашего герра Эшера, например.
Доктор: Не сказал бы. Пассажир?
Тамворт: Чёрт, пассажир. Не будем больше медлить. Ведите.
Капитан: О-о, половина первого. Рулевой, по моей команде поднимайте руль высоты.
Рулейвой: Так точно, капитан. Показания высоты растут. 1500 футов. 1550. 1600. 1650. 1700.
Тамворт: Мои агенты, Доктор, сообщают мне, что компания Цеппелин планирует строить дирижабли такие же большие как британские суда серии R. Я так понимаю, в планах уже есть судно под названием "Гинденбург", не так ли?
Доктор: Не сейчас, Лорд Тамворт, смотрите, мы пришли.
Чарли: Доктор, ты вернулся.
Доктор: Да. Наша миссия провалена, фройляйн Поллард. Я сообщил Министру Авиации, что мы под его арестом.
Чарли: Под чем?
Доктор: Мы немецкие шпионы, Чарли. Доверься мне. Я понятия не имею, что делаю.
Чарли: Почему я даже не удивлена?
Доктор: Дерзко. Как Ваша травма, Рэтбоун?
Рэтбоун: Просто царапина. Заживёт.
Доктор: Покажите. Не нужно изображать смельчака. Видите, как тут сжаты сухожилия, какая прозрачная кожа? Вам сколько лет, тридцать?
Рэтбоун: Много вам дела до этого.
Доктор: Много. Вашей руке шестьдесят. В этом вся беда с пятимерными хищниками, от них остаются пятимерные раны.
Тамворт: Кхем. Доктор Шмидт, пассажир, будьте добры.
Доктор: Ах да, точно. Как он, Ча... Эм, фройляйн Поллард?
Чарли: Спокойнее до недавнего момента, доктор Шмидт. Но потом он начал как-то тяжело дышать. Странно, ничего на это не указывает, но у меня чувство, словно с ним что-то не в порядке.
Доктор: Чувство, Чарли? Приложи руку к его груди, вот здесь. Что чувствуешь?
Чарли: Не знаю. Тревогу и незавершённость. Как будто когда встречаешь кого-то кто наверняка разобьёт тебе сердце.
Тамворт: Это существенно?
Доктор: Может быть, но нет, не в этот раз. Хмм. А что чувствуете Вы, Тамворт?
Тамворт: Ничего особенного. Голова немного кружится, но это просто…
Доктор: Просто высота, да. Слегка меньше кислорода, чем вы привыкли. С точностью до наоборот твоя проблема, м? У этого человека переизбыток кислорода. С вашего разрешения, Лорд Тамворт, я хотел бы отключить газ и снять с него шлем.
Рэтбоун: О чём ты вообще? Мы знаем, что пассажиру нужен кислород для жизни. Это первое, что мы поняли.
Доктор: На земле, да. Я полагаю, ему нужно специфическое сочетание газов в крови. Здесь, наверху, атмосфера другая, и она меняется с каждым дюймом высоты.
Рэтбоун: Что это вообще за наука такая, а?
Доктор: Биология существ, сильно отличающихся от вас. Выбор за Вами, лорд Тамворт, но я не могу гарантировать здоровье этого существа на высоте пяти тысяч футов если вы не дадите мне сделать этого. А мне кажется, его благополучие для Вас очень, очень важно.
Тамворт: Так и есть. Отойдите, Рэтбоун.
Рэтбоун: Надеюсь, Вы правы, Доктор, иначе я прострелю голову этой девочке Чарли, хмм?
Доктор: Это совершенно ни к чему, Рэтбоун.
Чарли: Ты в этом уверен, Доктор?
Доктор: На 99%. На 98 по меньшей мере. Так, последний затвор. Давай-ка посмотрим на твоё лицо.
Доктор: Привет. Не пугайся. Я Доктор.
Чарли: Ох. Ох, Доктор.
Рэтбоун: Мы в курсе. Это лицо. Отвратительно, правда?
Чарли: Нет. Она... она красивая. Это кожа? Такая гладкая и серая и…
Доктор: Давай, Чарли, потрогай её, осторожнее. Ты же не против, да? Давай.
Чарли: Ох. Ох, ты такая холодная. А твои глаза, это словно…
Доктор: Чарли? Чарли, почему ты плачешь?
Чарли: Нет, нет, всё в порядке. Просто- просто когда я увидела своё отражение в её глазах. Она напомнила мне, как я смотрела на дельфинов в зоопарке Риджентс-парка. Я помню как, хотя они и всего лишь рыбины, ты чувствуешь, как они улыбаются.
Рэтбоун: Дельфины не рыбы, а млекопитающие. Это все знают.
Доктор: Цыц. Всё хорошо, всё хорошо. А ты совершенно не похожа на человека, да? И совершенно не рядом с домом. Тамворт, Рэтбоун, я надеюсь, вы понимаете, что делаете.
Доктор: Кажется, она хочет сказать что-то.
Инопланетянин: Чарли. Ты Чарли?
Чарли: Нет, нет. Я Чарли. Можешь говорить.
Инопланетянин: Чарли. Ты добрая.
Чарли: Я, я не знаю, что…
Чарли: Ох, всё в порядке, просто колокол.
Рэтбоун: Это сигнал, Тамворт.
Тамворт: Экипаж соберётся в главной гостиной через пару минут.
Доктор: Прошу прощения, что за сигнал?
Тамворт: 5000 футов. Мы прибыли на наше место встречи. И даже чуть раньше запланированного. Я должен обратиться к команде, Доктор. Вы с девочкой позаботитесь о пассажире. Интересно, что вы так с ним сблизились. Очень интересно.
Рэтбоун: Пока Вы здесь, Тамворт, насчёт этих двоих. Доктор и девчонка. Им нельзя участвовать в этом дальше.
Тамворт: Почему бы и нет? Доктор Шмидт пока что оправдывает свою полезность. А если юная мисс Поллард действительно может найти общий язык с пассажиром, то она может оказаться полезной в наших... переговорах, не думаете?
Рэтбоун: Переговаривайтесь сколько хотите, только не затягивайте всю эту болтовню с ними, ладно? Вы знаете мои инструкции и мои приоритеты.
Тамворт: Ваши приоритеты? У нас одна цель, Рэтбоун. Это единственный наш приоритет. Но на мне лежит ответственность за всю миссию как таковую, не на Вас, и я определяю методы, которыми эта миссия будет выполнена. И не торопите события. Если я решу дать вам свободу действий – вы её получите. До тех пор же не забывайте, с кем говорите. Поторопитесь, вы двое, пассажир должен быть готов.
Рэтбоун: Rooi nek (неуважительное название британцев на африкаанс)
Рэтбоун: Здесь есть инвалидное кресло, посадите пассажира в него.
Рэтбоун: Вам повезло, Доктор, убедить Тамворта, что вы больше, чем просто безбилетник. Не так ли?
Доктор: Из меня такой же безбилетник как из вас сиделка.
Рэтбоун: Вы умны, Доктор. Не люблю умных.
Доктор: Ну тут уж ничего не поделаешь. Готова, Чарли? Ты направляешь, я толкаю.
Чарли: Готова, Доктор.
Доктор: Тогда отчаливаем.
Тамворт: Внимание. Все уже наверное поняли, что этот полёт – нечто большее чем простой рейс до Индии и обратно, но пока ничего сверх этого. Нашим девизом было "не спрашивай, не говори". Вы все хорошие люди, надёжные люди, и вы были выбраны для несения службы на Его Величества судне R101 по особенной причине. В течение следующих нескольких часов вы увидите вещи, чудесные сверхъестественные вещи, которые потрясут ваше воображение и до предела напрягут все ваши чувства. А. Вот и первая из них. Доктор, Рэтбоун, завозите нашего гостя.
Чарли: Ох, всё в порядке, они просто смотрят. Не бойся.
Тамворт: Тишина! Как вы видите, мы путешествовали в компании особого гостя. Можно сказать, посла от очень далёкого народа. Сегодня все мы будем послами. От лица Королевских Военно-Воздушных Сил, Его Величества Короля, Британской Империи и воистину от лица всего человечества.
Чарли: Доктор, ты слышишь этот звук? Это снаружи корабля. Оно приближается.
Тамворт: Точно вовремя.
Чарли: Над нами что-то есть. Оно огромное. Свет. Снаружи словно наступил день.
Инопланетянин: Мы прибыли.
Чарли: Что это?
Доктор: Думаю, ты можешь назвать это летающей тарелкой.

Часть 3


Чарли: Что это?
Доктор: Я полагаю, ты бы назвала это летающей тарелкой.
Фрейлинг: Это просто удивительно. Чудесно. Пожалуй, около двух миль в ширину! И как судно вроде этого может перемещаться по воздуху…
Тамворт: Над воздухом, лейтенант. Через самую таинственную из космических сфер.
Фрейлинг: Космическое пространство?
Доктор: Доказательства перед вами, мистер Фрейлинг. Лучше всего просто принять это, вам не кажется?
Чарли: Но откуда оно взялось, Доктор? Луна?
Доктор: Немного дальше, я считаю, но почему бы вам не спросить вашего нового друга?
Тамворт: Да, мисс Поллард. Мне хотелось бы этого. Пойдем, пойдем.
Чарли: Э-э, это правда? Вы действительно из космоса? С Марса или Венеры?
Инженер: Чарли, это правда. Я главный Инженер Триксел. Мы путешествовали в таких местах, что вы даже не найдете слов для описания, как они далеко.
Доктор: Вам, кажется, лучше, Главный Инженер. Почему?
Инженер: Контакт. Я опять чувствую других Трискелов внутри меня.
Тамворт: И что, вы полагаете, это означает, Доктор Шмидт?
Доктор: Вы знаете, не так ли? Это как Чарли сказала ранее. Она могла чувствовать мысли Инженера. Эти Трискелы телепаты.
Инженер: Я не чувствую тебя, Доктор. Другие для меня слишком ограничены. Правда, есть некоторые. Чарли. Мадам Зельда.
Чарли: Кто?
Рэтбоун: Тамворт, я протестую. Это секретная информация и ей не нужно делиться с вражескими агентами.
Тамворт: (смеется) Рэтбоун, эти люди не против, чтобы их использовали.
Доктор: Это правда, не так ли? Кроме того, Рэтбоун, я с трудом представляю, что вы можете гордиться парой пойманных шпионов. Чья бы корова мычала, не так ли?
Тамворт: (смеется) Я думаю, Рэтбоун, Доктору тут можно выпустить кота из мешка.
Рэтбоун: Я работаю на британскую разведку, да. Это был мой долг, обеспечить безопасность этого существа в пути.
Доктор: Ну, Рэтбоун, мы сейчас тут, так что ваши обязанности откладываются на потом. Похлопайте себя по спине за хорошо проделанную работу. Ну, почти хорошо сделанную. Сядьте поудобнее, выпейте чашку хорошего чая. Я уверен, что главный стюард…
Чарли: Шшш! Доктор, посмотри. Как будто она что-то слышала…
Инженер: Лорд Тамворт. Это судно может отправляться дальше.
Тамворт: Столица. Э-э, как, точно?
Инженер: Вперед. Оболочка Трискелов будет иллюзорной, когда вы будете проходить.
Тамворт: Очаровательно. Главный стюард Уикс?
Уикс: Сэр.
Тамворт: Послушайте, старина. Необычные обстоятельства и все такое. Я решил обойти обычные приличия. Вы воевали в мировой войне, не так ли, Уикс?
Уикс: Капрал восьмой королевской роты в Линкольншире, сэр.
Тамворт: Считайте себя восстановленным, капрал Уикс. Теперь будьте хорошим парнем и передайте это сообщение кабине управления. Скажите капитану, что мы…
Чарли: Доктор, это значит, что есть другие миры помимо Солнечной Системы?
Доктор: Миллионы планет вращаются вокруг миллионов солнц, Чарли, где звездный свет делает такие цвета, которые человеческий глаз никогда не видел.
Тамворт: (продолжая) Независимо от видимых признаков, вы поняли?
Чарли: Ты был там, не так ли? Ты действительно был там.
Уикс: Независимо от видимых признаков. Получил, сэр...
Чарли: Так ты действительно встречал Джеронимо и Ленина. Просто думаю. Еще вчера самым далеким местом, которое я могла представить, была терраса Сингапур Хилтон.
Доктор: Сингапур Хилтон. Я встретил там венерианца. Или встречу в будущем? Почему Сингапур Хилтон?
Чарли: О, долгая история. Ну, не совсем. Там был один парень, которого я недавно встретила. Коммерсант, работает по всему миру, в основном на Дальнем Востоке. Он говорил, что жизнь прошла зря, если ты не пил джин на террасе Сингапур Хилтон, смотря, как садится солнце. Я взяла с него обещание встретиться со мной там в канун Нового года. Он только смеялся, так что я подумала, а чёрт с тобой. Будь что будет, договорились.
Доктор: Так вот почему ты пробралась на борт R101. От Карачи до Сингапура рукой подать.
Чарли: На корабле через Бенгальский залив и я на месте. Длинный путь на свидание, я полагаю. А сейчас кажется, что еще длиннее.
Чарли: Мы движемся снова.
Доктор: Мы набираем высоту, тут светлее.
Фрейлинг: Доктор, это реально? Это все происходит взаправду?
Доктор: Да. Дышите глубоко, лейтенант. Ты тоже, Чарли. Вы чувствуете, ваше сердце стучит, желудок сводит, кровь приливает к голове? Знаете ли вы, что это такое? Это приключение. Трепет, и страх, и радость наступления неизвестности. Вот почему мы все здесь, и вот почему мы живы!
Чарли: Ты слышишь это? Двигатели остановились.
Доктор: Стало темнее. Должно быть, мы в самой «тарелке».
Тамворт: Гм. Господа и другие. Кажется, мы прибыли.
Инженер: Прибыли домой.
Доктор: Мои поздравления тоже, Лорд Тамворт. Так скажите мне, какой у нас теперь план?
Тамворт: Я боюсь, Доктор Шмидт, что сейчас мы должны выкатывать артиллерийские орудия, так сказать. Спасибо, спасибо. Почетный караул теперь собрать у трапа, чтобы он сопровождал нашу маленькую делегацию от корабля. Я пойду впереди, сопровождаемый директором гражданской авиации вот здесь, чиновники Королевского дирижабля работают, эр…
Инженер: Нет, Лорд Тамворт. Этого не будет. Наружу выйдут только три человека.
Тамворт: Три? Господин главный Инженер, вы должны понимать, что тут не так, как мы обычно поступаем. У нас собралась полная делегация весьма именитых гостей, чтобы приветствовать наших новых друзей по всей надлежащей форме.
Инженер: Я понимаю. Три только сейчас. Нас будет трое. Вас должно быть трое.
Тамворт: Ну, это чертовски обидно. Это очень важные лица.
Доктор: Э-э, лорд Тамворт хотел сказать, Главный Инженер, что, несмотря на все свои сомнения, он присоединяется к вашей точке зрения. В чужой монастырь со своим уставом, лорд Тамворт, хм? К тому же, зачем звать сюда других. В конце концов, именно благодаря вам мы здесь.
Тамворт: Ух. А у вас дар убеждения, Доктор Шмидт. Если бы мне не надо было вас убить, взял бы вас на работу. Протокол требует изменить наши планы. Теперь делегация будет состоять только из меня, директора гражданской авиации, и Мистера Рэтбоуна, представляющего Британские интересы за рубежом.
Инженер: Нет, трое уже были выбраны. Лорд Тамворт, подполковник Фрейлинг, Доктор. Других не нужно.
Тамворт: Я говорю. Это предел.
Инженер: Тамворт, Фрейлинг и Доктор. Никого больше – или встреча не состоится. Я не разозлил вас, лорд Тамворт?
Тамворт: Нет, что вы. Вовсе нет. Фрейлинг? Сюда, сюда.
Доктор: Чарли, ты будешь в порядке, когда я оставляю корабль?
Чарли: Я хотела бы быть с тобой, но ... да, я буду в порядке.
Доктор: Хорошо. Следи за Рэтбоуном. События разворачиваются не так, как бы ему хотелось. Я бы не хотел, чтобы он стал делать, как ему вздумается.
Тамворт: Доктор, я слышал. И между нами, я так же как и вы не хочу выпускать Рэтбоуна из виду.
Доктор: Хм. Ну, все мы готовы посмотреть, что там снаружи?
Тамворт: Я - да. Фрейлинг?
Фрейлинг: Я полагаю, что да.
Тамворт: Ну, тогда, Доктор, не будете ли вы так любезны направить Главного Инженера к посадочной площадке?
Инженер: Это необязательно.
Инженер: Пойдемте!
Чарли: Доктор, он ходит, не касаясь земли.
Доктор: Интересно, правда? Береги себя, Чарли.
Чарли: Хорошо.
Тамворт: Господин Рэтбоун.
Рэтбоун: Да, министр? Удачи.
Тамворт: Не подавитесь этими добрыми пожеланиями. Судно в ваших руках.
Рэтбоун: Я знаю, Лорд Тамворт. Я знаю.
Тамворт: Гм. Вперед!
Чарли: Ну, мистер Рэтбоун. Похоже, остались только мы с вами да около пятидесяти летчиков, сидящих сложа руки. Что делать будем?
Рэтбоун: Мы ждем, куколка. Ждем.
Доктор: Удивительно. Они построили причальную башню для R101. Так же, как как и в Кардингтоне, не так ли?
Тамворт: Абсолютно точно во всех деталях. О, мой ...
Доктор: А он большой, правда? Пространство настолько обширно, что тут собственные воздушные потоки. Придержите кепку, Фрейлинг.
Фрейлинг: Что? Ой! Она улетела. Я даже не могу увидеть, где это пространство начинается и заканчивается, настолько оно огромно. Великолепно. Просто великолепно.
Тамворт: Только представьте себе. Человек с такой машиной может быть хозяином мира, а не только воздуха.
Доктор: Да, Лорд Тамворт, я думаю, он мог бы.
Инженер: Доктор, Тамворт, Фрейлинг. Пойдемте, пожалуйста.
Доктор: Так скажите мне, министр. Главный Инженер, что свело вместе эти два мира? Мы с лейтенантом умираем от любопытства.
Тамворт: Хм. Ну, однажды ночью прошлой зимой мне сказали, что неопознанный самолет разбился в лесистой местности в Уэстморленде. Я прибыл на место, чтобы увидеть обломки после крушения. А они как растворились. Вскоре не осталось ничего, только этот парень. Разве это не так, главный Инженер?
Инженер: Это так.
Тамворт: Конечно, не мусора, нет аварии. Официально - ничего. Не надо ничего скрывать, за исключением травмированного пилота – а это достаточно легко. Для этого нужен всего лишь тихий санаторий у озера. Замечательный персонал. Сначала не очень получалось, но когда мы поняли, как помочь выжившему, всё пошло как по маслу. По крайней мере, он жил. Но 2 месяца он даже не пикнул, ни слова не слетело с его губ. Мы не знали, откуда ты, кто ты. Думали, что ты можешь быть иностранным агентом, на самом деле. Какой-то дьявольский гоблин, выращенный языческим негодяем. Такой Фу Манчу (прим. Криминальный гений.) Без обид. Должен признать, я довольно тщательно проверял эту версию. Проверка оказалась довольно интенсивной. Я знаю, то, что мы с тобой делали, было неправильно, старина. Мне жаль.
Инженер: Вы не знали, что делать. Я понимаю.
Доктор: Так как вы установили связь в конце концов?
Тамворт: Ну, это самое странное. Стук в дверь посреди ночи. Там парень по имени Рэтбоун, в окружении суровых товарищей в плащах. Из разведки. Сказал, что он знает кого-то, кто мог бы разгадать тайну пациента X. Пациент принял меня в салоне в Шоредитхе, в ведении женщины по имени Мадам Зельда. Экстрасенс, вы не поверите.
Фрейлинг: Что?
Доктор: Я верю вам. Продолжим.
Тамворт: Ну, выходит, мадам Зельда действительно существует. Экстрасенс, который на ты с миром духом и миром призраков, если, если вы понимаете, что я имею в виду. Она говорит, что она знает о нашем посетителе. Она, она услышала голоса извне и просит о встрече. У меня уже ум за разум заходит, так что я соглашаюсь. Она садится с пациентом, и они смотрят друг на друга в течение сорока восьми часов, ничего не говоря. И когда она выходит из транса, этот товарищ готов говорить.
Доктор: Почему вы так долго молчали, главный Инженер?
Инженер: До мадам Зельды все, кому было позволено говорить со мной, были Разрушителями. Мадам Зельда доказала, что высшие формы тоже жили на голубой планете. Так что я решил говорить.
Доктор: Разрушители? Что вы подразумеваете под Разрушителями?
Фрейлинг: Не думаю, что это означает что-то хорошее.
Доктор: Думаю, с ними всё не так просто.
Тамворт: Во всяком случае, Мадам Зельда становится нашим посредником, передает сообщения между нами в ту и в другую сторону. Мы не могли рисковать, разрешив посадку даже в самом удалённом мест, чтобы это не стало известно публике. Мы вернули Инженера в воздух с помощью великолепного дирижабля, который мы построили, и его первый полет стал прикрытием нашей операции.
Фрейлинг: Так вот почему вы...
Доктор: Почему конструкцию дирижабля изменили летом. Дополнительный лифт, дополнительный груз. Я впечатлен тем, через что вы прошли, чтобы просто вернуть одного инопланетянина. Я не перестаю удивляться, лорд Тамворт, а для вас-то какая выгода от этого?
Уикс: Вон там, ребята.
Уикс: Двадцать пять ящиков из трюма, как вы просили, мистер Рэтбоун, сэр.
Рэтбоун: Очень хорошо, старший стюард. Я имею в виду, капрал, конечно. Вы можете прямо сейчас начать распаковку.
Чарли: Что со всеми этими ящиками? Выглядит так, будто они весят под полтонны каждый.
Рэтбоун: Так и есть, мисс Поллард.
Рэтбоун: Теперь давайте просто посмотрим, не поврежден ли наш груз, мм?
Рэтбоун: Ах. Викерс Максим. Красивое оружие. Скорость стрельбы – пятьсот выстрелов в минуту, вы не поверите! Невероятно.
Чарли: Что происходит, Рэтбоун? Здесь пулеметы? Винтовки, гранаты? Достаточно оружия, чтобы сражаться в не очень масштабной войне.
Рэтбоун: Ага. Но вы не загружайте этим вашу хорошенькую голову, ладно?
Фрейлинг: (задыхаясь) О, я думал, что мы никогда не сойдем.
Доктор: Несколько ступенек никому не помешают, подполковник. Теперь это интересно. Вы видите этот символ на полу?
Фрейлинг: Ах, симметричный знак. Три крючка сцеплены в центре. Я признаю, это откуда-то, но я…
Доктор: Помните, что главный Инженер призвал своих людей? Трискел? Этот символ повсеместно известен на Трикселионе. Я видел его в местах, которые довольно далеки друг от друга, например, на льду пещеры Непфис и на острове Мэн. Ваша культура, должно быть, очень странная, Инженер.
Тамворт: Вы хотите сказать, Доктор, что эти существа и раньше были на нашей планете?
Инженер: Когда-то Вселенная боялась Трискелов. Многие цивилизации переняли наши знания и записали их. Для них это остается напоминанием о нашем прошлом.
Доктор: Вы имеете в виду, что ваша репутация шла впереди вас. А что происходит сейчас, главный Инженер?
Инженер: Встаньте на лепестки знака. Лорд Тамворт здесь, Доктор здесь, технический директор Фрейлинг здесь, рядом с Главным Инженером.
Доктор: Каждый в отдельном секторе Трискелиона. Понимаю. Теперь?
Инженер: А сейчас придут Трикселы.
Тамворт: Этот шум, что он означает?
Инженер: Инженер Триксел здесь.
Фрейлинг: Я говорю!
Тамворт: Тысячи ребят позади вас, Фрейлинг. Тогда тут никого не было, а сейчас есть. Куда делся корабль? Куда пропал мой дирижабль?
Инженер: Он выше. А мы посередине.
Доктор: Интересно! Палубы этого судна передвигаются вокруг людей, или что-то в этом роде?
Инженер: Ну да. Что-то вроде этого.
Фрейлинг: Палубы этого судна передвигаются вокруг людей? Это абсурд. Как такое может быть? Почему?
Доктор: Блестяще, просто блестяще. Обожаю! Лестницы нет. Так что, вот эти – Инженеры Трискел?
Инженер: Да. Мы интеллект. Мы строим эту станцию для всех Трискелов.
Тамворт: Строите эту станцию? Что это значит?
Инженер: Мы воспринимаем. Мы строим. Не сходите со знака, пожалуйста, Доктор.
Доктор: К сожалению. Так когда мы собираемся встретиться с другими Трискел?
Тамворт: Другие Трискел?
Доктор: Трискелион разделен на три части, разве нет? Это - Инженеры Трискел, рациональная, мыслящая часть. Архитекторы, конструкторы, математики, физики, статистики.
Тамворт: А другие части, они где?
Доктор: Я думаю, это мы и собираемся выяснить.
Фрейлинг: Все потемнело. Темно и холодно. Смотрите! Еще какие-то существа.
Доктор: Да. Инженеры, или, по крайней мере, их родичи.
Фрейлинг: Я бы не хотел с такими жить. Они еще уродливее, чем предыдущие. Слава богу, что они все в цепях, это все, что я могу сказать.
Инженер: Это место Разрушителей.
Тамворт: Разрушителей? Каких еще Разрушителей?
Доктор: Ну, лорд Тамворт, они позади вас.
Тамворт: Что? Ой! О, мой. И вы?
Разрушитель: Я Главный Разрушитель. Вы люди Земли? Вы. Я чувствую запах крови на вас. Вы познали войну.
Тамворт: Я служил, если вы об этом. Сапёр на Маврикии, во время бурской кампании. Я был военным атташе в Сербии, затем в Бухаресте. После завоевания Румынии, я был на взятии Иерихона.
Разрушитель: Иерихон. Это был триумф?
Тамворт: Были медали, возвышенные речи, упоминания в приказах, но нет, не триумф. Гнусное дело, гнусное. А вы, сэр? Или мадам?
Разрушитель: Было время до создания закона, до того, как Трискелы стали такими, какие они сейчас. Теперь мы, Разрушители, воюем между собой.
Доктор: Я начинаю понимать. Мы уже видели мозг Трискелов. Эти Разрушители, они — тёмное сердце. Неисполненные желания. Жажды уничтожать, убивать, разрушать. Что Трискелы сделали с собой и почему?
Разрушитель: Мы скованы Законом. Подавлены. Инженеры боятся нас, боятся того, чем когда-то были Трискелы, чем они снова могут стать. Тамворт, вам жаль Разрушителей?
Тамворт: Старый вояка. Видел достаточно молодых парней, возвращающихся с фронта искалеченными. Мальчишек, их лица парализованы горчичным газом, замерли в ужасе на мгновение, на вечность. Война, которая положит конец всем войнам. Больше никогда.
Разрушитель: Жалость, скорбь, тоска. Вы стоите на моём месте в Трискелионе, но вы отказываетесь от своего прошлого. Вы не Разрушитель. Главный Инженер, ты обманул меня.
Инженер: Нет. Нет!
Разрушитель: Ты обманул меня, и я в ярости. Открой свой разум мне, Главный Инженер. Открой его. О, я чувствую в тебе страх. На Земле существует Разрушение.
Рэтбоун: Что? Кто это? Где ты? Кто ты?
Чарли: Рэтбоун? Рэтбоун. Вы в порядке?
Рэтбоун: Я, я услышал голос, зовущий меня.
Чарли: Да, мой, прямо сейчас.
Рэтбоун: Да, должно быть твой. Должно быть. Тамворт и другие, они слишком далеко зашли с инопланетянином. Это нехорошо.
Чарли: Их не было всего, эм, 20 минут? Я уверена, что всё в порядке.
Рэтбоун: Нет, нет, полчаса. У меня есть приказ. Ещё 10 минут и...
Чарли: И тогда что?
Рэтбоун: И тогда я должен действовать.
Доктор: Куда теперь, Разрушитель?
Разрушитель: К расколу. Мы должны уладить разногласия между Инженерами и Разрушителями.
Доктор: И как ты это сделаешь?
Инженер: Закон решит этот вопрос для нас.
Фрейлинг: Закон? Это случайно не третья фракция Трискелов?
Доктор: Возможно вы правы, лейтенант-коммандер.
Доктор: Вот и оно. Пустое. Бесконечная пустота, ни верха, ни низа, нет левой и правой сторон, нет...
Тамворт: На этот раз оно позади вас, Доктор.
Доктор: А! И вы..? Погодите-погодите. Фрейлинг с Главным Инженером, вы, Тамворт с Разрушителями, следовательно ты должен быть моей тенью, или я твоим слугой. Разве не этак сказал Разрушитель?
Законодатель: Я - Законодатель. Все Трискелы – мои слуги.
Доктор: Законодатель? Что, ты всего один? Мы видели множество Инженеров и Разрушителей, но я вижу лишь одного тебя. Разве что... Разумеется. Есть только один Законодатель, потому что существует лишь один Закон.
Тамворт: И этот Закон..?
Доктор: Он.
Тамворт: Хмм?
Доктор: Подумайте. Если Инженеры – это интеллект Трискелов, а Разрушители - инстинкт, чего недостает? Ох, ну же, Тамворт. Как мы выбираем между разумным решением и велением сердца?
Тамворт: Мы... Ну, мы просто делаем.
Доктор: Но как? Потому что вы можете. Потому что у вас есть выбор, свобода воли. У вас есть сознание. Законнник – свобода воли Трискелов, независимый от фракций Инженеров и Разрушителей. Я могу и ошибаться, конечно. В известной степени.
Законодатель: Вы правы, Доктор.
Доктор: Действительно? Ох.
Законодатель: Во времена до раскола мы были похожи на вас. Индивидуальностями. Частично Инженер, частично Разрушитель, частично Законодатель. Наш прогресс подталкивали наши низменные потребности, и мы решились совершить нечто ужасное с самими собой и с другими. Мы разрушали себя, пока от нашей расы не осталась жалкая горстка существ. Мы изменили себя, разделили наш вид на 3 части. Три-скелы. При этом Инженеры и Разрушители могли размножаться, расти.
Доктор: Закон не может измениться. Ты не просто стар, Законодатель, ты по-настоящему древний. Ты видел, как поколение за поколением сменялись и боролись Инженеры и Разрушители, перевес был то на стороне одних, то других, но ты, единственный Закон, оставался постоянным.
Фрейлинг: То есть остальные и дернуться не смеют без твоего приказа?
Законодатель: Более того. Разрушители хотят видеть меня мертвым. Всех - мертвыми. Желание разрушения ради самого разрушения. Таковы они есть. Это было частью всех нас когда-то. Главный Разрушитель, убей Доктора.
Разрушитель: Я, я не могу! Аргх. Ты знаешь, что я не могу.
Инженер: Он не может поднять руку, чтобы сразить тебя. Мы, Инженеры, разработали живую микросхему, которая подключена к коре головного мозга всех Трискелов, исключая Законодателя. Это охватывает всех нас. Она связана только с разумом Законодателя. Никто из нас не может совершить деяния, которого Законодатель не желает. Законодатель желает прекратить что-либо — и оно прекращается.
Доктор: Я не понаслышке знаком с тиранами, но это самая благожелательная автократия, что я когда-либо встречал. Тогда еще один вопрос, Законодатель. Что именно тебе нужно от нас?
Законодатель: Ты уже догадался, Доктор, зачем тогда спрашиваешь?
Тамворт: Что ты имеешь в виду, Доктор, что оно хочет от нас?
Доктор: Ну же, Тамворт. Что есть человечество для Трискелов? С одной стороны вы отсталые в социальном отношении, погрязли в бессмысленных конфликтах, испорчены, эгоцентричны, но с другой - пионеры, авантюристы, изобретатели. Прямо как эта раса до того, как они отправили себя в этот тупик. Чем вы обладаете, чего нет у них?
Тамворт: Свободой воли, по твоим словам. Но для этого у них есть Законодатель.
Доктор: Не так уж надолго. Разве не очевидно, Тамворт? Законодатель умирает.
Рэтбоун: Время вышло, Тамворт. Вы (людям). Готовьте оружие и готовьтесь следовать за мной и вы, установите гатлинг на верхушке причальной башни. Мы выдвигаемся.
Чарли: Рэтбоун, что вы делаете?
Рэтбоун: Перехожу к плану Б, куколка. Капрал Уикс?
Уикс: Мистер Рэтбоун?
Рэтбоун: Это тебе. Бери.
Уикс: Я...
Рэтбоун: Не говори мне, что ты никогда раньше винтовку в руках не держал. Ты будешь сопровождать директора гражданской авиации и других чинуш в их каюты. Мисс Поллард тебе поможет. Если она отклонится от этой задачи хоть на минуту — пристрели ее. Ясно?
Уикс: Мистер Рэтбоун, я, я не могу.
Рэтбоун: Отказ будет рассматриваться как измена Родине! Я повторяю вопрос. Ясно?
Уикс: Сэр. Мисс Поллард. Э, Чарли. Возможно, вам лучше делать что он велит.
Чарли: Нет — пока Рэтбоун не скажет мне, куда он собрался.
Рэтбоун: Ха. Ты должно быть из цирка сбежала, куколка. Суешь голову в пасть льву, а? Окей. Мы проделали весь этот путь в небо. И мы не хотим вернуться домой с пустыми руками? Мы вернули маленького серого человечка его народу и мы ожидаем награды.
Чарли: Награды?
Рэтбоун: Награды. Посмотри на наше судно, затем - наружу. Представь, какого было бы, имей мы такой же корабль как у них, знать секрет путешествий в космосе. Имей мы, британцы, такой корабль — мы бы правили миром всегда. Итак, лорд Тамворт отправился заключить с ними сделку. Они присоединятся к нам. Они станут подданными Его Величества.
Чарли: А если они откажутся?
Рэтбоун: У Тамворта было полчаса на заключение сделки. Он не вернулся. Эти серые человечки должны знать кто здесь главный. Итак — мы забираем их корабль. Силой. Вперед марш!
Чарли: Рэтбоун, нет!
Уикс: Пожалуйста, мисс Поллард. У меня есть долг.
Чарли: Равно как и у меня. Вопрос в том, мистер Уикс, попытаетесь ли вы меня остановить. Нет?
Уикс: Нет.
Чарли: Тогда вам лучше взять эту винтовку, чтобы прикрыть мою спину. Идем!
Уикс: О боже.
Законодатель: Это тело атрофируется с каждым днем, Доктор. Инженеры делают все возможное, чтобы предотвратить процесс, но это неизбежно. Когда я умру, Разрушители освободятся и будут зверствовать.
Разрушитель: Мы существуем, чтобы разрушать. Это наш инстинкт. Такими мы созданы. И вы отказываете нам в том, что принадлежит нам с рождения.
Доктор: Главный Инженер, когда вы отправились на Землю, что вы надеялись найти?
Инженер: Есть возможность воссоздать устройство, дающее Законодателю власть над всеми Трискелами. Новый Закон может заменить старый.
Доктор: Да, я вижу дилемму. Вы не можете выбрать новым Законодателем ни Инженера, ни Разрушителя. Вам нужен... О нет.
Инженер: Да, Доктор. Нам нужен другой лидер. Доктор, Инженеры выбирают тебя.
Тамворт: Нет, нет, нет, нет, нет, нет, нет. Это не сработает. Законодатель, этот человек — Доктор — не тот, кем представляется.
Законодатель: Мы знаем, Тамворт Лорд. Нам нужен землянин. Доктор им не является.
Тамворт: Он не человек?
Доктор: Ах да. Я собирался рассказать вам об этом.
Законодатель: Главный Инженер, Главный Разрушитель, вопрос решен. Ты, Инженер, не выполнил задание. Ты должен был выбрать земного Инженера, земного Разрушителя, и одного другого. Фрейлинг технический директор — Инженер.
Фрейлинг: Да, и?
Законодатель: Но ни Доктор ни Тамворт Лорд не являются Разрушителями. Кандидатура Доктора отклоняется.
Доктор: Ну, это уже что-то, я полагаю.
Разрушитель: Между тем, на борту присутствует земной Разрушитель. Главный Инженер стремился скрыть его присутствие. Его имя Рэтбоун.
Тамворт: Законодатель, Я крайне не рекомендую Рэтбоуна в качестве кандидата на этот пост. Рэтбоун, черт. Доктор, Фрейлинг, мы должны вернуться на дирижабль сейчас же.
Законодатель: Почему вы так встревожены, Тамворт Лорд?
Тамворт: Мистер Рэтбоун имеет совершенно конкретные инструкции, и Боже сохрани нас, если он их исполнит.
Рэтбоун: Вы — держитесь позади. Это полковник Питер Рэтбоун. Я представляю правительство Его Величества Георга Пятого, Великобританию и Содружество. Выходите, выходите, где бы вы ни были. Я желаю говорить со старшим офицером на этом судне. Вы меня слышите? Я хочу поговрить со старшим офицером.
Тамворт: Рэтбоун. Рэтбоун. Убери оружие. Здесть в нем нет нужды. Вы, ребята, опустите оружие.
Рэтбоун: Отменить последний приказ.
Тамворт: Рэтбоун, это мятеж.
Рэтбоун: Я никогда не был под твоим командованием, Тамворт, с чего бы мне быть сейчас?
Разрушитель: Ты Рэтбоун? Ваша тяга к насилию радует меня.
Рэтбоун: Фрейлинг? Есть на этом корабле старший офицер?
Фрейлинг: Н-н-н-н-ет, это...
Доктор: Прошу прощения. Мистер Рэтбоун, не упускаем ли мы чего либо, потому что я полагал, что переговоры с Трискелами шли весьма успешно.
Рэтбоун: Вы обезопасили это судно, Тамворт? Эти существа предложили вам свою безоговорочную капитуляцию?
Тамворт: Нууу, планы немного изменились...
Доктор: Тамворт? Тамворт, вы же не думали о том, чтобы захватить этот корабль?
Тамворт: О Доктор, вы можете себе представить славу, что спустится с небес вместе с этим кораблем? Представьте, какие научные открытия поможет он совершить, для безопасности мира. Никаких войн. Никаких разногласий. Я был членом Версальской делегации, вы знаете это? Я знаю, что репарации могут быть бедствием куда худшим, чем война.
Доктор: И вы правы. Кровопролитие в ближайшие несколько лет будет ужасным. Но этот акт ужасного пиратства не принесет долгого мира.
Чарли: Позвольте пройти.
Доктор: Чарли!
Чарли: Доктор, Главный Инженер, все вы. Вам нужно вернуться. Вы не знаете, что задумал Рэтбоун.
Рэтбоун: Я предупреждал тебя, куколка.
Доктор: Рэтбоун, нет!
Инженер: Чарли?
Рэтбоун: Никому не двигаться.
Доктор: Рэтбоун, если девушка пострадала…
Чарли: Все в порядке, Доктор. Я в порядке. Он промахнулся.
Рэтбоун: Я никогда не промахиваюсь, куколка. Никогда. Больше ты никому не понадобишься, кроме стервятников.
Разрушитель: Это прекрасно! Такой ненависти мы, Разрушители не встречали уже века.
Рэтбоун: Я снова спрашиваю, пришелец. Есть ли на этом корабле старший офицер?
Разрушитель: Я всего лишь Главный Разрушитель. Это - Законодатель.
Рэтбоун: В таком случает - ты. Я требую немедленной сдачи этого судна мне. Принято?
Законодатель: Ты Рэтбоун? Ты хуже, чем я мог себе представить.
Тамворт: Неужели вы не понимаете? Законодателю нужна наша помощь. Он хочет, чтобы мы стали союзниками Трискелов.
Рэтбоун: Стой где стоял!
Рэтбоун: Второй и последний раз, Законодатель, ты принимаешь наши условия?
Доктор: Рэтбоун, пожалуйста.
Рэтбоун: (смеется) Я приму это как «нет».
Рэтбоун: Один мертвый пришелец, э? Что это изменит?
Доктор: Что вы наделали!
Доктор: Слишком поздно. Законодатель мертв.
Инженер: Тогда и Закон мертв.
Разрушитель: Да, Закона больше нет. Но его место должен занять новый Закон. Если бы Главный Инженер не привел этих людей к Трисеклам, этого бы не случилось. Мы утверждаем, что Главный Инженер предал Трискелов.
Доктор: Нет, нет, нет, нет, нет. Главный Разрушитель, так нельзя.
Разрушитель: Ты встанешь на моем пути, Доктор? Законодатель мертв. Эти цепи больше не удержат Главного Разрушителя.
Фрейлинг: Доктор, оно, оно светится. Меняет форму. Становится…
Доктор: Зверем. Вся подавленная дикость выходит наружу.
Разрушитель: Это хорошо. Это - свобода. Ко мне, Разрушители.
Фрейлинг: Разрушители. Еще хуже, чем раньше. Они, они чудовищны, деформированы.
Доктор: Чего вы ожидали, Фрейлинг? Мы ничего не знаем об этих созданиях. Совсем ничего. Они были связаны на протяжении веков и теперь свободны.
Тамворт: О, моя голова. Что, во имя...
Разрушитель: На ноги, Тамворт Лорд. Поднимайтесь. Я объявляю, что эти люди совершили неспровоцированное нападение на народ Трискел. Я, Главный Разрушитель, говорю, что этот акт агрессии не останется безнаказанным. Тамворт Лорд, как послу человечества, я объявляю. Наши государства отныне в состоянии войны.
Тамворт: Войны?
Доктор: Войны. Разве вы не видите, Тамворт, Фрейлинг, Главный Инженер? Именно этого хотел Разрушитель. Именно этого он всегда хотел.
Разрушитель: МВАХАХАХХАХАХА! Война! Разрушители, убить их всех!

Часть 4


Фрейлинг: Они окружили нас.
Доктор: Собираются для убийства. Они ждали этого очень долго. Хотят сделать это блюдо последним.
Тамворт: Видишь, что мы натворили, Рэтбоун? Видишь?
Рэтбоун: Это… это не то, чем должно было стать.
Тамворт: Возьми себя в руки. Ты получил свою войну, теперь сражайся.
Уикс: Ну, хватит просто стоять здесь. Может я уже не тот, кем был в 1917, но я не умер тогда и не планирую сейчас. За мной. Прицельтесь.
Уикс: И…
Чарли: Ты совсем сошёл с ума? Они приближаются со всех сторон. Ты рискуешь задеть дирижабль, если начнёшь стрелять.
Уикс: Вы были на Сомме, мисс Поллард?
Чарли: О…
Уикс: Нет? Поверьте, мне это нравится даже меньше, чем вам. Огонь!
Чарли: Нет!
Доктор: Это глупо. Тамворт, скажите людям, чтобы прекратили стрелять.
Тамворт: Какой смысл, Доктор? Смотрите, один падает, трое занимают его место. Рэтбоун, что с тобой? Поднимайся.
Рэтбоун: Повсюду, повсюду.
Доктор: Рэтбоун? Он сломлен, Тамворт. Интересно, использовал ли его Главный Разрушитель, воздействуя на его разум, чтобы убедиться, что он застрелит Законодателя. Бедный малый.
Тамворт: Жалей и остальных, Доктор.
Уикс: Прекратить огонь.
Уикс: Отряд, ретируемся. Отступайте к кораблю.
Чарли: Вы не можете просто уйти! Вы не можете оставить Доктора и остальных умирать.
Доктор: Почему мне вспомнилось сражение у Роркс-Дрифт?
Тамворт: Роркс-Дрифт? Это - битва при Литтл-Бигхорн.
Доктор: Нет, нет, нет. Больше похоже на Сражение у Роркс-Дрифт, по крайней мере, как я его помню.
Тамворт: Аргх! Ты, жалкий губитель, возвращайся. Назад! Назад! Вернись, я сказал.
Доктор: Вы видели? Тамворт, существо, оно боится вас.
Тамворт: Боится? Чёрт возьми, надеюсь, что оно напугано.
Доктор: Опять вы, опять.
Тамворт: Возвращайтесь, твари. Я приказываю, назад. Я перережу ваши глотки, если вы не вернётесь!
Фрейлинг: Они убегают, Доктор. Убегают. Они боятся его.
Доктор: Только подумай, Фрейлинг. Это поколение Разрушителей никогда не сталкивалось с другим хищником раньше. Они были скованы веками. Они не знают, что мы такое, что мы можем сделать с ними. Давай попробуем кое-что. Сюда, Разрушитель. Сюда, давай. Ко мне.
Доктор: Видишь? Вы, сзади, бросьте своё оружие и рычите. Рычите!
Чарли: Вы его слышали. Давайте!
Разрушитель: Нет. Нет! Мужайтесь. Разрушители, они слабы. Они не могут навредить вам.
Доктор: Ты тоже, Фрейлинг.
Фрейлинг: Я? О, нет, Я… Я не могу.
Доктор: Нет, ты можешь. Объединись со своим внутренним зверем, своим собственным Разрушителем. Давай же. Твоя жизнь зависит от этого.
Фрейлинг: Арр!
Доктор: О, ты можешь лучше. Рычи! Вспомни, как много раз ты был унижен, как часто тебя бросали и обманывали. Как какой-нибудь дурачок, думающий только о своей славе, плевал на твоё мнение. Что ты чувствуешь? Давай. Ты мужчина или тряпка?
Фрейлинг: Прекратите, Доктор.
Доктор: Вот это дух, лейтенант-коммандер, выпустите его наружу. Взревите!
Фрейлинг: АРР!
Доктор: Хорошо, хорошо! Продолжайте.
Доктор: Чарли, рад тебя видеть. Как дела?
Чарли: Арр! Отлично, просто отлично.
Доктор: Будет лучше, если ты подумаешь о них, как о, эм, чопорных, самодовольных торговцах Сингапура.
Чарли: Арр!
Доктор: Вот теперь я напуган. Рычите тоже, Главный Инженер.
Инженер: (испуганно) Это дико. Я не могу.
Доктор: Это жизнь. Трискелы зашли так далеко со старых недобрых дней. Больше так не будет, не будет, если вы закричите достаточно громко. Теперь дайте знать разрушителям, что вы чертовски злы, и вы не собираетесь больше терпеть.
Инженер: Возможно, вы правы. Но это слишком.
Доктор: Я знаю. Ваш путь долог, но вы доберётесь туда в конце, я обещаю. Хватит! Видите, Главный Разрушитель? Ваши создания бегут, и вы знаете почему? Инстинкт. Чистый инстинкт. Их инстинкт даёт им дикость, делает невыразимо яростными. Но также у них есть основной инстинкт каждого хищника. Самосохранение. Вот главная причина, почему Трискелы разделились, не так ли? Это была единственная возможность расы избежать исчезновения.
Разрушитель: Нет. Сейчас вы преклонитесь перед моей волей. Мы, разрушители, достигнем нашего триумфа. Ещё есть реликвии. Остатки со времён, когда Инженеры посвятили все свои умения для приборов разрушения. Реликвии передавались через Главных Разрушителей, ожидая дня, когда их используют снова. Трискелион, что я ношу на своей груди, когда-то значил больше, чем просто символ, он вызывал страх.
Фрейлинг: Трискелион, он раскрывается в её руке.
Доктор: Открывается, чтобы стать… О нет. Энергическим оружием. Осторожно, Фрейлинг.
Разрушитель: Ха! Беги, Доктор, беги!
Чарли: Пожалуйста, ты же убьёшь кого-то! Ай!
Разрушитель: Что я и намереваюсь сделать. Теперь, Доктор. Теперь ты умрёшь!
Тамворт: Я требую, чтобы вы опустили это оружие.
Разрушитель: Требуешь, Тамворт Лорд? Ты требуешь?
Тамворт: Да, я требую. Вы, Разрушители, услышьте меня. Трискел ушёл на поиски нового Законодателя. Я выдвигаю свою кандидатуру. Бросите мне вызов, Главный Разрушитель, хм? Хотите сразиться? Защищайтесь, сэр. Защищайтесь!
Разрушитель: Ты хочешь сражаться со мной?
Тамворт: Да, чёрт возьми. Один на один. Ты отказываешься от вызова?
Доктор: Тамворт, это существо разорвёт вас на кусочки.
Тамворт: Идите, Доктор. Фрейлинг, Рэтбоун, мисс Поллард, возьмите всех на корабль. Я закончу это. Ну, сэр? Вы отказывайтесь от вызова?
Разрушитель: Нет.
Доктор: Это бесполезно.
Тамворт: Тогда уходите, Доктор. Уходите. Готовьтесь к бою, готовьтесь. Там, откуда я пришёл, Разрушитель, бокс называют благородным искусством.
Разрушитель: Я не знаю о искусстве, землянин, но я знаю кто я.
Разрушитель: Это не бой. Ты стар, Тамворт Лорд.
Тамворт: И ты ослабил бдительность, Разрушитель.
Тамворт: Ну же, поднимайся. Давай снова увидим.
Доктор: Чарли, Фрейлинг, заберите Тамворта и возвращайтесь на корабль.
Фрейлинг: Идите с нами, Доктор. Больше ничего нет, что вы можете сделать.
Доктор: Это не главное, лейтенант-коммандер. Инженеры слишком слабы, чтобы сопротивляться Главному Разрушителю. Посмотрите на эту летающую тарелку, посмотри на великолепие технологии. Он заставит их строить самое невообразимое оружие, захватит Землю, галактику, кто знает, где он остановится. Так или иначе, я не могу позволить этому случиться.
Чарли: Ты можешь не волноваться, Доктор. Тамворт выигрывает!
Тамворт: Думаешь, ты можешь править империей, да?
Тамворт: Ты можешь быть жесток, но не знаешь ничего больше, ничего! Мы называем это «мертвая хватка» на моей планете, монстр. Так сдавайтесь, сэр. Сдавайтесь!
Разрушитель: Нет. Рэтбоун. Рэтбоун.
Рэтбоун: Я слышу вас.
Тамворт: Что это?
Разрушитель: Подними свой пистолет, Рэтбоун. Вот так. Нацель его на Лорда Тамворта.
Доктор: Ничего не осталось от старого Рэтбоуна, он одержим.
Чарли: Это случалось ранее на корабле. Он слышал несуществующий голос. Рэтбоун, пожалуйста. Пожалуйста, опустите пистолет.
Рэтбоун: Отстань, куколка.
Чарли: Ох! Я не твоя куколка!
Рэтбоун: Отстань!
Чарли: Ау!
Разрушитель: Хорошо, Рэтбоун. Готовься. Готовься. Теперь выстрели Лорду Тамворту в голову.
Доктор: Нет, Рэтбоун.
Рэтбоун: Я… Я должен. Нет, уходи. Выйди, выйди из моей головы!
Разрушитель: Ты убил меня, Рэтбоун.
Чарли: Он должно быть промазал. Застрелил Разрушителя вместо Тамворта.
Рэтбоун: Я тебе говорил, куколка. Я никогда не промахиваюсь.
Тамворт: Браво! Разрушители, Главный Разрушитель мёртв, убит оружием, использованным против меня. Вы всё ещё сопротивляйтесь мне?
Тамворт: Будем считать, что нет. Главный Инженер?
Инженер: Тамворт Лорд. Вы теперь Тамворт Законодатель для нас.
Доктор: Что ж, Тамворт, вы победили. Под вашим распоряжением лучший корабль в галактике, одни из самых выдающихся инженеров в космосе и армия из тысяч, что подчинится каждому вашему слову. Вопрос в том, что вы будете делать с этим?
Тамворт: Я должен вернуться, понимаете. Я должен вернуться в Карлингтон в этой великолепной машине. Они сказали, что я могу попросить всё, что угодно, если я приведу пришельцев. Стать наместником Индии, вот, что я хотел. Но посмотрите, что мы сделали здесь сегодня. Дома так много Рэтбоунов, Доктор. Так много. И Трискелы заслуживают большего, лучшего, чем быть вовлеченными в наши, человеческие интриги.
Доктор: Если вы уйдёте сейчас, вы никогда не сможете вернуться.
Тамворт: Я знаю, Доктор, я знаю. Трискелы, слышите меня? Не будет больше Законодателя. Не будет Закона. Если я останусь, я смогу предложить только мой совет, мою помощь. Я старый человек, я не останусь надолго. Вы должны научиться действовать самостоятельно.
Инженер: Этого достаточно, мистер Тамворт.
Тамворт: Двигатели R101 работают. Директор гражданской авиации решил уйти. Доктор, вам пора.
Доктор: Я знаю, я знаю. Просто…
Чарли: Пошли, Доктор.
Тамворт: Ещё кое-что, Доктор. Корабль, R101. Убедитесь, что он сядет благополучно. Обещайте мне.
Чарли: Доктор!
Доктор: Я сделаю всё, что смогу, Лорд Тамворт, сэр.
Тамворт: Удачи, Доктор. Так, Главный Инженер. Как точно управлять этой жуткой машиной?
Чарли: Фрейлинг отправил Рэтбоуна внутрь. Доктор, давай. Почему ты остановился?
Доктор: Чарли. Чарли, ты могла бы остаться здесь. Я говорил тебе, что случится с дирижаблем позже этой ночью. Я пообещал Тамворту сделать всё, что в моих силах, но я не должен. Теперь мы на борту, и я не знаю, как мы можем покинуть корабль.
Чарли: Я знаю, мы можем. Парашюты. Видела их раньше. Теперь прекрати спорить и просто зайди внутрь.
Рулейвой: Курс на вылет, Капитан.
Капитан Корабля: Снизить высоту, Рулевой. Прямой ход.
Чарли: Доктор, смотри. Трискел. Они уходят.
Доктор: Лучший из британцев, Тамворт. Давай, Чарли, нам надо организовать эвакуацию.
Уикс: Так. Привет, маленький монстр, ты всё ещё сонный, я надеюсь? Помнишь меня? Главный Стюарт Уикс, капрал, дважды в отставке? Верно. Только посмотри, что я тебе принёс. Остатки с офицерского стола. Здесь немного ветчины, видишь, и куриная тушка, чтобы выбрать.
Уикс: Да, я думал, что тебе понравится. Вот ещё немного молока. Ну же. Приди и получи. Я знал, что ты не такой уж и злой монстр. Просто хочешь немного любви, не так ли?
Уикс: Ешь до отвала. Я так подумал, знаешь. Когда мы вернёмся на землю, может, я мог бы взять тебя домой. Мой сын, видишь ли, он просто сходит с ума по голубям. Я считаю, вы бы с ним подружились. Эй, давай. Неужели ты не хочешь всю эту вкусную…
Фрейлинг: Джентльмены, за Лорда Тамворта!
Все: За Лорда Тамворта.
Фрейлинг: Доктор, мисс Поллард. Проходите, проходите, здесь шампанское для всех. Прекрасное достижение, как ни как.
Доктор: Фрейлинг? Фрейлинг, сейчас нет времени для этого.
Фрейлинг: Доктор, вы вырвали великолепную победу из челюстей поражения. Директор гражданской авиации говорит, что нас ждут медали. Знаете что? Я могу получить должность вице-маршала авиации через несколько лет. Вы научили меня рычать, Доктор, и я скажу вам кое-что, с сегодняшнего для мир услышит. Чарли Поллар: Фрейлинг, вы пьяны?
Рэтбоун: Ах, привет, куколка.
Чарли: Фрейлинг, этот человек должен быть под арестом.
Рэтбоун: Что не так, куколка? Ты не рада видеть меня?
Доктор: Нет, Рэтбоун, мы не рады. Чарли права. Фрейлинг, этот человек опасен. Вы все знаете это.
Фрейлинг: О, нет, Доктор, так не пойдёт, арестовывать сегодняшнего героя?
Чарли: Героя? Этот человек начал первую космическую войну.
Фрейлинг: О, нам всем было нелегко там, наверху. Рэтбоуну тоже досталось, но у него хватило ума, чтобы вернуться с трофеем.
Доктор: Трофеем? Что за трофей? Что вы натворили?
Рэтбоун: Ты думаешь, что знаешь всё, Доктор? Но, вот незадача, вы, немцы, не подойдёте близко к этому. Или подойдёте. Может, нам стоит опробовать это в первый раз на вас двоих?
Чарли: О, нет!
Доктор: Трикселион. Вы забрали оружие разрушителей, трикселион. Во имя всего… Научились ли вы чему-нибудь сегодня, Рэтбоун? Ради всех нас, пожалуйста, просто выбросите это за борт.
Фрейлинг: Не будьте нелепым, Доктор. Не волнуйтесь, я знаю вы – агенты врага, но я прослежу, чтобы к вам относились гуманно. Вы оба будете заперты, конечно, но со временем вы начнёте ценить, как…
Доктор: Со временем, лейтенант-коммандер, со временем? Вы ничего не знаете о времени. Слышали ли вы о Паутине Времени, м? Знаете ли вы, что историю нельзя изменять? Вы возьмёте энергетическое оружие пришельцев назад, в Англию 1930 года, и что потом? Конечно, вы разберёте его, изучите его конструкцию, овладеете лазерным ионным излучением за несколько лет. В 1940-ом лазерные пушки будут установлены в Спитфайры. Сражайтесь в Битве за Британию таким образом. Британская Империя должна распадаться, её колонии получать независимость. С таким оружием никто не посмеет противостоять ей. И вы ничему сегодня не научились. Дайте мне вам сказать, это так не происходит. Фрейлинг. Фрейлинг, я прошу вас, вы должны эвакуировать дирижабль. Парашюты повсюду, оставьте оружие. Позвольте истории идти своим чередом.
Фрейлинг: Каким чередом, Доктор? Почему мы должны эвакуировать корабль? Мы возвращаемся домой в славе.
Доктор: Ты не собираешься слушать, да? Конечно, нет. Если ты бы хотел слушать, история не стала бы такой. Рэтбоун, приятель, я обычно так не поступаю, совершенно не мой стиль, вообще-то, но в таких обстоятельствах придётся.
Рэтбоун: О чём ты говоришь?
Доктор: Об этом.
Доктор: Очень жаль. Думаю, я возьму это. Чарли, беги!
Рэтбоун: Ау, мой нос.
Фрейлинг: Неважно. У него оружие. Вы, за ним быстро!
Рулейвой: Погода ухудшается, Капитан. Ветер двести сорок градусов, восток-юг-восток, сорок миль в час.
Капитан Корабля: Держите её нос вверху, рулевой. Сохраняйте такой уровень.
Доктор: Сюда, на верхнюю палубу. Мы можем сбросить эту штуку за борт и…
Доктор: Вортизавр! Как он выбрался?
Чарли: Не медли, Доктор. Мы не сможем пойти тем путём. Тут лестница. Давай!
Доктор: Почему они просто не выслушают? Сейчас, должно быть, уже 2 часа.
Чарли: Ах, поволнуешься о этом позже, Доктор.
Доктор: Позже, Чарли? Не будет никакого позже.
Чарли: Под нами. Рэтбоун.
Рэтбоун: Некуда бежать, Доктор.
Доктор: Верно.
Чарли: Доктор, забирайся. О, ты тяжелее, чем выглядишь.
Доктор: У меня набиты карманы.
Рэтбоун: Вы не можете спрятаться там, маленькие антилопы. Большой злой лев идёт за вами.
Чарли: Посмотри на размер этих воздушных шаров. Мы прямо в центре дирижабля.
Доктор: Знаю, я был здесь раньше. Осторожно, Чарли, вниз долго лететь.
Чарли: Ау!
Доктор: Всё в порядке, Чарли, я держу тебя. Было близко.
Рэтбоун: Было. Я бы не поймал тебя.
Чарли: Аккуратнее с этим топором, Рэтбоун. Ты можешь поранить кого-то. Себя, надеюсь.
Рэтбоун: Я думал о другом выражении у меня на Родине. «Если хочешь поймать курицу, сначала отрежь ей голову». Передай мне оружие, Доктор.
Доктор: Смешно, не так ли? Я парень с пушкой, но не могу застрелить тебя, Рэтбоун. Знаешь почему? О, конечно знаешь. Вот почему у тебя топор, да? Эти огромные кожаные мешки с газом вокруг нас. Когда я впервые оказался на борту этого корабля, я заметил что-то странное в атмосфере. Понимаешь, вы, люди, не можете почувствовать это, но я – больше, чем человек. Это водород, протекающий из сильно изорванных лёгких, которые держат это судно в воздухе. Вот что с R101, видишь, она не работает. О, её дизайн прекрасен, вид впечатляющий. Но она просто на просто слишком большая, чтобы лететь в безопасности. Королевская слава Британской Империи не поднята в воздух каким-то научным чудом. Она возвышена на крыльях и молящихся. Хм, и пока я размышлял о этом, предположу, что Вортизавр, скребущий когтями по всей палубе, поспособствовал ухудшению целостности корабля.
Рэтбоун: Пощади нас, Доктор. Есть слово, чтобы описать тебя. Vintgut. Оно обозначает…
Доктор: Болтуна, я знаю. Сам находил несколько цветных африканцев во время Англо-бурской войны. Но ты должен волноваться не о болтунах, Разрушитель. А о том, что болтается высоко над нашими головами. Дело в том, что если я хотел бы выстрелить трискелионом, создав самую небольшую искру, я бы зажёг пять миллионов кубических футов водорода внутри этих воздушных шаров. И тогда – бум! Не будет больше дирижабля, Рэтбоуна и не будет трискелиона. Нужна демонстрация?
Чарли: Доктор, ты не посмеешь!
Рэтбоун: Ты, Доктор? Ты? Гуманист? Убьёшь всех людей на этом корабле только чтобы сохранить свою паутину времени? Отдай мне оружие, ты никого не обманешь.
Доктор: Действительно? Посмотри на Чарли. Посмотри на тревогу на её лице. Видишь, она знает меня лучше всех на борту, но она знает, что я не блефую. Не так ли, Чарли?
Чарли: Доктор, прошу. Я знаю, что происходит с кораблём, но тут должна быть другая возможность.
Рэтбоун: Что с кораблём? Что она имеет в виду? Доктор, что она имеет в виду?
Доктор: Я боюсь, мистер Рэтбоун, что корабль не выдержит. Воздушные шары не способны справиться с порывами ветра, что хлещет нас. И в два часа утра, вот что, в любую минуту один из них, рядом с носом, полностью сдуется,. Нос корабля опустится, и он упадёт прямо на землю ровно за тридцать секунд. Ему удастся немного выровняться, но недостаточно, чтобы избежать столкновения с землёй. Он врежется в склон холма в Бове, северная Франция, и взорвётся. Гробы будут стоять в ряд в Вестминстерском Аббатстве, в память героям. Минута молчания, вся нация поражена горем и сожалением. Понимаешь, не будет большой разницы, если это закончится здесь, прямо сейчас.
Рэтбоун: Ты не посмеешь. Не посмеешь.
Чарли: А что со мной, Доктор? Что с паутиной времени? Ты сказал, что…
Доктор: Я сказал, что тебе тут не стоит быть, Чарли. Я был прав. Дай мне топор, Рэтбоун, позволь мне разрубить это оружие на маленькие кусочки, и тогда мы все уйдём с корабля, пока есть ещё время.
Рэтбоун: О’кей, Доктор. Я поверю тебе. Ты победил, м? Чертовски.
Чарли: Осторожно!
Доктор: Отлично, Рэтбоун, в палубе брешь. Не собираешься удерживать воздушные шары в целостности, не так ли?
Рэтбоун: Ох, остановишь это бла-бла-бла, Доктор?
Доктор: И это передний шар разорвался. Продолжай, Рэтбоун, ты создаёшь историю.
Рэтбоун: Не могу промазать с трёх футов, Доктор. Время вышло.
Доктор: Ты не представляешь, как ты прав. Хочешь Трисеклион? Поймай.
Рэтбоун: Ха, ха, он у меня, он у меня.
Фрейлинг: Что происходит с кораблём?
Фрейлинг: Ты, парень. Передай переговорную трубку. Громкоговоритель, громкоговоритель. Капитан, это Фрейлинг. Как слышно? Что там внизу?
Капитан Корабля: Она теряет высоту, сэр. Одна тысяча шесть сотен футов и падает. Вниз к одной тысяче пятисот пятидесяти.
Фрейлинг: Увеличить высоту, увеличить высоту!
Доктор: Я говорил тебе, Рэтбоун. Предупреждал тебя. Она падает с неба.
Рэтбоун: Где оружие? Я уронил…
Доктор: Не будь дураком, Рэтбоун, оружие не имеет значения сейчас.
Рэтбоун: Я могу просто дотянуться до него, и…
Чарли: Он погиб, Доктор. Доктор, держись!
Доктор: Чарли, меня засасывает.
Чарли: Я здесь, Доктор, возьми мою руку!
Доктор: Нет! Так не пойдёт, Чарли, я затяну тебя тоже.
Чарли: О, прошу, Доктор, просто возьми мою…
Доктор: Чарли, попытайся добраться до кормы, если сможешь, через двигатели. У тебя получится спрыгнуть оттуда.
Чарли: Я не брошу тебя.
Доктор: Я сделал всё, что смог. Они не послушали бы. Чарли, мне так жаль.
Чарли: Я знаю, Доктор, я знаю, что ты сделал.
Доктор: Чарли, пожалуйста, просто уходи.
Чарли: Нет, я не могу, я не могу. Ах!
Чарли: Доктор! Доктор, смотри!
Доктор: Вортизавр! Должно быть он выбрался через верхнюю палубу. Он может учуять беду, собирающуюся произойти. Он знает. Сюда. Сюда? Помнишь меня? Вкусную кровь повелителя времени? Давай? Немного ближе, совсем чуть-чуть. Сейчас! Ха! Я говорил тебе. Я умею ездить на таких без седла. Чарли, дай мне свою руку. Воу! Давай, Чарли, прыгай.
Чарли: Готова, Доктор. Вот и я.
Фрейлинг: Капитан? Капитан, вы там? Нет. Слишком поздно, парни. Сейчас не сможем выбраться. Должны были послушать. Ну, что ж. Есть последняя бутылка шампанского. Джентльмены, тост.
Фрейлинг: За дирижабль Его Величества, R101. Пусть помилует Господь тех, кто летел в нём.
Чарли: Это ужасно. Ужасно. Все эти люди. Они не послушали.
Доктор: История R101, Чарли. Он теперь часть прошлого. Он заберёт свои секреты с собой. Мы должны дать ему покоиться с миром.
Чарли: Люди на склоне.
Доктор: Мы не должны быть здесь, и этот малый точно не должен. О, это странно.
Чарли: Что?
Доктор: Вортизавр, он будто неожиданно испугался меня. О, нет, нет, нет, это не я, это – ты. Чарли, он боится тебя.
Чарли: О, но это просто глупо. Я. Эй, эй вернись. Вернись немедленно. Я ничего тебе не сделала, ты, глупый.
Доктор: (шёпотом) Ты ничего не сделала, Чарли. Проблема в тебе самой, не так ли? Очень чувствительные, Вортизавры. Они знают, когда что-то не так со временем. И сегодня что-то определённо не так. О, глупый, глупый, глупый повелитель времени. Что ты натворил? Думай, думай, думай. Пятьдесят четыре человека отправились на R101 вчера, так что пятьдесят четыре тела должны быть найдены. Там, в этом разрушенном остове. Но там не будет Тамворта, получается пятьдесят три. Но должно быть ещё одно. Чарли. Ты. О, Доктор, ты ничему не научился? Она должна была умереть. Она обманула прошлое, разорвала пряди Паутины Времени, и всё потому что ты вмешивался, вмешивался. В Академии говорили, что смерть бабочки на Меттуле Орионсисе вызвала временной шторм в спиралевидной галактике Вортис. Ты с таким же успехом мог бы позволить Рэтбоуну взять Трискелион. О Чарли, если твоё выживание в крушении изменило будущее, то это – мой долг, как повелителя времени, вернуть его. Привезти тебя на корабль после двух часов утра в тот ужасный день и октябре и оставить…
Доктор: Оставить…
Чарли: (издалека) Доктор? Доктор? Смотри, всё в порядке. Я думаю, что он передумал. Он позволяет ездить на нём опять. О, это довольно мило, в самом деле? Да, дорогой маленький монстр Чарли? Доктор, ты только что разговаривал сам с собой? Только, говорят, что это – первый признак безумия.
Доктор: Смешно, думал, я это сказал.
Чарли: О, ха, ха, ха. Доктор, об этой Паутине Времени.
Доктор: Да, Чарли?
Чарли: Ну, не думаешь ли ты, что лучше вернуть этого маленького монстра назад в твою машину пространства и времени? Не знаю как ты, но я не могу перестать думать, что он создаст небольшой переполох, живя во Франции двадцатого века.
Доктор: Знаешь, Чарли, ты совершенно права. Он, кажется, хочет лететь по направлению в Дьепп, и там приземлилась Тардис. Думаю, он может чувствовать её, знаешь.
Чарли: Давай тогда, чего ты ждешь?
Доктор: Просто, Чарли, я не знаю как сказать это.
Чарли: Всё в порядке, Доктор, я знаю.
Доктор: Знаешь?
Чарли: И я с удовольствием отправлюсь с тобой. Увидеть галактики, повеселиться с марсианами и заглянуть в гости к венерианцам. О, прошу?
Доктор: Ладно, тогда поможешь мне?
Чарли: Ещё кое-что, Доктор. Мы же не можем называть этого монстра Монстром.
Доктор: Не можем?
Чарли: Не можем. И я смотрела на его мордочку только что и, знаешь, он напоминает изображение министра МакДональда.
Доктор: Кого?
Чарли: О, ты знаешь. Премьер министр Рамси МакДональд. (Вортизавру) Что ты скажешь на это, хм? Рамси?
Чарли: Да, он – Рамси.
Доктор: Я так рад, что оно подошло. Готова, Чарли? Тогда к Тардис, Рамси. Поехали, и-иха!

Перевод: Уголок Бракса, Дракса и Стракса