Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4

Часть 1


(Город каледов)
Даврос: Когда я нажму эту кнопку, я умру. Яд в этом инъекторе убьёт меня мгновенно. Это идеальная, совершенная машина для убийства. Они сказали, что это будет безболезненно. Они сказали, что знают, насколько мне больно – если бы они могли знать! – и, всего лишь нажав эту кнопку, я прекращу эти страдания навеки. Они сказали, что я единственный, кто может это сделать. Но они слабы. Они не могут заставить себя посмотреть на меня, не говоря уже о том, чтобы убить. Они отворачиваются. Они боятся меня. Даже в моём нынешнем состоянии, несмотря на их совершенные, чистые, сильные тела, они боятся меня. И они должны. Я больше не среди них. Я выше них. Я имею абсолютную власть — власть над жизнью и смертью. Это тело — моё царство. Подчиняющееся только мне и никому другому. Я чувствую их там, в коридоре. Съёжившихся, не смеющих говорить. Они хрупки, это они калеки. У них нет выбора. Они умрут. Они проиграют эту войну и умрут. Я мог бы присоединиться к их поражению и смерти. Но если я выживу, появится нечто более сильное, новая раса, высшая власть во вселенной. Я не нажму на эту кнопку, я не выберу простой путь, я не умру! Я не умру! Это не конец — это лишь начало!

(Грузовой космический корабль)
Бейнс: Вы тянете время, да?
Пилот: Нет... нет. Я просто не уверен, что понимаю, как его открыть. Мы не собирались распечатывать хранилище в пути.
Лоррейн: [комм.] Ты отстаёшь от графика.
Бейнс: Я у двери в хранилище, пилот не может ее открыть.
Лоррейн: Так в чём проблема?
Бейнс: Проблем нет, моя дорогая, есть лишь ненайденные решения.
Лоррейн: И какое же решение ты нашел, дорогой?
Бейнс: Ну, я могу убить пилота и найти другого члена команды, который сможет открыть дверь.
Бейнс: Но мы уже пробовали это несколько раз, а в экипаже всего три человека. Придётся вызвать тебя.
Лоррейн: Я думала, что остаюсь здесь, чтобы следить, не появятся ли патрульные корабли.
Бейнс: Меняем план. Настрой компьютер на автоматическое сканирование и принеси мне мой синий саквояж.
Лоррейн: Я уже в стыковочном узле.
Пилот: Погодите — я понимаю, это судно принадлежит Галактическому Банку, но наш груз не деньги, не ценные бумаги или тому подобное, это всего лишь...

Лоррейн: Вот. (Открывают сумку)
Бейнс: Я не хотел использовать взрывчатку: мы активируем аварийный маяк. Но у нас нет выбора. Присоедини это к замку. (Дверь распахивается)
Лоррейн: Сработало!
Бейнс: Осторожно, хранилище может быть заминировано. (Заходят в хранилище)
Лоррейн: Нет, они не думали, что кто­то зайдет так далеко. Поэтому здесь нет освещения. У тебя есть фонарь?
Бейнс: Вот.
Пилот: Я говорил вам, что здесь нет ничего ценного. Только это. Мёртвое тело.
Бейнс: Вот в чём разница между такими, как вы, и такими, как я, пилот. Вы и остальная масса людей смотрите и не видите... ничего. Мы видим возможности.
Лоррейн: Ты знаешь, кто это?
Пилот: Да... это...
Лоррейн: Он даже имя не может произнести. Это Даврос, пилот. Это тело Давроса.
Пилот: Не имеет значения, кем он был. Мёртвым он бесполезен.

Лоррейн: Патрульный корабль вошел в диапазон сканирования. Он меняет курс и направляется сюда.
Бейнс: Нам нужно уходить. Тело довольно лёгкое, я смогу понести его сам. Я отнесу его на наш корабль.
Лоррейн: Подожди! Не вынимай его из кресла.
Бейнс: Его так легче будет нести!
Лоррейн: Не делай этого!
Бейнс: Хорошо.
Лоррейн: Скоро патруль доберется сюда. Они ожидают увидеть тело в хранилище, не будем их разочаровывать.
Бейнс: Верно сказано.
Пилот: Подождите, что вы делаете?

(Тихая лесистая местность)
Уиллис: Здесь.
Ким: Мы будем ждать здесь? Как долго? Уиллис, тут могут быть патрули.
Уиллис: Мы достаточно далеко от Купола. Твой наушник все ещё работает?
Ким: Сигнал пропал около получаса назад.
Уиллис: Ну вот.
Ким: Ты уверен, что тут нет патрулей?
Уиллис: У меня доступ первого уровня, помнишь?
Ким: У тебя пропуск для прессы. Это не одно и то же.
Уиллис: Оглянись — здесь никого. На мили вокруг.
Ким: Включая твоего друга. Как он собирается здесь приземлиться? Тут нет достаточно большой поляны. Слушай, его наверняка забрал патруль. Они могли перехватить его, когда он вошел в систему. Нам нужно вернуться, пока...
Доктор: Бу!
(Уиллис и Ким подскакивают от испуга)
Уиллис: Чёрт, Доктор, ты меня до смерти напугал. Тебя тут не должно быть ещё полчаса.
Доктор: Я... переоценил время, которое потребуется ТАРДИС, чтобы добраться сюда. Так что я тут слоняюсь большую часть утра.
Уиллис: Но ведь ТАРДИС — это машина времени, и ты мог бы...
Доктор: Да, да. Итак, если эти охранники, которых юная мисс...
Ким: Ким.
Доктор: Ким. Привет, Ким, я Доктор. Так вот, эти охранники, которых юная мисс Ким так опасается, вполне могут к нам подкрасться. Итак, вместо того, чтобы критиковать мою манеру вождения, нам следовало бы двинуться в безопасное место, а вам — объяснить, зачем вы послали мне это сообщение.
(Перехватчик Бейнса)
Бейнс: Мы только что вошли в нашу систему. Автоматика Купола посадит нас.
Лоррейн: Что насчёт этого патрульного корабля?
Бейнс: Он нас даже не заметил. Теперь мы вне зоны его досягаемости..
Лоррейн: Не уверена, что это имеет значение.
Бейнс: Разумеется имеет.
Лоррейн: Медицинские компьютеры на этом корабле одни из самых чувствительных среди доступных.
Бейнс: Я знаю, я ведь их продаю, помнишь?
Лоррейн: Но у меня есть степень по космической медицине. И я понимаю, что эти показания мне говорят.

Бейнс: И?
Лоррейн: И они говорят, что Даврос мёртв.
Бейнс: Мёртв?
Лоррейн: Посмотри на него. Он мёртв. Ни дыхательной, ни сердечной активности, активности мозга также нет.
Бейнс: Тогда это безнадёжно?
Лоррейн: Этот компьютер хорош, но те, что дома, на порядок лучше. Всегда есть шанс. Мы не должны сдаваться.
Бейнс: Я знаю. Но если он мёртв, что нам делать?

(Город каледов)
Калед: Мы можем поддерживать в нём жизнь. Медицинские технологии каледов смогут поддерживать его... ну, приблизительно на срок естественной жизни. Он, вполне вероятно, может стать первым каледом за десять поколений, умершим от старости. Но должны ли мы? Имеем ли мы право? Посмотрите на это... на него. Посмотрите на него.
Даврос: Я слышу вас.
Калед: Даврос. Я... успокоительные не должны были...
Даврос: Вы говорите с Элитой? Они здесь?
Калед: Радиосвязь с Залом Совета.
Даврос: И вы решаете мою судьбу.
Калед: Даврос, вы один из величайших учёных...
Даврос: Я единственный величайший учёный. Величайший разум, когда­либо известный Скаро!
Калед: Никто в этом не сомневаеся, Даврос. Но одна атака...
Даврос: Какое решение было принято?
Калед: Вам известны принципы, на которыхпостроена и существует нация каледов. Физическая сила. Самодостаточность. Генетическая чистота. И вы знаете... вы знаете, каким вы стали.
Даврос: Элита проголосовала за моё уничтожение.
Калед: Мы... народ каледов перед вам в большом долгу, Даврос.
Даврос: Скажите мне, какое было принято решение.
Калед: Никто из нас не может этого сделать. Если Даврос должен умереть, то от собственной руки. Вот. Это реактивный инъектор яда. Он активируется при нажатии этой кнопки. Это безболезненно.
Даврос: Спасибо. Вы были очень великодушны.
Калед: Я... я подожду снаружи. Один час. Спасибо вам, Даврос, за всё, что вы сделали.

(Тихая лесистая местность)
Доктор: Мы можем отдохнуть здесь. И вы можете мне рассказать, что происходит.
Уиллис: ТАИ планирует закрыть все шахты.
Доктор: ТАИ?
Уиллис: Трансальянс Инкорпорейтед. Одна из крупнейших корпораций в галактике. Почти 12 миллионов сотрудников.
Доктор: Должно быть, у них самая большая столовая для персонала во Вселенной..
Ким: Штат раскидан по сотням планет, Доктор. Но Купол – это их главный офис.
Доктор: Купол? О, да. Впечатляет. Он, наверное, несколько миль в высоту.
Уиллис: Две с половиной, и на столько же уходит под землю, прямиком к шахтам.
Ким: В Куполе содержится всё, что нужно для управления ТАИ – компьютеры, коммуникации, маркетинговый отдел, отделы обучения...
Уиллис: И там было принято решение закрыть все шахтёрские колонии.
Доктор: Ну... это трагедия для людей. Но массовые увольнения и трудовые отношения — это не совсем моя область деятельности.
Ким: Это судьба двенадцати миллиардов людей. Целые общества, целые планеты будут разорены на целые поколения. Вы можете сделать хоть что­нибудь?
Доктор: А по какой причине они решили закрыть их?
Уиллис: Они ещё не объявили об этом.
Доктор: Тогда как?
Ким: Я работаю в компьютерном отделе. Я обнаружила секретные файлы, которые забыли удалить, что­то из работы фокус­группы. Я сказала только Уиллису ­ если бы компания узнала, что я разговаривала с журналистом! ­ и он посоветовал связаться с вами.
Уиллис: Я писал о том происшествии на планете Стелла Стора, Доктор, я знаю, что вы там сделали. Но я не хочу просто написать об этом статью – я хочу, чтобы кто­нибудь их остановил.
Доктор: Ну, посмотрим, что я могу сделать. Так... давайте подумаем: эти шахты приносят доход?
Ким: Почти каждая из них, да. Только несколько не смогут принести прибыли, если в них инвестировать или заменить местного менеджера кем­нибудь получше.
Уиллис: Это абсурд.
Доктор: Действительно. Слышите?
Уиллис: Это корабль?
Доктор: Он идёт на посадку.
Уиллис: Он направится к Куполу, это почти в десяти милях отсюда.
Доктор: Нет, он сядет где­то значительно ближе. Ложись!
Ким: Но здесь совершенно негде сесть, он...
Уиллис: Земля раскрывается.
Доктор: Секретный ангар. Вы о нём не знали?
Уиллис: Нет.
Ким: Доктор, куда вы?
Доктор: Если он закроется, мы никогда не найдём вход. Скорее!

(Перехватчик Бейнса)
Бейнс: Командный пункт ангара, мы внутри. Отключить двигатели. Запечатать ангар. Медицинской команде пройти к стыковочному порту.
Лоррейн: Открываю воздушный шлюз. Где медицинская команда?
Бейнс: Я найду их. Оставайся здесь с... пациентом.
Лоррейн: Не беспокойтесь, Даврос. Я позабочусь о вашей безопасности.

(Ангар)
Доктор: Конструкция мне незнакома, но это человеческая технология.
Уиллис: Это перехватчик средней дальности. Рассчитан на высокую скорость и мощно вооружён.
Доктор: Я вижу, но нет ни брони, ни какой­либо защиты. Такой перехватчик подходит для быстрой атаки и ещё более быстрого отсупления.
Ким: Зачем пиратам действовать прямо под носом у главного офиса ТАИ?
(люк открывается)
Доктор: Быстрее! Сюда!
Уиллис: Ау!
Доктор: Тсс!
Ким: Вы наступили ему на ногу..
Доктор: Тише, вы оба.

Бейнс: Везите это сюда.
Ким: Я не...
Доктор: Тсс! Ким, что вы видите?
Ким: Это Бейнс.
Доктор: Бейнс?
Уиллис: Арнольд Бейнс, президент компании ТАИ.
Ким: Мой начальник. Он один из богатейших людей в этой половине галактики.
Доктор: Не похож на пирата. Кто с ним?
Ким: Жена Бейнса тоже здесь. С ними раненый... нет... Боже, это ужасно.
Доктор: Не поднимай голос.
Ким: Это тело. Изуродованное тело.
Доктор: Дайте мне посмотреть. ДАВРОС!
Уиллис: О, нет!
Доктор: Эй, вы! Эй, вы! Вы вообще представляете, кто это? Да, вы!
(Доктор идёт к Бейнсу)
Уиллис: Быстрее, Ким, за мной.
Ким: А Доктор?
Уиллис: Он способен о себе позаботиться.
Доктор: Что вы пытаетесь сделать?
Бейнс: Какого... Не стреляйте. (Обращаясь к Лоррейн) Отправь нашего гостя в медицинский центр, я с этим разберусь.
Лоррейн: Хорошо.
(Доктор и Бейнс спорят за дверью)
Доктор: Неудивительно, что вы храните это в секрете. Кто ещё знает, что Даврос здесь?
Бейнс: Кто вы?
Лоррейн: Всё хорошо. Вы в безопасности. Вы в безопасности.

(Город каледов)

Калед: Даврос. Даврос, слышите меня?
Даврос: Этот запах... я чувствую?
Калед: Не перенапрягайтесь.
Даврос: Что с моим голосом?
Калед: Ваша гортань пострадала во время атаки. Мы заменили ее.
Даврос: Я помню атаку. Помню взрыв.
Калед: Снаряд талов, полный радиоактивных изотопов.
Даврос: Я поднял руки, чтобы загородиться от взрыва. Глупый инстинкт. И свет был такой мощный, что я видел кости своих ладоней. Когда взрывная волна ударила меня, я пошевелил пальцами, просто чтобы посмотреть, как двигается мой скелет. Что это за запах? Я чувствую... я не...
Калед: Мы ввели вам самые сильные обезболивающие, какие у нас были, Даврос.
Даврос: Не думаю, что они действуют. Что это за запах?
Калед: Это ваша кожа.
Даврос: Моя... кожа?
Калед: Вы сильно обгорели. Повезло, что вы вообще выжили. Никто в той секции не выжил, и...
Даврос: Ни... кто?
Калед: Никто.
Даврос: Покажи мне моё лицо.
Калед: Это не...
Даврос: Покажи мне! Покажи мне!
Калед: Даврос, вы в хороших руках. За вами ухаживают самые опытные доктора каледов, и...
Даврос: Ты покажешь мне!
Калед: Хорошо. Вот.
Даврос: Я не вижу. Опусти. Да... я... нет! Нет! Нет!!!

(Ангар)

Бейнс: Последний раз спрашиваю: кто вы?
Доктор: Я Доктор.
Бейнс: Ваше настоящее имя.
Доктор: О, это не имеет значения. Знаете, кого вы сюда привезли?
Бейнс: Скажите мне.
Доктор: Это Даврос. Вы знаете, кто такой Даврос? Что он сделал?
Бейнс: Моя жена — одна из ведущих... нет, на самом деле она ведущий эксперт в этом вопросе.
Доктор: Если она знает Давроса, тогда должна знать, что он один из... нет, он самый ужасный злодей, которого создала эта галактика.
Бейнс: Вы всегда говорите так мелодраматично?
Доктор: Если дело касается Давроса, можно без преувеличения сказать...
Бейнс: Как вы узнали, что Даврос прибудет сюда?
Доктор: Я... я не знал.
Бейнс: Вы просто случайно прибыли сюда в тот самый момент, когда Давроса вынесли из корабля?
Доктор: Мистер Бейнс... Стойте. Бейнс. Так ваша жена – профессор Л.Р.С. Бейнс? Преподаватель истории в Оксфорде, в Колледже Доукинс?
Бейнс: Она профессор Лоррейн Бейнс, да. Но она никогда не преподавала в Оксфорде.
Доктор: Пока нет. Но это она написала книги “Гений далеков” и “Тёмная сторона Скаро”?
Бейнс: Вы невероятно хорошо осведомлены. Вы читали их?
Доктор: Начинал. Но сама идея читать два высокопарных тома, написанных апологетом далеков, отвратительна.
Бейнс: Последний, кто осмелился выдвинуть подобное обвинение, был осуждён за клевету и потерял много денег.
Доктор: Но он был прав. Так, значит вы работаете на далеков. И где же они?
Бейнс: Это не так! Далеки не были активны в этой части галактики уже сто лет. Со времён последней Войны Далеков.
Доктор: Но Даврос здесь.
Бейнс: Даврос мёртв.
Доктор: Нет.
Бейнс: Вы видели труп.
Доктор: Не недооценивайте его. Вы играете с огнём. Где вы нашли его?
Бейнс: Доктор, вы тратите моё время впустую. Вы явно лжёте.
Доктор: Я никогда не лгу, мистер Бейнс. Ещё раз спрашиваю, где Даврос?
Бейнс: Вы так уверены, что он жив. Моя жена тоже. Думаю, вы сможете оживить его?
Доктор: Разумеется, я ведь не какой­нибудь неуклюжий местный шарлатан, который...
Бейнс: Как? Как его оживить?
Доктор: Не скажу.
Бейнс: Я думал, доктора нужны для того, чтобы сохранять жизнь, любую жизнь. Кто бы он ни был – он пациент, нуждающийся в помощи.
Доктор: В настоящий момент у вас есть только труп.
Бейнс: Вы можете изменить это.
Доктор: Если вы хоть что­нибудь знаете об этом чудовище, то должны знать, что при первой же возможности он убьёт многие миллионы людей.
Бейнс: Если вы и правда сможете его воскресить, я вознагражу вас за труды.
Доктор: «Вознаградите за труды»? Дело не в деньгах. А если Даврос мёртв, то здесь нет никакой моральной дилеммы, мне некого спасать: он останется мёртвым, и скатертью дорога.
Бейнс: Идите за мной.

(Коридор)

Ким: Куда мы идём?
Уиллис: Не знаю.
Ким: Двери ангара закрыты. Может не быть другого выхода.
Уиллис: Должен быть. Что здесь происходит?
Ким: Понятия не имею.
Уиллис: Ты работаешь в компьютерном отделе Купола. Ты должна знать о существовании этого места.
Ким: Мы никогда не покидаем Купол. Он так велик, что в этом нет необходимости.
Уиллис: Мы не знаем, насколько он велик.
Ким: Твой друг нам совсем не помог.
Уиллис: Доктор нашёл ангар. Думаю, он нашёл мне тему для статьи.
Ким: Это всё, что тебя заботит?
Уиллис: Нет. Конечно, нет. В первую очередь меня заботит, как нам выбраться отсюда живыми.
Ким: Если я скоро не вернусь, меня хватятся. Моя рабочая смена начинается в 2.5.
Уиллис: Я верну тебя назад.
Ким: Как?
Уиллис: Ну, я ещё не уверен, как.

(Медицинский центр)

Лоррейн: Вы слышите меня? Вы великолепный Даврос. Всё, как я себе представляла. Я видела фотографии, но это просто не то... даже когда вы в таком состоянии. Мы вернём вас. Обещаю.
(входят Бейнс и Доктор)
Бейнс: Сюда.
Лоррейн: Ты привёл его сюда?
Бейнс: Он говорит, что он доктор и может оживить Давроса.
Доктор: Я не собираюсь. Вы посмотрите на него. Он даже выглядит воплощением зла.
Лоррейн: В вас говорят культурные предрассудки. Вам часто говорили о том, что он воплощение зла, что для вас он таким и выглядит. Вам говорили это в школе, в СМИ, я не могу вас винить, ведь вас заставили думать, что Даврос и зло – это синонимы.
Доктор: Поверьте мне, это не так.
Бейнс: На мой взгляд, он мёртв.
Лоррейн: Он мёртв. Мне жаль...
Доктор: Что? Но эта аппаратура...
Лоррейн: Что с ней?
Бейнс: Проверь.
Лоррейн: Ничего не было. Погоди. Датчики что­то регистрируют. Есть актиность мозга. Посмотри.
Бейнс: На что я смотрю?
Доктор: Признаки жизни.
Бейнс: Это даже колебанием не назовёшь. Такой уровень мозговой активности, как правило, не считается признаком жизни.
Доктор: Значит Даврос нарушил ещё одно правило. Он жив. И знаете, что поддерживает в нём жизнь?
Лоррейн: Кресло. Даврос сконструировал его сам — великолепное достижение. Оно выполняет функции стального лёгкого, кардиостимулятора, производит диализ. Оно контролирует его тело, управляя схемами самовосстановления.
Доктор: Дело не в кресле.

(Руины города каледов)

Калед 1 (женщина): (в противорадиационном костюме) Я вошла! О...
Калед 2 (мужина): Что ты видишь?
Калед 1: Ничего. Пыль. Погоди.
Калед 1: Уровень радиации зашкаливает.
Калед 2: Твой костюм защитит тебя.
Калед 1: Ненадолго.
Калед 2: Я на месте. А! Я наступил в...
Калед 1: Во что?
Калед 2: Неважно. Калед 1 Посмотри наверх... видно звёзды. Мы на тридцати уровнях под землёй.
Калед 2: Талы прожгли дыру прямым ударом. Не меньше десяти мегатонн.
Калед 1: 12, наверно, а то было бы больше обломков.
Калед 2: Вот Трал Мекта. А это главный ученый Ронтрал.
Калед 1: Кал Вергант. По крайней мере, так написано на его значке. А это... координатор Даврос. Или то, что от него осталось.
Калед 2: Боже... не так уж и много, да?
Калед 1: Они все мертвы.
Калед 2: Мы это знали.
Калед 1: Выживших нет.
Калед 2: Нет. И наших костюмов надолго не хватит.
Даврос: Шэн?
Калед 1: Ты что­то сказал?
Калед 2: Нет.
Даврос: Шэн?
Калед 2: Это Даврос.
Калед 1: Но этого не может быть.
Калед 2: Помоги мне его перенести.
Даврос: Где Шэн?
Калед 2: Что он говорит? Шэн? Это имя женщины? Даврос, здесь нет женщин. И даже если бы были, здесь все мертвы.
Даврос: Найдите медика. Приведите медика.

(Медицинский центр)

Бейнс: Если дело не в кресле, то в чём?
Доктор: В ненависти, мистер Бейнс. Всепоглощающая ненависть ко всему, что не похоже на него.
Лоррейн: Даврос уникален.
Доктор: Именно. Слушайте, что бы вы здесь ни планировали, вы должны это остановить. Просто позвольте ему вернуться в анабиоз. Оставьте его!
Лоррейн: Кто вы?
Доктор: Я...
Даврос: Доктор!

Доктор: Даврос.
Лоррейн: Скорее, подготовьте обезболивающие, надо стабилизировать его. Дайте мне 10 кубиков дексапантенола и...
Даврос: Нет. Никаких обезболивающих.
Лоррейн: Но боль...
Даврос: Думаете, я не привык к боли? Посмотрите на меня!
Бейнс: Это невероятно. Его сердце сейчас заработало само по себе. Дыхание в норме. Активность мозга приближается к нормальной.
Доктор: Остановите это! Вы должны...
Бейнс: Отойдите от него.
Даврос: Доктор?
Лоррейн: Признаки жизни усиливаются, но все еще минимальны.
Даврос: Ты собираешься убить меня, Доктор? Сейчас лучшая возможность.
Доктор: Отключите его. Покончите с этим сейчас.
Даврос: Ты слаб. Вот кнопка. Оборви мою жизнь. Ты, не они. Сам сделай грязное дело. Окончи мою жизнь, если у тебя хватит смелости.
Доктор: Нет...
Лоррейн: Признаки жизни минимальны. Он стабилизируется.

(Коридор)
Уиллис: Ты слышала имя, которое выкрикнул Доктор?
Ким: Даврос?
Уиллис: Да. Ты не слышала о нём?
Ким: Нет. А должна была?
Уиллис: Ты же знаешь о далеках? Даврос — их создатель. Но он мёртв уже больше столетия.
Ким: По нему и видно. Но зачем привозить его сюда?
Уиллис: Он настоящая реликвия. Такие высоко ценятся на рынке.
Ким: Но зачем?
Уиллис: Как сувениры из далеков. Мой дед служил во время войн с далеками, у нас висел целый фрагмент брони на стене. Чтобы уничтожить того далека, понадобился целый отряд, и они все взяли домой по кусочку. Когда дед умер, этот фрагмент продали коллекционеру за небольшое состояние.
Ким: Кусок металла?
Уиллис: Да. Представляешь, сколько прибыли принесёт тело Давроса.
Ким: Люди будут платить деньги за мёртвое тело?
Уиллис: О, да. Это противозаконно, конечно. Но Бейнсу нужны только деньги.
Ким: Это безнравственно. Это... ужасно. Погоди.
Уиллис: Что?
Ким: Воздух. Он изменился.
Уиллис: Что ты имеешь в виду? Да... ты права. Ветерок.
Ким: Мы спустились на несколько уровней, да?
Уиллис: То спускались, то поднимались... Думаю, сейчас мы ниже уровня ангара. Думаю, здесь какая­то техника. Слышишь?
Ким: В этом направлении.
Уиллис: Определённо техника.
Ким: Думаю, ты прав.
Уиллис: Сюда?
Ким: Почему бы и нет?
Уиллис: Это конвейер.
Ким: Большой. Полностью автоматический.
Ким: Для чего он, как ты думаешь?
Уиллис: Что­то типа тяжёлой промышленности. Я думаю, это будет гидравлическая рука.
Ким: Это робот... они строят армию роботов!

(Медицинский центр)

Даврос: Кто вы?
Бейнс: Я Арнольд Бейнс, это моя жена Лоррейн.
Лоррейн: Даврос, это большая честь..
Даврос: На кого вы работаете?
Бейнс: Я не работаю ни на кого. Люди работают на меня. Я владелец и президент компании ТАИ, Трансальянса.
Даврос: Предприниматель?
Бейнс: Именно. И у меня к вам деловое предложение. Я хочу, чтобы вы работали на меня.
Даврос: На вас?
Доктор: Мистер Бейнс, это безумие.
Бейнс: Весь отдел науки и исследований будет в вашем распоряжении. Вы сможете одобрять проекты, вся компания будет для вас как на ладони, и вы сможете предлагать любые, самые смелые инициативы.
Даврос: В ваших словах нет смысла. Вы меня оживили только для того, чтобы нести чушь?
Бейнс: Я могу сделать вас богатым, Даврос.
Даврос: Богатым?
Бейнс: Если будете работать на меня, ваши возможности будут неограничены.
Даврос: Я не понимаю, что вы предлагаете и чего вы от меня ожидаете.
Бейнс: Человеческая раса добилась господства в этой галактике. Мы колонизировали шестьдесят процентов обитаемых миров, и всего через век захватим остальные. А после этого... что?
Даврос: Есть другие галактики.
Доктор: Для перемещения в пределах одной галактики требуются весьма продвинутые технологии, но путешествия между галактиками — проблема другого порядка.
Бейнс: Именно. А человеческая технология сейчас к этому не готова. Мы, люди, потребляем, распространяемся — галактика велика, но мы истощим её через несколько поколений. Но колонизация других галактик... даже чтобы начать планировать такое, нужны совершенно другие компьютеры.
Даврос: И вам требуется моя помощь? А зачем мне вам помогать?
Бейнс: Я покажу вам ТАИ, и вы увидите наш уровень. Я думаю, лучше всего сначала включить это.
(включает видео)
Бейнс: Трансальянс Инкорпорейтед — это старая добрая семейная мегакорпорация. Основанная в тридцать восьмом веке Элиасом Бейнсом как простая фабрика роботов, она постепенно расширилась, давая клиентам то, чего они хотят, а это не так просто, учитывая сегодняшнее разнообразие галактического рынка. Наш секрет в том, чтобы предугадывать спрос, всегда быть в авангарде инноваций и изобретений. ТАИ с гордостью заявляет, что может предоставить любые свои продукты любой планете в галактике. А со времен ее скромного становления многое изменилось: мы все еще продаем лучших на рынке роботов, но мы также продаём: космические корабли, терраформеры, медицинское оборудование, взрывчатку, пищу, защитную одежду, двигатели, искусственный интеллект, развлекательные наркотики, лазерные пушки. И многое другое... Всё, что может понадобиться колонии для того, чтобы перейти от этого... к этому. И вот к чему мы стремимся в ТАИ: построить лучший мир на каждой планете в галактике.
(конец видео)
Лоррейн: Ну что вы думаете?
Доктор: Типичная корпоративная ложь. Вы аккуратно избежали упоминания...
Бейнс: Помолчите, Доктор. Даврос?
Даврос: Лучший мир... да, я вижу.
Бейнс: Подрывные элементы вроде Доктора могут жаловаться на капитализм и универсализацию, но мы лишь хотим улучшить уровень жизни людей. Чтобы они чувствовали себя счастливыми и в безопасности.
Даврос: Да. Я видел. Простите меня, мистер Бейнс. В моём мире... на Скаро ничего такого не было.
Доктор: Это пропаганда, Даврос. И её на Скаро было достаточно. Они хотят, чтобы люди так думали, но это неправда.
Даврос: Нет. Конечно, нет. Я понимаю. Но... это идеал. Они стремятся к нему, они знают, что ещё не достигли цели.
Бейнс: Но мы могли бы приблизиться к ней, если бы с нами работал такой гений, как вы, Даврос.
Доктор: Это была реклама. Только не говорите мне, что создатель далеков посмотрел короткое видео с улыбающимися детишками, бегающими по кукурузному полю, и у него внезапно упала пелена с глаз. Бейнс, вы же не можете поверить в такое?
Даврос: Поверьте. Мистер Бейнс, мы договорились.
Доктор: Подождите, у меня есть встречное предложение.
Бейнс: Какое?
Доктор: Есть человек, который может помочь вам без какого­либо риска. Даврос — не единственный гений, знаете ли. Если вы правда хотите помочь людям галактики, то... ну, вам не нужен Даврос.
Бейнс: И кого же вы предлагаете взамен?
Доктор: А, ну, не мне бы это говорить, но...
Лоррейн: У нас лучшие специалисты по кадрам в галактике, и они искали самый непревзойдённый интеллект, самый великий разум. Они назвали Давроса первым, с явным отрывом. Мы потратили очень много времени и денег, но он лучший.
Доктор: Хм.
Бейнс: Так что, кто же этот другой “гений”?
Даврос: Доктор предлагает свои услуги.
Даврос: Не недооценивайте его, Бейнс. Он учёный, он умён.
Доктор: И при каждой нашей встрече я побеждал тебя.
Лоррейн: Ах, вы тот самый Доктор. Ну, если я правильно помню свои исследования — а я их помню правильно, Доктор, — согласно всем источникам, ваше появление всегда было в лучшем случае совпадением. Далеки постоянно предавали или подводили Давроса.
Доктор: Называете себя историком? Всё было совсем не так! Я побеждал его честно. Много раз.
Даврос: Он опасный противник. Он наравне со мной.
Доктор: Да? То есть, да, именно так.
Бейнс: Вот вам вопрос, тогда: что бы вы сделали на моём месте?
Доктор: Давроса нельзя подпускать даже к малой толике власти, больше никогда. Его нужно вернуть в анабиоз. Я могу предложить вам решение любой проблемы.
Даврос: Доктор — известный саботажник. Он наш враг. Он должен быть... обезврежен.
Доктор: Маска спадает, Даврос?
Бейнс: Решение очевидно.
Доктор: Да?
Бейнс: Вы оба — люди науки. У вас много общего. Каждый из вас был бы идеальным выбором для нашей команды здесь в ТАИ. Но зачем выбирать? Вы можете работать вместе!
Доктор и Даврос: Нет!
Бейнс: Вместе вы построите лучший мир.

Часть 2


(Спальня)
Наушник: ...взлетели на пятнадцать процентов на новостях о том, что Отдел по исследованиям и развитию корпорации нанял известного во всей галактике учёного Давроса, вызывающего столько споров создателя далеков, и его вечного соперника, галлифрейского изобретателя, в основном известного как «Доктор», для работы над технологическими проектами, подробности которых не раскрываются, но которые, как заверяет президент и исполнительный директор компании Арнольд Бейнс, продвинут ТАI на поколение вперёд.
(Доктор просыпается)
Доктор: Ух. Э­э. Кто ты? Или, по крайней мере, где ты?
Наушник: Я ​ — ваш ​ персональный органайзер. Меня вживили в ваше внутреннее ухо, пока вы спали.
Доктор: Что именно ты делаешь?
Наушник: Я обеспечу вас всей необходимой информацией, от финансовых новостей до рекомендаций по питанию и одежде. Время вставать, Доктор. Сейчас 9,0. Вы обязаны явиться на работу в 9,5, через 30 минут.
Доктор: Что?
Наушник: Вы спали 11.5 часов.
Доктор: Разбуди меня опять в 9,416.

(Спальня)
Наушник: Вы должны быть на работе через пять минут, Доктор.
Доктор: Ну, вот, опять. Нет ничего лучше, чем поваляться в постели.
Наушник: Что вы хотели бы на завтрак?
Доктор: Апельсиновый сок. И пару гренок.
Доктор: О, спасибо. Немного мармелада сюда. И чаю мне.
Наушник: Ваша рабочая смена начинается в 9,5. ТАI по закону не может настаивать на том, чтобы вы пришли раньше, но напоминает вам, что мы – счастливая корпорация, в которой работают счастливые люди, и если вы хотите явиться на работу пораньше, то это абсолютно нормально.
Доктор: Уже поздновато для этого. Ай­яй­яй, нехороший Доктор.
Наушник: Для вас приготовлен костюм в соответствии с вашими мерками.
Доктор: Очень щедро с вашей стороны. Но я надену свою одежду, спасибо.
Наушник: Если вы хотите выделить себя как индивидуальность, то у вас на выбор четыре типа галстуков: одноцветный, в полосочку, с забавными героями мультфильмов, с геометрическим рисунком.
Доктор: Я не хочу надевать галстук, цвета могут не сочетаться с моим пальто.
Наушник: Я покажу ваше рабочее место.

(Купол)
(На всех этажах кипит бурная активность).
Доктор: Этот Купол весьма впечатляет. Я хочу, чтобы позже мне устроили экскурсию.
Наушник: Мистер Бейнс запланировал её на 10.5.
Доктор: Здесь?
Наушник: Ваше рабочее место находится на 95­ом этаже. Этот лифт доставит вас туда.
Наушник: Цена акций выросла ещё на шесть пунктов.
Доктор: Ты вообще когда­нибудь затыкаешься?
Наушник: Я предоставляю вам всю необходимую информацию для того, чтобы вы были счастливым и работоспособным сотрудником ТАИ. Если новая информация не поступает, я включаю успокаивающую музыку.
Доктор: Нет, спасибо.

(Мастерская)
Наушник: Вот ваше рабочее место. Примите к сведению, что необходимо предоставить объяснение вашего опоздания.
Доктор: Я опоздал едва на две минуты. Не думаю, что Даврос явится точно в 10.30, правда?
Бейнс: О, Доктор, рад, что вы пришли к нам.
Наушник: Это Арнольд Бейнс, исполнительный директор ТАИ. Эта комната – рабочее помещение No95А, самоё большое в Куполе...
Доктор: Уделите мне минутку, мистер Бейнс. Не могли бы вы передать мне вон ту звуковую отвёртку?
Бейнс: Конечно. А зачем она вам?
Доктор: Я собираюсь засунуть её себе в ухо.
Наушник: Оно оснащено новейшим электронным оборудованием...
Доктор: Прошу прощения, мистер Бейнс. Итак, когда Даврос доберётся сюда, я думаю, мне нужно...
Бейнс: В слове «команда» нет «Я», Доктор.
Доктор: Я знаю, как пишется...
Даврос: Доктор.
Бейнс: Даврос пришёл сюда в семь утра, с нетерпением желая начать. Он уже приступил к работе над своей позитронной сетью. И, как видите, добился большого прогресса.
Даврос: Не вините его, мистер Бейнс. Моя система поддержания жизни позволяет мне не спать, а Доктору сон нужен.
Доктор: Моя биология повелителя времени также позволяет мне много не спать. Достаточно часа в сутки. Но мне не нужно приходить на работу на два часа раньше, чтобы что­то успеть. Я уже отсюда вижу, что ты неправильно настроил альфа­матрицу. Установи её на 3,7.
Бейнс: Замечательно. Трёхкратное увеличение нейронной активности.
Доктор: Это незначительно.
Даврос: Ты увеличил риск перегорания.
Доктор: Нет, я не стал бы беспокоиться о...
Бейнс: Полное перегорание, на всех участках цепи.
Даврос: Всё испорчено!
Доктор: Ох, дорогуша. Ты вернулся к началу, два с половиной часа потрачены впустую. Можно было и поспать, Даврос.
Даврос: Ты намеренно уничтожил моё изобретение.
Доктор: Нет, это случайность.
Даврос: Случайность?
Доктор: Как бы ещё я узнал, что проектировщик сети не побеспокоился о​ должных мерах безопасности? Мы начнём сначала, и в этот раз я буду проектировать схему.
Бейнс: Сколько это займёт?
Доктор: Не больше часа.
Бейнс: Тогда я отойду. Потом я устрою вам экскурсию по этому Куполу.
Доктор: Даврос, осторожно, а то твоё лицо застынет в этом положении. А теперь можешь передать мне те нейронные плоскогубцы?
Даврос: Ты испортил мою работу.
Доктор: Нет, нет. Посмотрим... Это хорошее начало. Передашь чистую отвёртку? Спасибо. Какова длина нейронного провода?
Даврос: Бейнс ясно выразился, мы должны сотрудничать.
Доктор: Мы и сотрудничаем. Я приятно удивлён тем, как хорошо ты вписываешься в роль моего помощника. А сейчас я буду немного занят, ты можешь сделать мне чаю?
Доктор: Да ладно тебе, Даврос. Ты точно способен приготовить чай. В конце концов, нельзя сказать «сотрудничай», не сказав «чай».

(Компьютерная комната)
Лоррейн: Как Даврос?
Бейнс: Он вроде бы в порядке. А вот о Докторе я беспокоюсь. Он ведёт себя как ребёнок, но, думаю, Даврос прав: он что­то замышляет.
Лоррейн: Ну, я начала собирать материал о нём. Но ни один из моих источников не может предоставить много информации. Существуют десятки мимолётных упоминаний, даже сотни, но ничего конкретного.
Бейнс: Продолжай искать.
Лоррейн: Я надеялась сегодня начать опрашивать Давроса..
Бейнс: Ты можешь так и поступить, но твои исследовательские навыки мне нужны в первую очередь для поиска информации о Докторе.
Лоррейн: Он тебя действительно беспокоит..
Бейнс: Да.
Лоррейн: Тогда может просто... избавиться от него?
Бейнс: Ну, мы не так уж много знаем о Докторе, но мы знаем, что он делает со своими врагами. Так что лучше держать его поближе. Кстати, о врагах... У меня сегодня интервью с этим журналистом, Уиллисом.
Лоррейн: Он враг?
Бейнс: Ну, я не знаком с его новостной службой, поэтому можно и так считать.
Лоррейн: Кто её владелец?
Бейнс: Она из независимых.
Лоррейн: А.
Бейнс: Именно. Он обнимающий астероиды придурок. Но отсутствие публичности – это плохо. И слушать их блеяние всегда забавно. Они по определению не понимают, как работает галактика.
Лоррейн: По определению?
Бейнс: Да. Если бы они знали, как действительно работает галактика, то понимали бы, что это происходит благодаря таким людям, как я. Я – решение, а не проблема.

(Мастерская)
Даврос: Что ты там делаешь, Доктор?
Доктор: Помогаю сделать мир лучше, Даврос, прямо как говорится в той милой рекламе. Эта новая альфа­матрица получается неплохо.
Даврос: Ты хочешь, чтобы я был уничтожен.
Доктор: Я не хочу, чтобы ты уничтожил все остальные формы жизни в галактике, прецедент подтверждает, что здесь есть разница. К тому же, есть что­то вроде прецедента, подтверждающего, что именно это ты и планируешь.
Даврос: Я один, Доктор. Последний из моей расы.
Доктор: Только потому, что ты был главным средством их уничтожения.
Даврос: Именно. Доктор, ты знаешь, кто единственный человек в мире, которого я могу хотя бы приблизительно назвать другом?
Доктор: Нет.
Даврос: Ты.
Доктор: Я? Но...
Даврос: Мы ведь через многое прошли вместе, правда? Мы оба учёные. Твой ум, твой опыт, ты сам – яркий свет в тёмной галактике. У нас много общего.
Доктор: Но мы не друзья, Даврос.
Даврос: Нет, нет. Но я часто думал о том, что в каком­нибудь из странных снов истории мы бы были ими. Судьба сделала нас союзниками. Представь, чего бы мы могли достичь.
Доктор: Ты опасен.
Даврос: Как и все избранники судьбы.
Доктор: Какие? Избранники судьбы? Я путешественник во времени, Даврос. Возможно, у меня просто другие взгляды на судьбу и предназначение.
Даврос: Возможно, так и есть, но ты принадлежишь к элите. Повелитель времени не может слиться с толпой. Я думаю, Бейнс и его жена тоже похожи на нас. Вместе мы можем творить великие вещи.
Доктор: Не может быть четырёх высших существ сразу, Даврос, просто по определению.
Даврос: Я всегда думал, что всё дело в разрушении, но теперь я вижу, что постоянная борьба просто уничтожает все достижения. Если бы мы смогли работать вместе...
Доктор: То к чему это приведёт? Я давно тебя знаю, Даврос. Я знаю твою природу.
Даврос: Человеческая раса больше не применяет смертную казнь.
Доктор: Да.
Даврос: Почему?
Доктор: Потому что люди считают жизнь священной. Потому что они верят, что даже ужаснейший преступник может исправиться.
Даврос: Точно.
Доктор: Ты думаешь, что твой характер из тех, что можно поменять?
Даврос: Пока нет. Но мне дали шанс. И я намерен им воспользоваться.
Доктор: У людей есть поговорка: «Далек не может сменить свои шары».
Даврос: Я не далек. Я всегда мог контролировать свою судьбу, Доктор. Но я неправильно воспользовался этой силой. Делал ужасные вещи.
Доктор: А теперь ты хочешь исправиться?
Даврос: Я понимаю твой скептицизм. Всё, чего я прошу, – судить меня по моим действиям.
Доктор: Не беспокойся. Именно этим я и буду заниматься.

(Офис Купола)
Бейнс: Итак, мистер Уиллис, спросите меня о чём­нибудь.
Уиллис: Я включу диктофон. Вот. Итак. Арнольд Бейнс, глава ТАИ, как вы думаете, в чём ваша главная обязанность?
Бейнс: Моя главная обязанность? Определять, чего хотят люди этой галактики, даже до того, как они поймут, что хотят этого.
Уиллис: До того, как они поймут?
Бейнс: Развивать новые технологии, исследовать рынок для них, тестировать их, приводить их в соответствие со всеми законами, местными обычаями и запретами. Только это займёт несколько лет. Если мы стремимся дать людям то, чего они хотят прямо сейчас, то мы должны предугадывать их запросы за годы до этого.
Уиллис: А нет ли в этом насаждения людям желаний?
Бейнс: Я не понимаю вопроса.
Уиллис: Ну, вы предлагаете определённые товары. А что, если людям нужно что­то совершенно другое, что­то, чего вы не продаёте?
Бейнс: Мы – не единственная корпорация на рынке. Если мы не даём нашим покупателям того, чего они хотят, то это сделает кто­то другой.
Уиллис: Но многие из отдалённых планет зависят от ТАИ.
Бейнс: Они выбрали ТАИ. Здесь есть разница.
Уиллис: Только корабли ТАИ отправляются в эти системы.
Бейнс: Потому что их пригласили. Мистер Уиллис, мне кажется, я уже ответил на вопрос.
Уиллис: Хорошо. Даврос. Заявление о том, что вы наняли Давроса, обязательно вызовет неудовольствие многих людей.
Бейнс: Это продуманный ход. Мы не собирались никого обижать.
Уиллис: Почти у каждого есть родственники, погибшие во время Войны с далеками.
Бейнс: Сам Даврос – не далек, и его участие в истории далеков незначительно.
Уиллис: Он создал их.
Бейнс: Это так, но уже через несколько дней они убили его, или, по крайней мере, так считалось. Он был оживлён только через тысячу лет, но, опять, уже в тот же день он был задержан военными силами людей и представлен перед судом. Его нельзя считать ответственным за то, что далеки сделали за тысячу лет между этими событиями.
Уиллис: Вы считаете, что он невиновен?
Бейнс: Даврос – учёный. Никто бы не стал винить Исаака Ньютона за гравитронную бомбу, а Фарадея – за электрический стул.
Уиллис: Многие люди будут по­другому смотреть на это.
Бейнс: Даврос, возможно,​ единственный выдающийся научный гений в истории этой галактики. Люди могут не любить его прошлое, но я думаю, что когда он решит проблему голода в колониях или создаст новый чрезвычайно эффективный гипердвигатель, то они не откажутся использовать эти технологии.
Уиллис: А что вы скажите анти­универсалистам, людям, которые считают, что корпорации имеют чрезмерное влияние?
Бейнс: Я и разговаривать с ними не буду. Это политики уровня детского сада, недостойные упоминания. Есть более масштабные проекты.
Уиллис: Вы преданы своим рабочим?
Бейнс: Конечно.
Уиллис: Тогда что насчёт слухов о том, что вы планируете закрыть ваши шахты на планетах?
Бейнс: Я ничего не знаю о таких слухах.
Уиллис: То есть вы говорите, что таких планов не существует?
Бейнс: Интервью окончено.
Уиллис: Сэр, я...
Бейнс: Отдайте мне этот диктофон.
Уиллис: Нет, я... Эй!
Бейнс: Что ты слышал о шахтах?
Уиллис: Так это правда...
Бейнс: Не играй со мной. Кто сказал тебе об этом?
Уиллис: Я... Вы угрожаете мне, мистер Бейнс?
Бейнс: Ты здесь один, Уиллис. Если ты позовёшь на помощь, то, как думаешь, сколько времени пройдёт перед тем, как тебя услышат? Около недели.
Уиллис: Я член Галактической Ассоциации Журналистов.
Бейнс: Избавь меня от своей «этики». Ваша обязанность – сообщать правду. А не слухи и сплетни.
Уиллис: У каждого своя правда.
Бейнс: Правда – это правда. И только одна.
Уиллис: Евангелие от ТАИ?
Бейнс: Мистер Уиллис, мы немного не поняли друг друга. Теперь, если вы побудете у нас пару дней и немного успокоитесь, то мы опять сможем провести интервью. Я даже подарю вам новый диктофон.
Уиллис: Нет. Я хочу уйти.
Бейнс: Как я сказал: оставайтесь здесь и успокойтесь. Мы ещё поговорим.
Уиллис: Я теперь узник?
Бейнс: Уиллис, вы обладаете доступом альфа­уровня к Куполу. Это свобода, которая есть едва ли у сотни сотрудников ТАИ. Вы можете есть всё что угодно, у вас есть полный доступ к данным. Если вы в тюрьме, то вместе с вами и всё население галактики. Подумайте об этом. А сейчас у меня есть дела. Настоящие дела. Увидимся.

(Мастерская)
Даврос: Ты не понимаешь, Доктор.
Доктор: Не понимаю чего?
Даврос: Я провёл девяносто лет наедине со своими мыслями, после того как человечество приговорило меня к пожизненному заключению. Много лет, после того как моя тюрьма была разрушена, я дрейфовал в космосе.
Доктор: И после того, как ты немного поразмышлял, сразу решил исправиться?
Даврос: Немного? Девяносто лет. Ты хоть представляешь? Твоя раса бессмертна, да? Для тебя девяносто лет, должно быть, ничто. Для меня это целая жизнь, в течение которой я не мог двигаться и был в полной сенсорной депривации. Я не дышал, я даже не чувствовал биения своего сердца. Я думал, что сойду с ума.
Доктор: Без комментариев.
Даврос: Я гадал, умру ли я в конце концов. Но как бы я понял, что умер? Я начал слышать голоса, представлять, что там, в темноте, что­то есть. Страшные вещи, гораздо больше меня, вокруг меня. Будто я был брошен на произвол судьбы на плоту посреди океана. Я слышал там далеков, каждого из них, они кричали моё имя в унисон. Их голоса были так слабы.
Доктор: Они хотели твоей крови или требовали оправдания того, на что ты их запрограммировал?
Даврос: Затем я увидел твоё лицо, раздражающее, насмешливое, жёсткое, трусливое, такое же, как сейчас, такое же, каким оно было всегда. Твое истинное лицо, а не то, которое ты решил надеть сегодня. А потом ничто. Ничто почти в век длиною. Я углубился внутрь себя. Мой разум стал пожирать мои воспоминания, заставлять меня переживать вновь и вновь каждое событие с моего рождения. А может даже до него. Я был заперт в своём прошлом, неспособный исправить свои ошибки, приговорённый к тому, чтобы переживать их снова, снова и снова. Каждую смерть, каждую неудачу, каждую ложь, каждого, кого я предал. Даже то, что, как казалось, я полностью стёр из своей памяти, как...
Доктор: Что?
Даврос: Все отвратительные поступки, которые, как я думал, похоронены в моей памяти, восстали. Насмехались надо мной. Я чувствовал себя пристыженным, таким... оголённым. Этот процесс обнажил всё. Он показал, каким мелким я был, как незначительны были мои достижения. Я был никем, просто тенью человека, который должен был умереть тысячелетие назад. Я проплывал через вечность, представляя в уме каждую теорию, каждую возможную книгу, каждую возможную идею. И в тот момент, когда я перебрал все возможные комбинации, я почувствовал, что перехожу в трансцендентность. Я чувствовал, будто покидаю своё тело, чтобы объединиться с чем­то более великим, чем я, более великим, чем всё на свете. А потом я услышал биение своего сердца. Это была всего лишь первая секунда моего заключения. И я вернулся к началу, к полной неподвижности, проклиная тех, кто заключил меня в тюрьму, к состоянию полностью разрушенной, незаконченной вещи. Перед следующим ударом сердца этот процесс повторился вновь. Третья секунда была такой же. И следующая. И следующая.
Доктор: Так как у меня есть только наручные часы, а не целый календарь, то тебе стоит пропустить этот рассказ и перейти к его концу.
Даврос: К концу? Очень хорошо. Я осознал, что мог бы считать себя королём вселенной, и это был не дурной сон. Осознал, что на небе и на Скаро было многое, что мне и не снилось, при всей моей мудрости..
Доктор: Целая вечность, и всё, до чего ты додумался – неправильная цитата из Шекспира?​ Любая обезьянка с печатной машинкой справилась бы ничуть не хуже, и, по крайней мере, она бы это записала.
Даврос: Это моя точка зрения.
Доктор: Спи, милый принц. Я выпью эту чашку чая. И альфа­матрица, построенная мной, прекрасна. Не трожь её​. О, привет, мистер Бейнс.
Бейнс: Вы двое готовы к обеду?
Даврос: Мы можем поесть здесь.
Бейнс: Боюсь, что нет. Галактический закон по трудоустройству требует, чтобы вы отправились на хотя бы получасовой перерыв.
Даврос: У вас есть законы, которые делают работников менее продуктивными?
Доктор: Людям необходим отдых.
Даврос: Каждые четыре часа?
Бейнс: Даврос, моя жена пригласила вас отобедать с ней. Она попросила нашего личного шеф­повара приготовить кое­что особенное.
Даврос: Очень хорошо.
Доктор: А я?..
Бейнс: Здесь есть столовая для персонала. Но перед этим, однако, я бы хотел показать вам компьютерный центр...

(Компьютерная комната)
(Бейнс произносит ознакомительную речь)

Бейнс: ...компьютерный центр, который координирует всю жизнь здесь, в Куполе. От кондиционирования воздуха до поставки провизии.
Доктор: Впечатляюще. Абсолютно всё управляется из этого центра? По идее, это должно быть уязвимым местом при атаке.
Бейнс: Для начала атакующим придётся пробраться через стены Купола, чего не сможет сделать даже крейсер. Тем более компьютерный центр сам по себе построен как крепость, основанная на самообеспечении, со своими кухнями, центром связи, запасом воды и даже экстренным медицинским центром.
Доктор: Понятно.
Бейнс: Это одна из наших техников дельта­уровня, Кимберли Тодд. Обращайтесь к ней по любым вопросам. Мне нужно проверить некоторые данные. Ким.
Ким: Здравствуйте.
Бейнс: Объясни принцип действия этого процессора Доктору. Я скоро вернусь.
Доктор: Ким, где Уиллис?
Ким: Он вернулся в свою комнату. Сегодня утром у него была стычка с Бейнсом. Доктор, мы нашли туннель, соединяющий тот секретный ангар с Куполом. Рядом с компьютерным центром есть лифт. Он поднимет нас, но мы не сможем спуститься без пароля.
Доктор: Очевидно, Бейнс любит хранить свои секреты.
Ким: Мы также нашли автоматизированную линию поставки провизии.
Доктор: Но здесь десятки таких линий, разве нет?
Ким: Да, но этой нет ни в одной базе данных. Я проверяла сегодня утром.
Доктор: Бейнс только что сказал мне, что всё управляется отсюда.
Ким: Нам говорят то же самое. Но я проверяла дважды: нет никакого ангара, и линии поставки также не видно. Если бы данные об этом были в системе, я бы смогла их найти.
Доктор: Так что же он задумывает? Постой... Бейнс возвращается. Понятно. Это объясняет, почему используется процессор К­13, а не более дешевый L4­11.
Ким: Это так. Я поражена, что вы можете это сказать, просто взглянув на оболочку.
Доктор: Качество видно сразу.
Бейнс: Мы всегда используем лучшее, Доктор. Мы должны преодолеть соблазн идти на компромиссы.
Доктор: Несомненно, несомненно. Ким, встретимся в твоей комнате через десять минут после окончания смены.
Ким: Уверена, Уиллис тоже будет.

(Личная столовая)
Лоррейн: Даврос. Проходите.
Даврос: Миссис Бейнс. Это вас я должен благодарить за своё выздоровление.
Лоррейн: Да. Я долгое время была вашей почитательницей. Сюда, займите своё место за столом.
Даврос: Вы... восхищаетесь мной? Я думал, что человеческая раса поносит все мои ценности.
Лоррейн: Прошли столетия. Историки взглянули на далеков с новой точки зрения. Старые предрассудки были оставлены в стороне. Теперь мы понимаем, что в далеках и их создателе было много восхитительного.
Даврос: И все теперь так думают?
Лоррейн: Нет. Лишь немногие из нас несут этот огонь. Но он горит ярко. В один день всё человечество поймёт это. Я писала книги на эту тему, и они стали бестселлерами. Люди хотят знать правду.
Даврос: Я... понимаю. Могу я спросить, какова цель этой встречи?
Лоррейн: Поесть. Поговорить.
Даврос: Понятно. Ваш муж сказал мне, что бесплатных обедов не бывает. Так чего же вы ждёте от меня взамен?
Лоррейн: Мы знаем о вас столь немногое, но даже то, что мы знаем, вдохновляет. Во всей истории галактики были немногие, которые смогли бы сравниться с вами в области руководства, науки, в амбициях. И достичь столького в таком мире, как Скаро...
Даврос: Это был единственный известный мне мир.
Лоррейн: У людей не так уж много информации о Скаро, лишь немногие из тех, кто был там, вернулись. У меня есть несколько фотографий. Вот.
Даврос: Как вы их заполучили?
Лоррейн: Роботизированный зонд успел сделать эти фотографии и передать их, прежде чем был обнаружен и уничтожен.
Даврос: Я никогда раньше не видел планету из космоса.
Лоррейн: Одной из областей ваших исследований была ракетная техника.
Даврос: Да, но я строил ракеты, чтобы запускать их в талов, а не на луны.
Лоррейн: Вот. Фалькус и Омега Мистериум. Луны Скаро. Вы наверняка видели их?
Даврос: Да. Когда я был молод. До того, как появились убежища. До того, как...
Лоррейн: До того, как?
Даврос: Неважно. Это моё прошлое. Скаро – моё прошлое. Вот, заберите их.
Лоррейн: Я историк, Даврос. Мои интересы лежат в области прошлого. Особенно в области вашего прошлого. Вы верно угадали, что у меня есть скрытый мотив: я хочу написать биографию Давроса, величайшей личности из когда­либо родившихся в этой галактике.
Даврос: Понятно.
Лоррейн: И есть ли лучший путь, чем спросить вас? Чем услышать о вашем прошлом из ваших собственных уст.
Даврос: Я могу многое рассказать и о настоящем.
Лоррейн: Конечно. Никто в этом не сомневается. Но мы все сформированы нашим прошлым, не так ли? А мы так мало знаем о вашем.
Даврос: Понятно.
Лоррейн: Вы кажетесь разочарованным.
Даврос: Нет. Просто удивлённым. Я признаюсь, что сейчас мне немного не до разговоров. Это кажется мне странным. Это блюдо...
Лоррейн: Оно вам нравится? Если нет, то я принесу что­нибудь другое и...
Даврос: Да. Конечно. Я уверен, что оно хорошо. Просто его слишком много. Моя система поддержания жизни очень эффективна, и мне не нужно столько есть. У меня мало зубов. И вкусовых рецепторов.
Лоррейн: Вы, должно быть, скучаете по хорошей еде.
Даврос: На Скаро, даже до всех событий, у нас была только еда в таблетках.
Лоррейн: В перенаселённых колониях тоже есть еда в таблетках. Голод – серьёзная проблема в большой части галактики.
Даврос: Перенаселение никогда не было проблемой Скаро.
Лоррейн: Но вы за всю жизнь пробовали только еду в таблетках?
Даврос: Время от времени попадалось и кое­что другое.

(Пустошь на Скаро)
(Постоянные выстрелы в отдалении. Это пересечённая местность, каждое движение беспокоит кучу щебенки.)

Даврос: Стой.
Шан: Даврос, что это?
Даврос: Там. Грызун. Один из травоядных. Мы должны поймать его.
Шан: Зачем? Мы не сможем его съесть, уровень радиации здесь выше безопасного.
Даврос: Он жив. Для меня это достаточно здоровая пища.
Шан: А что не так с таблетками?
Даврос: Ты знаешь, как их получают?
Шан: Из упаковок.
Даврос: До этого. Подожди... Поймал! Шум и лёгкое движение, животное ускользает.
Даврос: Я поймаю его.
Шан: Подожди секундочку. Как получают еду в таблетках?
Даврос: А как ты думаешь?
Шан: Это один из твоих научных тестов, да? Ну, до войны люди ели растения и животных, специально выращиваемых для еды.
Даврос: Скот.
Шан: Так вот что значило это слово? Я слышала его только как название пленных талов.
Даврос: Но скоту нужно есть растения.
Шан: Неэффективно. Тогда бы мы сами просто ели растения.
Даврос: Так мы и делали. Но растениям нужен свет, чтобы вырасти.
Шан: А солнечного света не было с начала атомного обстрела.
Даврос: Да.
Шан: Тогда как выращивают растения?
Даврос: В некоторых местах всё ещё есть солнечный свет. И мы можем культивировать растения под искусственным светом.
Шан: Но не в таком количестве, чтобы прокормить всех каледов.
Даврос: Да. Почти вся еда из переработанных отходов.
Шан: Из каких?
Даврос: Остатки пищи. Остатки веществ растительного происхождения. Трупы.
Шан: Что?
Даврос: Люди.
Шан: Нет, ты всё это выдумал, чтобы напугать меня. Мутанты – каннибалы, каледы никогда бы не стали так делать.
Даврос: Мутанты понимают, что требует природа. Они честны, а мы должны скрывать то, что делаем.
Шан: Это ведь неправда?
Даврос: Моя первая научная работа была в области воспроизведения растений. Ты напугана этим?
Шан: Конечно. А разве ты нет?
Даврос: Нет. Это логично. По определению наши тела содержат все необходимые химические элементы, чтобы прокормить нас. Альтернатива – растрачивать этот ресурс попусту.
Шан: А мёртвые тела – единственное, что Скаро производит в изобилии.
Даврос: Именно. Но всё ещё есть немного животных. Как этот грызун. Куда он делся?
Шан: Он был вон там последние две минуты.
Даврос: Где?
Шан: Видишь вон там кусочек голой земли перед силосной ямой?
Даврос: Вижу.
Шан: Даврос, подожди! Там могут быть снайперы.
Даврос: Мы далековато от убежищ.
Шан: Они всё равно могут заметить тебя.
Даврос: Будь спокойна. Я поймаю его.
(Даврос скатывается по насыпи из щебня.)
Шан: Ты в порядке?
Даврос: Ты спугнула его, он...
Даврос: Он наступил на мину. Это минное поле.
Шан: Наше или талов?
Даврос: Это не так уж важно. Помоги мне подняться.
Шан: Конечно. Земля влажная, мы можем вернуться в убежище по нашим же следам. Мы собрали все необходимые показания.

(Личная столовая)
Лоррейн: С кем вы были?
Даврос: Это неважно.
Лоррейн: Сложно представить, что у вас были друзья.
Даврос: Разве?
Лоррейн: Друзья – это такая обычная вещь.
Даврос: Я был обычным человеком.
Лоррейн: Но теперь больше нет.
Даврос: Тем не менее, у меня были друзья. Много. Война делает всех нас товарищами. А потом забирает всех твоих товарищей.
Лоррейн: Мы даже не знаем, как началась война.
Даврос: Хах. Как и мы.
Лоррейн: Вы не знали, почему сражаетесь?
Даврос: Мы знали. Мы сражались, потому что единственной альтернативой было уничтожение. Нашей главной тактикой было совершить геноцид, пока этого с нами не сделали треклятые враги. Но знаю ли я, почему началась война и кто сделал первый выстрел? Историки каледов говорили, что это были талы. Историки талов говорили, что это были каледы.
Лоррейн: Человеческие историки преданы правде. Объективности.
Даврос: Они всегда так говорят и об учёных. Знаете, когда я в первый раз за всю жизнь оказался в условиях, когда никто не хочет меня убить?
Лоррейн: Нет.
Даврос: Вчера. Когда вы оживили меня.
Лоррейн: Теперь вы в безопасности.
Даврос: Да. За исключением того, что Доктор здесь.
Лоррейн: Вы думаете, что он пытается убить вас?
Даврос: Нет, это не его метод. Он устанавливает пределы, ограничивает, отправляет в заключение. Ставит ловушки. Он бы поймал того грызуна.

(Купол)
Бейнс: Уже возвращаетесь к работе, Доктор?
Доктор: Я хорошо позавтракал. А цены ваших акций всё растут?
Бейнс: Даврос внесёт ценный вклад в компанию. Он даст ей преимущество, в котором она нуждается.
Доктор: «Преимущество»?
Бейнс: Знаете, в чём проблема корпораций, Доктор? Мы выиграли очень давно. Наш способ действия – лучший из когда­либо придуманных человечеством.
Доктор: Это было бы постыдным пятном на человеческой расе, будь это правдой.
Бейнс: Эй, я не говорю, что мы идеальны. Но все наши действия для того, что содержать максимальное количество людей живыми и счастливыми, и потребляющими.
Доктор: Недальновидная философия, которая чуть не уничтожила твою расу в XXI веке.
Бейнс: Древняя история. Коллапс земной экосистемы – то, что вынудило отправиться нас к звёздам, вглубь галактики. Мы победили.
Доктор: Хм, если ты уже всё продумал, то зачем тебе Даврос?
Бейнс: Мы зашли так далеко, но последние несколько сотен лет находимся в технологическом, нет, даже в культурном тупике. Он может сделать следующий шаг. Он может мыслить сразу.
Доктор: Он – зло.
Бейнс: Бессмысленный ярлык.
Доктор: Это не тот термин, которым я разбрасываюсь без раздумий. Но Даврос – зло. Он разрушит всё, чего вы достигли.
Бейнс: Он знает, что ему лучше всего работать на меня. Какая альтернатива? Тюрьма? Смерть?
Доктор: Превосходство. Вы даёте ему средства для порабощения всей человеческой расы.
Бейнс: Он всего лишь человек. Вернее, в нём нет даже половины человека.
Доктор: Он уничтожит тебя, мистер Бейнс. Он вырвет твои глаза, а потом вернётся за глазницами. И будет смеяться в процессе. Следи за собой, защищай себя, и возможно у тебя получится выбраться из этого живым. А теперь... у меня есть дела. Не беспокойся, лекциям конец. Я больше не буду тебе об этом говорить. Если ты настолько смекалистый, насколько говоришь об этом, то это и не понадобится.
Бейнс: Охрана ангара, это Бейнс. Держите истребитель наготове до следующего уведомления. Возможно, мне придется уезжать в спешке.

(Спальня)
Ким: Уиллис, что ты здесь делаешь?
Уиллис: Ты сказала, что мы встречаемся в твоей комнате.
Ким: Но как ты вошёл?
Уиллис: Я научился паре трюков.
Ким: Понятно...
Уиллис: Это не создаёт проблемы?
Ким: Просто... В Куполе почти нет места частной жизни. Мы все уверены, что комнаты прослушиваются.
Уиллис: Нет. Это не нужно.
Ким: Что ты имеешь в виду?
Уиллис: ТАИ не заинтересована в том, чтобы знать, о чём ты думаешь, ей важно,чтобы ты говорил то, что думает корпорация.
Ким: Мы все здесь читаем твою новостную службу. Это правда, мы знаем об этом.
Уиллис: Да. Но вы читаете её раз в неделю. По несколько минут.
Ким: Знаешь, мы и сами умеем думать. Хочешь что­нибудь выпить из автомата?
Уиллис: Пожалуйста. И я знаю, что вы можете мыслить самостоятельно, но постоянная бомбардировка из рекламы, новостей Купола и корпоративных объявлений действует как гипноз. Это заставляет людей, работающих в корпорации, говорить так, будто они проглотили рекламную брошюру компании.
Ким: Я так не думаю. Что хочешь выпить? Автомат высшего класса и может синтезировать более тысячи... О...
Уиллис: Не беспокойся об этом, Ким. Ты не одна, мы с Доктором поможем тебе.

(Мастерская)
Бейнс: Итак, джентльмены. Первый день почти подошёл к концу. Вы уже нащупали решение проблемы?
Доктор: Мы сделали существенно больше.
Бейнс: Что вы имеете в виду?
Доктор: Вот.
Бейнс: Что это?
Доктор: Работающий прототип.
Бейнс: За день?
Даврос: Уже много лет я вынашивал несколько теорий в этой области. Когда я поделился ими с Доктором, он смог применить пару интересных техник.
Доктор: Я нахватался некоторых трюков во время моих путешествий.
Бейнс: Мы думали, что вы потратите на это месяцы. Пожалуй, джентльмены, вы за день оправдали наши вложения в вас.
Доктор: Я всегда говорил, что мы – команда победителей. Что ж, мы помогли тебе, нам пора двигаться дальше.
Даврос: Нет.
Доктор: Такова была сделка.
Бейнс: Не совсем точно.
Даврос: Голод. Вот проблема, к которой мы должны обратиться в следующую очередь. Миллионы умирают каждый год, Доктор. Миссис Бейнс рассказала мне за ужином.
Доктор: Там было пять смен блюд или только три?
Бейнс: Вы можете остановить Галактический Голод?
Даврос: Не за один день.
Бейнс: Но вы могли бы придумать решение?
Даврос: Думаю, да. Мне нужно более полно проанализировать проблему.
Бейнс: Доктор?
Доктор: Я... это, несомненно, амбициозная цель.
Бейнс: Конечно. Даврос, если вы сможете прокормить всех в галактике... вы станете величайшим гуманистом в истории. Величайшим героем.
Даврос: Это правда, Доктор?
Доктор: Да.
Даврос: Тогда я должен начать сейчас же. Доктор?
Бейнс: Вы поможете нам творить историю?
Доктор: Я... Сначала мне нужно кое­что сделать.

(Спальня)
Уиллис: Где он?
Ким: Расслабься. Он сказал, что придёт. Он пока ещё даже не опаздывает.
Уиллис: Если Бейнс увидит нас вместе...
Ким: ...тогда я потеряю гораздо больше, чем можешь потерять ты или Доктор. Ты говорил, что это важно, что на кону миллионы жизней? Тогда это стоит риска.
Доктор: Ким. Привет. Уиллис.
Уиллис: Доктор. Вы можете говорить свободно.
Доктор: Мы должны остановить Давроса.
Уиллис: Даврос – не проблема, а вот Бейнс опасен. Я говорил с ним, и он стал угрожать мне. Он сделал всё, разве что не выбросил из люка корабля.
Доктор: Сначала Даврос, потом Бейнс.
Уиллис: Что он замышляет?
Доктор: Ну, он...
Ким: Подождите.
Уиллис: Ты в порядке?
Доктор: Она слушает свой наушник.
Ким: Они только что сделали пресс­релиз: Даврос хочет покончить с голодом в галактике.
Уиллис: А кто не хочет?
Ким: Очевидно, он говорит, что у него есть инновационная стратегия, которая продемонстрирует радикальное мышление и сместит парадигму голода.
Доктор: Сомневаюсь, что Даврос написал этот пресс­релиз самостоятельно, и я даже догадываюсь, кто это сделал за него. Если я знаю Давроса, то он может спасти людей от голода единственным способом – пристрелить их прежде, чем они доберутся до еды. Это именно то, о чём я говорил: Бейнс – проблема, но Даврос вскоре будет выше по шкале опасности. Если он скажет, что делает что­то, потому что это поможет остановить голод... то кто сможет перечить ему?
Уиллис: Ты всё ещё не видел роботов.
Доктор: Ах, да. Роботизированная линия поставки.
Ким: Она, возможно, и не связана с Давросом, но Бейнс хочет сохранить её в секрете.
Уиллис: А это значит, что тут нет ничего хорошего.
Доктор: Ну, не совсем. Он же не боится перехвалить себя? Давайте подождём, пока всё успокоится и посмотрим.

(Спальня)
Даврос: Солдаты нации каледов, это был день великой победы. Не только над талами, но и над внутренними врагами. В этот день мы уничтожили целый флот талов, используя секретное оружие моего изобретения, а также cокрушили шпионскую ячейку здесь, в городе Калед. И вот они, предатели...
Даврос: Вы узнаете некоторых из них. Офицеры и даже члены Совета. Они совершили признание и выдали других причастных. Весь Совет придётся переформировать. Но мы не будем колебаться. Все враги каледов должны быть...
Даврос: Э! Вот это уже странно...

(Личная столовая)
Бейнс: Итак, ты поговорила с Давросом. Какое мнение у тебя о нём сложилась?
Лоррейн: Я могу видеть его только как жертву.
Бейнс: Он на неё не похож.
Лоррейн: Он всегда был рабом своего прошлого – своего воспитания, условий жизни, неустанной пропаганды на планете, где ведётся тотальная война.
Бейнс: Его инвалидности.
Лоррейн: Нет. Нет, как это ни странно, но это последняя из его проблем. Я думаю, что боль – это то, что поддерживает его, позволяет ему видеть себя уникальным.
Бейнс: Действительно?
Лоррейн: Подумай об этом. Он способен химически вызвать форсированную эволюцию, создать совершенно новую расу. Он генетик и биолог, не сравнимый ни с кем по искусству.
Бейнс: Я знаю это.
Лоррейн: Ну, он наверняка бы мог клонировать себе новое тело, неповреждённое. Мы научились делать это несколько веков назад.
Бейнс: Некоторые люди просто странные в этом отношении. Не сравнивай себя с ними.
Лоррейн: Разве?
Бейнс: Ты никогда не сталкивалась с выбором. Ты сама сказала, что человечество способно продлить свою жизнь на столетия, просто клонируя себя и загружая своё сознание. Это уже не так уж дорого. Но людям не нравится это делать. Ты бы не стала.
Лоррейн: Но я – не Даврос. Он заслуживает жизни. Он может дать столь многое.
Бейнс: Люди, которые могут себе это позволить, замораживают себя. Понимаешь, почему?
Лоррейн: Потому что это всё ещё они?
Бейнс: Да. Потому что точная копия – по­прежнему копия. И эта копия будет знать, что кто­то где­то просто щёлкнул выключателем и убил оригинал.
Лоррейн: О.
Бейнс: Мы исследовали это десять лет назад. Прощупывали рынок. Без сомнения, они примут клонированные органы, они клонируют своих домашних любимцев. Но во всём остальном люди не заинтересованы. Я понимаю Давроса, он привязался к той жизни, которую имеет. Он борец.
Лоррейн: Это так.
Бейнс: Эй. Мне уже стоит ревновать?
Лоррейн: Конечно, нет!
Бейнс: Будь осторожна с ним.
Лоррейн: Ты прислушался к Доктору.
Бейнс: Я слушаю многих людей. Есть шанс, что Доктор прав. И если это так, то нам нужен запасной план.

(Производственный этаж)
Уиллис: Он был здесь.
Доктор: Что находится дальше по этому пути?
Ким: Мы смотрели. Мне кажется, что это ещё один вход в шахты.
Доктор: Здесь темно. Мне всё­таки стоит начать носить с собой факел.
Ким: Я могу найти включатель.
Уиллис: Мы же не хотим встревожить охранников.
Доктор: Мы не видели никаких охранников. Но несколько были в ангаре. На данный момент света достаточно.
Ким: Эти роботы пугают меня.
Доктор: Ну, здесь не о чем беспокоиться. Во­первых, они выглядят как рабочие единицы. Во­вторых, они не активированы.
Уиллис: Ты узнаешь их по внешнему виду?
Доктор: Ну, снаружи все рабочие роботы выглядят достаточно одинаково, не правда ли? Небольшие косметические различия там и там, несколько разных инструментов и так далее. Чтобы понять, для чего они предназначены, я должен подойти ближе.
Уиллис: Насколько ближе?
Доктор: В идеале — заглянуть прямо в них, с помощью звуковой отвёртки. Так я смогу узнать их устройство.
Ким: Здесь что­то не так.
Уиллис: Кроме того, что это большая секретная фабрика?
Доктор: Ким права. Это автоматизированная фабрика. Нет необходимости её прятать. Так что она закрыта по каким­то причинам.
Ким: Это может быть проблемой...
Доктор: Или её решением.
Ким: Доктор?
Уиллис: Вон там, робот на полу.
Доктор: Они вытащили его из ряда, чтобы посмотреть на него. Подержи это. Смотри, у них отверстие в форме скрипки внутри блока центрального процессора.
Уиллис: Как скажешь.
Доктор: Я это знаю только потому, что сегодня чуть ранее... да. Ким, ты узнаешь это?
Ким: Это какое­то нейронное устройство. Очень прогрессивное. Тот, кто спроектировал его, должен быть гением.
Доктор: Спасибо.
Уиллис: Что?
Доктор: Я спроектировал этот процессор. С небольшой помощью Давроса. Он предназначался для навигационного компьютера космического корабля. А не для робота. Вот. Бейнс лгал о том, как собирается использовать эту разработку.
Ким: И что нам теперь делать?
Уиллис: Мы сообщим властям.
Ким: Что? Что компания, которая всегда строила роботов, строит роботов?
Доктор: Нам нужна полная схема. И мы должны взять инициативу в свои руки, а не просто ждать властей.
Ким: Закрыть это место?
Уиллис: Взорвать! Что это?
(Робот встаёт.)
Ким: Доктор!
Доктор: Я, должно быть, активировал его, когда поставил панель на место.
(Робот совершает первый неуверенный шаг.)
Уиллис: Мы должны уничтожить его!
Доктор: Уиллис! Нет!
Доктор: Ты угрожал ему. Теперь он перешёл в режим защиты.
Ким: Что это значит?
Доктор: Это значит, что он собирается убить нас!

Часть 3


(Производственный этаж)
(Робот поднимается.)
Ким: Доктор!
Доктор: Должно быть, я активировал его, когда вернул на место ту панель.
(Робот делает первый нетвёрдый шаг.)
Уиллис: Мы должны его остановить!
Доктор: Уиллис, нет!
Доктор: Ты повёл себя угрожающе. Он перешёл в режим защиты.
Ким: Что это значит?
Доктор: Это значит, что он собирается нас убить!
Уиллис: Я не угрожал ему.
Доктор: Я это знаю. Ты не меня должен убеждать.

(Спальня)
Даврос: А, Бейнс. Арнольд.
Бейнс: Вы сказали, вам не нужен сон. Надеюсь, ничего, если я...
Даврос: Разумеется. Входите.
Бейнс: Вы в порядке?
Даврос: Мне... приснился кошмар. Больше ничего.
Бейнс: У вас бывают кошмары? Я думал, вы вообще не спите.
Даврос: На первый взгляд, я больше ничего не делал в своей жизни. Время от времени что­нибудь восстаёт из прошлого, чтобы противостоять мне. Что­нибудь, чем я не могу гордиться.
Бейнс: Но вы в порядке?
Даврос: Да. Исправить проблему — значит просто отрегулировать химические вещества в моих центрах памяти. Нам многое надо обсудить. Я проанализировал экономическую информацию, которую вы мне дали.
Бейнс: Всю?
Даврос: Разумеется.
Бейнс: Но там достаточно данных, чтобы... Неважно. К какому вы пришли заключению?
Даврос: Это хаотическая система.
Бейнс: Это вы ухватили верно.
Даврос: Хаотическая система как в разговорном, так и научном смысле. Планеты, не выращивающие достаточно продовольствия, чтобы поддержать собственное население, выращивают товарную часть урожая для планет с избытком продовольствия. Земледелие на этих мирах...
Бейнс: Эй, я надеюсь вы не становитесь одним из этих типов, которые во всём винят корпорации, как этот журналист.
Даврос: Журналист?
Бейнс: Уиллис. Забудьте.
Даврос: Экономика Скаро была гораздо более эффективной. Мы ставили наши жизни в зависимость от войны, и это значило, что мы были сконцентрированы, что мы экономили энергию и рацион.
Бейнс: Это та ещё задача, сделать подобное в мирное время.
Даврос: Действительно. Я...
Бейнс: Секунду, я должен ответить. Да?
Бейнс: Хорошо, какова причина?
Бейнс: Буду на месте сейчас же. Постарайтесь сдержать ситуацию.
Даврос: Проблемы?
Бейнс: Один из роботов сошёл с производственной линии и напал на людей.
Даврос: И где Доктор?
Бейнс: Доктор?
Даврос: Просто мысль, мистер Бейнс. Возможно, я слишком подозрителен. Возможно, это с ним никак не связано. Предоставляю вам самим узнать на месте, что происходит.

(Производственный этаж)
Ким: Он нас ещё не убил. Это хороший знак.
Доктор: Он пытается выяснить, кто из нас трёх представляет большую угрозу.
(Робот поворачивает голову.)
Доктор: Ага. Думаю, он определился. Я. Ну, его не уличишь в ошибке.
Уиллис: Что мы можем сделать, Доктор?
Доктор: Вы двое – найти место безопаснее.
Ким: А вы?
Доктор: Что­нибудь придумаю. Уходите. Быстро!
Ким: Сюда.
Доктор: Привет, приятель. Вот я и один, видишь.
(Робот приближается.)
Доктор: Хороший робот. Как видишь, я безоружен. Я не представляю для тебя угрозы. Ты понимаешь?
Бейнс: Постарайся не повредить голову!
Бейнс: Прекратить огонь!
Доктор: Мистер Бейнс. Спасибо. Его действительно было необходимо ломать?
Бейнс: Буду честен, Доктор, я думал дать ему продолжить начатое.
Доктор: Ага.
Бейнс: Что вы здесь делаете?
Доктор: Просто прогуливался, обходил купол...
Бейнс: Чтобы добраться сюда, вы должны были пройти через три охраняемые двери. Двери, сделанные из настоящего нутрилия, через которые, как меня уверяли производители, пройти невозможно.
Доктор: Ну, они бы в противном случае были бесполезны как двери, нет?
Бейнс: Я могу пройти через них. Я был уверен, что только я.
Доктор: Я даже не знал, что доступ сюда ограничен. Никаких же предупреждающих знаков нет, не так ли? Мне очень жаль, это было ужасное недоразумение.
Бейнс: Вы были один?
Доктор: Вы видите кого­то ещё?
Бейнс: Почему этот робот напал на вас?
Доктор: Хм?
Бейнс: Что вы сделали, чтобы спровоцировать его? Это простой робот­шахтёр.
Доктор: Вы обвиняете меня в неполадках вашего робота?
Бейнс: Который бы не напал без причины.
Доктор: Вот вам причина – халтурная работа.
Бейнс: Идёмте со мной.

(Мастерская)
Даврос: Войдите. А. Миссис Бейнс?
Лоррейн: Я ищу своего мужа.
Даврос: Он был здесь, но его вызвали.
Лоррейн: Что вы читаете?
Даврос: Доклады фондовых бирж за последние пятьдесят лет. Закономерности восхитительны.
Лоррейн: Я не экономист, но я не думала, что в данных фондовых бирж вообще есть закономерности. Галактическая экономика слишком велика и многообразна.
Даврос: Это сложное уравнение. Но... Вот. Я проверил, оно выполнялось последние двадцать лет, теперь я проверяю периоды времени перед этим, чтобы выяснить, универсальная это закономерность, или локальная.
Лоррейн: Мне это совершенно не понятно.
Даврос: E – это волны Эллиота, P – планетарная экономика...
Лоррейн: Я не математик. Даврос, я сомневаюсь, что в галактике существует ум, способный понять вашу работу, не говоря уж о том, чтобы сравниться с ней.
Даврос: Возможно, вы правы.
Лоррейн: Ваш интеллект превосходит любой другой. Вам нет равных.
Даврос: Действительно.
Лоррейн: Я сказала что­то не так?
Даврос: Нет.
Лоррейн: И всё­таки я сказала. Что именно?
Даврос: Нет никакой борьбы, если у меня нет равных.
Лоррейн: Быть выше всех трудно.
Даврос: Быть выше всех одиноко.
Лоррейн: С одним этим уравнением вы могли бы почти за одну ночь стать богатейшим человеком в галактике. Вы могли бы изменить её по своей воле.
Даврос: Это просто информация, вот и всё. Научное сообщество от неё только выиграет.
Лоррейн: На Скаро, если бы вы делали исследование, и оказалось бы, что оно могло быть использовано в военных целях, вы бы остановили такое исследование?
Даврос: Нет, конечно, нет.
Лоррейн: Это уравнение – оружие. Оружие, чтобы победить ваших экономических соперников. Это ваше предназначение – править, Даврос. Так было всегда. Вы нечто большее, чем мы.
Даврос: Это так.
Лоррейн: С вами всё в порядке, Даврос?
Даврос: Шэн, всё так пусто. Так просто.
Лоррейн: Каким именем вы меня назвали?
Даврос: Я... Оставьте меня, пожалуйста. Вы дали мне богатую пищу для размышлений.
Лоррейн: Конечно. Я не скажу мужу об уравнении. До тех пор, пока вы не придёте к решению.
Даврос: Спасибо.

(Спальня)
Наушник: ...уже объявили о крупном прорыве в создании искусственном интеллекте. Компании­соперники выражают скептицизм, но выручка по ценным бумагам ТАИ выросла уже вчера, и в настоящее время выше, чем за последние семьдесят пять лет, поднимая рынок в целом, несмотря на обвал ценных бумаг соперников. Время – восемь часов.
Доктор: Что? Э. Кто вы? И вообще, где вы?
Наушник: Я ваш личный органайзер. Меня поместили в ваше ухо, пока вы спали.
Доктор: О, нет. Опять?
Наушник: Я снабжу вас всей необходимой вам информацией от звёздных сплетен и гороскопов до...
Доктор: Можешь начать с того, что скажешь мне, где ближайшая отвёртка. Почему эта дверь не открывается?
Наушник: Вас попросили остаться в вашей квартире, пока не будет завершена оценка ваших успехов.
Доктор: Оценка успехов? Мне не очень­то нравится, как это звучит.
Наушник: Мистер Бейнс свяжется с вами в ближайшее время. А пока не желаете ли вы , чтобы я приготовила вам завтрак?
Доктор: Мне кажется, я потерял аппетит.

(Личная гостиная)
Бейнс: Дорогая, я... О, добрый день, Даврос. Лоррейн, я провёл всю информацию, которую ты нашла о Докторе, через компьютер отдела кадров. Он рекомендует оставить его, но лишить отдельных привилегий.
Даврос: Это был бы логичный образ действий, при условии, что мы можем избежать дальнейших злоупотреблений.
Лоррейн: Это нелепость, нам следует...
Бейнс: Я знаю. Мы собираемся вывезти Доктора.
Лоррейн: Вывезти?
Бейнс: Корабль улетает через пару дней. К этому времени мы разберёмся с его другом­журналистом.
Даврос: Они не обратятся прямо к властям?
Бейнс: И что они скажут? У них нет доказательств того, что мы совершили что­то противозаконное. Стойте, что я говорю, я и не сделал ничего противозаконного.
Лоррейн: Мы напали на тот корабль, убили его команду.
Бейнс: Нас ничто с этим не связывает.
Лоррейн: Ангар. Если они найдут перехватчик, они будут знать, что это мы. У них будут доказательства!
Бейнс: Никто не сможет его найти.
Даврос: Доктор был там.
Бейнс: Как я уже сказал, у него не выйдет его найти. Что... Почему вы двое так на меня смотрите?
Лоррейн: Мы должны убить Доктора. Он ни на кого не работает, его никто не хватится.
Бейнс: А журналист?
Лоррейн: Можно организовать несчастный случай. Одним ударом убить двух зайцев.
Даврос: Нет.
Лоррейн: Вы не желаете Доктору смерти?
Даврос: Он полезный помощник. Вдали отсюда он будет лишь помехой для нашей операции. Решение вашего компьютера было логично. Кроме того, я считаю, вам следует поставить его под постоянное наблюдение.
Бейнс: Невозможно.
Даврос: У вас есть камеры и микрофоны по всему куполу. Вы не используете их, чтобы наблюдать за персоналом?
Бейнс: Мы не шпионим за частной жизнью наших работников, нет.
Даврос: Тогда зачем камеры?
Лоррейн: Они стоят в общественных местах для обеспечения безопасности. Если к нам проникнет злоумышленник, или мы заметим пожар, мы ликвидировать источник проблемы.
Даврос: Доктор гораздо более опасен, чем какой­то пожар. Вы говорите о «безопасности»? Он для вас явная угроза. Он был пойман с поличным.
Бейнс: Мы никогда просто так не шпионим за своими работниками. Это неэтично.
Даврос: Но технологии на месте, бери и пользуйся. Интеркомы в наших квартирах могут легко быть приспособлены для прослушивания. Я могу сделать это для вас. Только в комнатах, где находится Доктор, если вы этого хотите.
Бейнс: Нет.
Даврос: Нет? Вас пугает закон? Закон – не для таких людей как мы, Бейнс.
Бейнс: Я не испуган. Нет нужды что­то делать, система уже позволяет наблюдать за частными помещениями.
Лоррейн: Да?
Даврос: Это должно быть сделано. Доктор может быть полезен мне... этой компании. Но только если он под контролем.
Лоррейн: Вы можете его контролировать?
Даврос: Да. Разумеется, если я окажусь неправ, всегда можно исследовать другие доступные возможности.

(Спальня)
Доктор: Ну же, выпусти меня.
Наушник: Пожалуйста, оставайтесь спокойны, Доктор.
Доктор: Да, ты прав. Могу ли я сейчас позавтракать?
Наушник: Конечно.
Доктор: Всё что я захочу?
Наушник: Да, Доктор.
Доктор: Хорошо, я хочу кое­что необычное на завтрак. Я хочу отрезок провода, пожалуйста. Медный, примерно пять дюймов длиной.
Наушник: Пожалуйста, Доктор.
Доктор: Ням­ням. Выглядит аппетитно. И, о, смотрите­ка, если я просуну этот провод сюда...
Доктор: Дверь откроется. Поразительно.
Бейнс: Действительно поразительно.
Наушник: Это Арнольд Бейнс...
Доктор: Я знаю, кто это.
Бейнс: А знаете ли вы, что это?
Наушник: Небольшой процессор от компьютера новейшей конструкции.
Доктор: Уж я­то знаю, я его сделал. Это мозг робота, атаковавшего меня. Бейнс, теперь­то вы видите, Даврос сделал что­то с процессором и робот стал агрессивным.
Бейнс: Нет. Мы проанализировали неисправность. Она в вашей конфигурации альфа­матрицы.
Доктор: Это был Даврос, я знаю.
Бейнс: Вот отчёт. Смотрите сами.
Доктор: Ну, вот, я же... О. Ладно, это могло вызвать неполадку.
Бейнс: Мы оценили настоящую ситуацию: вы можете быть полезным сотрудником. Я хотел вывезти вас, но Даврос пришёл к другому решению: он хочет, чтобы вы помогли ему в решении проблемы голода.
Доктор: Быть его мальчиком на побегушках, вы имеете в виду?
Бейнс: Вы едва ли сделали что­то, чтобы мы могли вам доверять. А это работа первостепенной важности.
Доктор: Для чего эти роботы, Бейнс?
Бейнс: Это роботы­шахтёры.
Доктор: Я думал, вы планируете закрыть все шахты.
Бейнс: Нет, я... Вы не знали, что Даврос будет здесь. Вы пришли сюда, потому что услышали, что я закрываю шахты?
Доктор: Так и есть.
Бейнс: Типично. Это была просто идея. Нелепая идея, которую придумала одна из фокус­групп, когда мы искали радикальные решения.
Доктор: Вы не планируете закрывать их?
Бейнс: Нет, это не имело бы смысла – они все приносят доход, более или менее. Когда фокус­группа придумала это, мы избавились от фокус­группы, а не шахтёров. Вы пришли сюда, потому что кто­то нашёл выброшенную записку, я так понимаю? Это никогда и не было серьёзным предложением.
Доктор: Это всё ещё не объясняет, зачем вы строите армию роботов, которым нужен мозг достаточно сильный, чтобы координировать межгалактический полёт.
Бейнс: Их пятьдесят, Доктор. Вряд ли назовёшь армией.
Доктор: Это не объясняет, зачем вам нужен хотя бы один.
Бейнс: Галактика стоит на перепутье, Доктор. Мы достигли пределов экспансии человеческой расы. Чтобы поддержать конкурентное преимущество, нам нужны новые пути мышления. Спросите любого. Этот робот способен на новые пути мышления. Он будет способен делать то, что не смогут роботы наших соперников.
Доктор: Что именно?
Бейнс: Я не знаю. Весь смысл в том, чтобы вырваться на новую территорию. Расширить границы. Помыслить немыслимое.
Доктор: Ну, если вы хотите немыслимого, нанять Давроса было шагом в верном направлении. Он не изменился, он не способен подойти к проблеме под новым углом. Помяните моё слово.

(Спальня)
Уиллис: Да?
Даврос: Мистер Уиллис.
Уиллис: Даврос.
Даврос: Не надо так волноваться
Уиллис: Не надо?
Даврос: Я вижу, моя репутация предшествует мне. Вы журналист?
Уиллис: Да.
Даврос: Почему вы здесь?
Уиллис: Я пытаюсь подготовить репортаж. Найти свидетельства, что Бейнс вовлечён в преступление.
Даврос: Понятно. Предполагаю, вы так и не нашли свидетельств?
Уиллис: Я пытался, но...
Даврос: Вот.
Уиллис: Что это?
Даврос: А что это по­вашему?
Уиллис: Коробка.
Даврос: Открывайте.
Уиллис: Это... Я не знаю, что это. Что это?
Даврос: Атомное оружие.
Уиллис: Что? Но... Нет.
Даврос: В нём нет заряда.
Уиллис: Чёрт, я надеюсь, что нет!
Даврос: Но оно незаконно. Парлагонский договор запрещает частным лицам владеть атомным оружием.
Уиллис: Бейнс просто скажет, что оно используется в шахтах или что­нибудь ещё.
Даврос: Он скажет. А вы ответите, что проектирование взрывных зарядов в горном деле нужно для усиления действия ударной волны. Это устройство – мощная взрывчатка, но его прямое назначение – распространять радиацию по большой площади.
Уиллис: Это оружие.
Даврос: Гораздо более эффективное на людях, чем на камнях.
Уиллис: И я могу его держать?
Даврос: Без взрывного устройства оно бесполезно. Хотя я бы не советовал вам пытаться его вскрыть.
Уиллис: Что вы хотите взамен?
Даврос: Мистер Уиллис, у вас есть серьёзные сомнения в экономической системе?
Уиллис: Э, да.
Даврос: Мне было бы интересно выслушать эти сомнения.
Даврос: Мистер Бейнс явно один из счастливчиков. Но ведь жители некоторых других планет умирают от болезней?
Уиллис: Верно.
Даврос: Болезней, которые были вылечены людьми?
Уиллис: Не всем по карману лекарства. Люди типа Бейнса сказали бы, что галактика и так перенаселена, так что хорошо, что хоть что­то ослабляет давление.
Даврос: Бейнс так сказал?
Уиллис: Нет. Ну, Он вполне мог бы. Я не знаю.
Даврос: Он не сказал бы так, если бы его жизнь находилась под угрозой, не так ли?
Уиллис: Нет, сэр. Даврос... Таких, как я – миллионы. Людей, ненавидящих корпорации, людей, считающих их синонимом наживы. Они уничтожили целые планеты, лишили их всего. И ради чего? Только чтобы подстегнуть рост, заработать больше денег.
Даврос: Экономическая система галактики несправедлива в своём основании. Корпорации могли бы быть силой добра, но они призваны соперничать друг с другом.
Уиллис: Мы пытались показать всё это на нашей службе новостей. Но никто не придумал системы лучше.
Даврос: Я уверен, кто­то придумал. Но корпорации подкупили их. Или убили. Именно так поступает абсолютная власть.
Уиллис: Невозможно изменить экономику сразу всей галактики. Были скандалы и кризисы, но корпорации всегда выживали – или новые занимали место старых.
Даврос: Все люди, которые думают как вы, такие пораженцы?
Уиллис: Мы не можем победить корпорации. Они контролируют всё, на них работают все.
Даврос: У меня есть средство уничтожить их. Раз и навсегда. Вы понимаете, как функционирует фондовый рынок?
Уиллис: Богатые люди инвестируют деньги в компании, которые, как им кажутся, будут в прибыли. Люди рискуют, иногда они получают, что хотели, иногда они остаются разорёнными.
Даврос: И элемент риска важен?
Уиллис: Ну, да. Отец всегда говорил, что это как скачки: ты делаешь ставки, только на человеческие жизни.
Даврос: Да. Но если бы вы заранее знали исход каждого забега, это не было бы «ставками»? Я могу предсказывать поведение фондового рынка.
Уиллис: Как?
Даврос: С одной формулой. Я сейчас проверил данные за последние пятьсот лет. Она верна. Я могу предсказать цену любых ценных бумаг, в любой момент времени, везде.
Уиллис: Такая сила обеспечила бы меня на всю жизнь. Вас. Она бы сделала вас богатыми. Больше чем просто богатыми.
Даврос: Если бы формула была только у меня.
Уиллис: Конечно. Я имею в виду, вы бы не стали ей делиться, не так ли?
Даврос: Почему нет?
Уиллис: Потому что если бы у всех была формула, тогда бы вся система... ну... рухнула.
Даврос: Именно.
Уиллис: Вы действительно можете это сделать.
Даврос: И я сделаю. Но мне нужна ваша помощь. На этом диске содержится формула, как она была найдена, и простая программа, которая запустится даже на домашнем компьютере. Твоя задача – распространить информацию: твой новостной канал опубликует формулу.
Уиллис: Но будет хаос.
Даврос: Нет. Будет новый порядок. Галактике уготована новая экономическая модель. Я один буду готов к коллапсу корпораций. И я смогу использовать инфраструктуру ТАИ, чтобы навязать новую систему.
Уиллис: Я думаю, она должна будет быть основана на свободной системе, идущей снизу. Сеть коммун, заинтересованная в окружающей среде каждого из миров. Самодостаточные планеты, обменивающиеся товарами, если у них есть избыток.
Даврос: Я просматривал книги по истории, принадлежащие миссис Бейнс, чтобы узнать, не было ли прецедента тому, что я сделаю.
Уиллис: Не в таком масштабе. Основной проблемой будет переобучение: человеческая раса слишком привыкла к коммерции, так что будет трудно адаптироваться к переходу к пост­экономической системе, где люди берут лишь то, что им нужно.
Даврос: По существу, вся галактическая экономика перейдёт на военные рельсы. Криминалитет и нежелательные элементы будут принуждены к труду как разнорабочие, наиболее подходящие сформируют элиту. Граждане станут рабочей силой. Женщины будут рожать и растить детей, мужчины работать в новых фабриках и армиях, и весь излишний производственный потенциал пойдёт на вооружение...
Уиллис: Что? Нет! Я не буду... Дьявол... Эта чёртова дверь не открывается. Выпустите меня!
Даврос: Уиллис, вы умны и находчивы, и я надеялся, что вы будете в моей новой элите. Будьте так добры, не разочаруйте меня.
Уиллис: Выпустите меня!
Даврос: Как вы желаете. Но, пожалуйста, обдумайте моё предложение.

(Мастерская)
Бейнс: Доктор, Даврос ещё не появился?
Доктор: Здесь его нет.
Бейнс: Нет... Подождите. Лоррейн, Даврос с тобой?
Лоррейн: Нет. Я же сказала тебе. Разве он не в мастерской?
Доктор: Не объявлялся. И посмотрите, я ему чай приготовил и всё такое.
Уиллис: Доктор, Доктор, вы там? Это Уиллис.
Доктор: Э. Да. Привет, Уиллис.
Бейнс: То есть вы двое друг друга знаете, да?
Доктор: Да.
Бейнс: Он ваш – как это называется – «спутник»?
Доктор: Нет, она в безопасности на другом конце галактики, на ботаническом симпозиуме.
Уиллис: Доктор? Вы на связи?
Бейнс: Продолжайте разговор.
Доктор: Уиллис, я сейчас немного занят.
Уиллис: Доктор, мне нужно с вами поговорить.
Уиллис: Не в куполе. Нас могут увидеть. Спускайтесь сюда. Я в шахтах.
Бейнс: Находчивый молодой человек. Я думал, он у меня под контролем.
Доктор: Вам бы не Уиллиса выслеживать, Бейнс. Он в самом деле наименьшая из ваших проблем.
Бейнс: Тогда пойдём и встретимся с ним. Уберём его с дороги.

(Купол)
Даврос: Добрый день.
Ким: Здравствуйте. Могу ли я вам чем­то помочь?
Даврос: Вы направляетесь в компьютерный центр на этом лифте?
Ким: Да. Я там работаю.
Даврос: Я поеду с вами. Если вы согласны.
Ким: Э... Да. Конечно. Меня зовут Ким. Ким Тодд.
(Лифт движется.)
Даврос: Я Даврос. Сколько вы работаете в компьютерном центре, мисс Тодд?
Ким: Пять лет.
Даврос: Прекрасно. У меня есть проект, для которого мне необходимо загрузить файлы в галактическую сеть данных.
Ким: У меня нет на это права.
Даврос: Если бы оно было у меня, вы смогли бы управлять коммуникационным терминалом?
Ким: Право на это есть только у мистера Бейнса. Нам необходим высокий уровень безопасности, чтобы предотвратить возможную утечку корпоративных тайн.
Даврос: Я спросил не об этом.
Ким: Я часто помогала мистеру Бейнсу передавать файлы, да.
(Дверь открывается.)
Даврос: Прекрасно. Кажется, мы прибыли. Проходите. Я встречусь с вами примерно через минуту... Есть дело, за которым мне надо проследить.
Ким: Как вам угодно, мистер Даврос.
Лоррейн: Даврос.
Даврос: А, миссис Бейнс. Рад вас снова видеть.
Лоррейн: Мой муж искал вас. Вы не были в мастерской или со мной, и я подумала, что вы можете направиться сюда.
Даврос: Прекрасное умозаключение.
Лоррейн: Эта сотрудница, вы так смотрели на неё...
Даврос: Она мне напоминает кое­кого.
Лоррейн: Шэн?
Даврос: Как...?
Лоррейн: Вы упомянули это имя раньше. Так кто она?

(Город каледов)
Шэн: Координатор Даврос, это Шэн.
Даврос: А, да, последний новобранец в Научную дивизию. Ты та же Шэн, которая написала исследование долгосрочных эффектов атомных бомбардировок?
Шэн: Так и есть. Вы прочитали его?
Даврос: Я читаю каждое исследование. Но это было тем из немногих, которое впечатлило меня.
Шэн: Если война будет продолжаться, вся биосфера будет опустошена.
Даврос: Не каледы начали бомбардировки.
Шэн: Сэр, не имеет значения, кто сбрасывает бомбы, яд в любом случае попадает в почву и питьевую воду.
Даврос: Верно.
Шэн: Каледы выиграют войну, но мы можем остаться на мёртвой планете.
Даврос: Научная неизбежность.
Шэн: Всего можно избежать, Даврос. Мы хозяева своей судьбы.
Даврос: Этого нет в твоём исследовании.
Шэн: Моё исследование заканчивается рядом предложений, которые...
Даврос: Шэн, я знаю, как заканчивается твоё исследование. Пара частных изменений, которые, лишь вероятно, будут иметь некий эффект. Но мы оба знаем, каков твой настоящий вывод.
Шэн: Да, сэр. Мы должны адаптироваться, или мы умрём.
Даврос: Мы?
Шэн: Живые.
Даврос: Каледы и талы?
Шэн: Я думаю, мы зашли дальше этих различий.
Даврос: Это так. Ты думаешь, в этом причина того, что две расы пытаются убить друг друга?
Шэн: Сэр?
Даврос: Ты думаешь, что где­то внутри мы знаем, что эта война самоубийственна, что бы наши политики ни говорили нам? Что каждая смерть только спасает людей от страданий?
Шэн: Сэр, я верю, что есть способ выжить.
Даврос: Нет.
Шэн: При всём уважении, координатор, но да. Я подготовила новое исследование. И оно предлагает решение.
Даврос: Конец войны?
Шэн: Не обязательно.
Даврос: Я учёный, Шэн. Я провёл большую часть жизни, разрабатывая оружие. Но за эти годы я много думал о более радикальном решении. Мне ясно, что единственная надежда каледов – в сотрудничестве с талами.
Шэн: Мы две разные расы, занимающие одну и ту же экологическую нишу, сэр. Биологические императивы делают сотрудничество невозможным. Каледы должны уничтожить талов ради сохранности собственного вида.
Даврос: Так твоё решение – некое мощное оружие? Что­то, не пришедшее в голову даже мне?
Шэн: Нет, сэр. Ещё более радикально.
Даврос: Скажи мне.
Шэн: Мы подходим к проблеме с неправильного угла.
Даврос: Проблема проста: война продолжается, а значит, этот мир вскоре будет не в состоянии поддерживать жизнь каледов. Мы не можем покинуть этот мир – но это и не важно, других миров, способных поддерживать жизнь, не существует. Единственное решение – закончить борьбу. А мы не можем это сделать, потому что наши враги уничтожат нас. В любом случае раса каледов мертва.
Шэн: Да. Я согласна с каждым вашим словом.
Даврос: И всё же у тебя есть решение?
Шэн: Да.
Даврос: Скажи мне.
Шэн: Прочитайте моё новое исследование, сэр.
Даврос: Как оно озаглавлено?
Шэн: Сэр, я назвала его «Решение “Далек”».
Даврос: Это слово... «Далек». Что оно значит?
Шэн: Чтобы выяснить это, сэр, вам надо будет прочитать статью.

(Компьютерная комната)
Лоррейн: То есть... не вы создали далеков?
Даврос: Я создал их. Она предложила идею, но именно я экспериментировал на эмбрионах каледов. Я говорил, что вводимые химические вещества сделают детей сильнее. Я не говорил, что они изменят их видовую принадлежность.
Лоррейн: Вы, должно быть, чувствовали...
Даврос: Да?
Лоррейн: Я не знаю. Вину? Гордость? Ужас? Честно, я не знаю. Вы принимали историческое решение, но...
Даврос: Я ничего не чувствовал.
Лоррейн: Вы должны были чувствовать...
Даврос: Я помню первые роды. Первые успешные роды. Матери были горды и беспокойны. У вас есть дети, миссис Бейнс?
Лоррейн: Нет.
Даврос: Я думаю, то, что объединяет людей, каледов и талов, – это гордость за новорожденного ребёнка. Надежда, страх, что что­нибудь пойдёт не так. Всё пошло так, как нужно было мне. Но...
Даврос: Матери часто чувствовали себя иначе. Те немногие, что пережили шок от родов.
Лоррейн: Вы работали над тем, чтобы гарантировать сохранение жизни на своей планете.
Даврос: Существо, которое могло бы дышать воздухом, полным иприта, пить отравленную воду, есть посевы, растущие в плутониевой пыли.
Лоррейн: Существо, которое выжило бы где угодно.
Даврос: Да.
Лоррейн: Они были вашими детьми.
Даврос: Да.
Лоррейн: Эта Шэн. Была ли она... одной из тех матерей?
Даврос: Нет. Почему вы так думаете?
Лоррейн: Я думала, что, возможно, вы и она были?..
Даврос: Она была красива, миссис Бейнс. Юна. Сильна. Блестящий ум. Первый ум, что я встретил, сверкавший ярче моего.
Лоррейн: Вы любили её?
Даврос: Я не уверен, что я когда­либо любил, миссис Бейнс. Я не уверен, что когда­либо чувствовал... хоть что­нибудь.
Лоррейн: Но вы один из самых целеустремлённых людей, что когда­либо были. Далеки крайне эмоциональны...
Даврос: Я не далек. Моя система жизнеобеспечения идеально регулирует процессы в моём теле. Если мне холодно, она согревает меня. Если я голоден или устал, она нейтрализует и это. В своей основе, все эмоции – это химические реакции. Страх, злость, ревность. Всё может быть отрегулировано.
Лоррейн: Но это было до случившегося с вами. До того, как у вас появилась система жизнеобеспечения?
Даврос: Да.
Лоррейн: И всё же вы не чувствовали ничего?

(Город каледов)
Шэн: Даврос. Вы представили моё исследование Совету.
Даврос: Да. Это была моя обязанность как координатора.
Шэн: Но вы не упомянули моё имя. Вы присвоили себе все заслуги.
Даврос: Ты работаешь под моим началом. Все научные исследования требуют моего одобрения.
Шэн: Вы гений, Даврос, в этом нет сомнений. Но это всегда было моей специализацией. Я поняла так, что я представлю свою работу Совету
Даврос: Это второстепенный вопрос
Шэн: Это важнейший вопрос, Даврос.
Даврос: Нет ничего важнее войны.
Шэн: Мы оба знаем, что это не так. Вы читали исследование. Я была единственной, кто задумался, что будет после неё.
Даврос: Не будет никакого «после», если мы не одержим победу.
Шэн: Даже если мы одержим победу, никакого «после» всё равно не будет. Уже сейчас падает коэффициент рождаемости, детская смертность в четыре раза выше, чем поколение назад.
Даврос: Неизбежные последствия войны. Кто сейчас захочет вынашивать детей для этого мира? Женщины больше не хотят быть матерями, они хотят приносить пользу на войне.
Шэн: Вы говорите мне заткнуться и пойти рожать детей?
Даврос: Шэн...
Шэн: Это всё на что я...
Даврос: Нет. Ты великий учёный, Шэн. Возможно, величайший, что когда­либо появлялся на этой планете.
Шэн: Координатор Даврос, ваша репутация...
Даврос: Молчи.
Шэн: Однажды я, возможно, превзойду вас. Но сейчас...
Даврос: Ты всегда думаешь о будущем, Шэн. Я восхищаюсь этим.
Шэн: Сэр.
Даврос: Твои идеи впереди своего времени. Я думаю, только ты и я способны по­настоящему понимать их последствия. Другие, те, кто ниже нас, будут испуганы твоим предложением.
Шэн: Сэр, вы представили всю мою работу?
Даврос: Я опустил некоторые из твоих заключений. Совету не нужно знать всё. Не сейчас. Они политики. Они не одобрили бы новые эксперименты, если бы они знали... то, что знаем мы.
Шэн: Что они подписывают смертный приговор нам всем? Что новый вид заменит исходный?
Даврос: Да.

(Шахты)
Бейнс: Эти туннели бесконечны, Доктор.
Доктор: Это большой комплекс, Бейнс, но вряд ли бесконечный.
Бейнс: Ствол шахты, мимо которой мы только что прошли, идёт вглубь на пятнадцать миль. Если вы туда упадёте, по ощущениям это будет бесконечным полётом, поверьте мне.
Наушник: Доктор, Уиллис в двадцати метрах впереди вас.
Доктор: Уиллис?
Уиллис: Доктор? Доктор, как хорошо вас увидеть. Вы единственный, кому я могу доверять. Даже Ким...
Бейнс: Кимберли Тодд, специалист из компьютерного центра? Она, значит, в сговоре с вами?
Уиллис: Доктор, вы предали...
Доктор: Он был в комнате, когда ты связался со мной. И этот человек – единственный, кого нам нужно убедить во враждебности Давроса.
Уиллис: Но он...
Доктор: Чем бы он ни был, Даврос хуже.
Уиллис: Я знаю.
Бейнс: Только не ещё один. У Давроса было тёмное прошлое, я полагаю, но он оставил это позади. Если у вас двоих есть свидетельства, не могли бы вы тогда просто об этом сказать?
Уиллис: Даврос планирует уничтожить вас.
Бейнс: Он не сможет, даже если попытается. У меня есть наготове пара трюков, знаете ли. И бросаться обвинениями – это не свидетельство, Уиллис.
Уиллис: Не вас лично, всю нашу экономическую систему.
Доктор: Он так тебе сказал?
Уиллис: Мне кажется, он пытался завербовать меня.
Бейнс: Зачем ему это делать?
Уиллис: Я ему нужен.
Доктор: Зачем?
Бейнс: Действительно, зачем? Я был бы рад узнать.

(Город каледов)
Шэн: Вы посылали за мной, Даврос?
Даврос: Координатор Даврос.
Шэн: Я не хотела оскорбить вас. Сэр, я думала...
Даврос: Ты решила, Шэн. Ты слишком много решаешь.
Шэн: Сэр, я сделала что­то не то?
Даврос: Возможно, возможно и нет. Ты знаешь советника Вэлрона?
Шэн: Да, сэр.
Даврос: Тебя видели вместе с ним.
Шэн: Кто, сэр?
Даврос: Это моя обязанность – знать все действия моего персонала.
Шэн: Сэр, советник и я были вместе неофициально. Это не запрещено правилами. В этом нет ничего дурного.
Даврос: Страдает твоя работа.
Шэн: При всём уважении, сэр, нет.
Даврос: Как ты смеешь?
Шэн: Как вы смеете, координатор? Советник и я в отношениях...
Даврос: Вы делите постель.
Шэн: Сэр, я не сделала ничего противозаконного, координатор Даврос. Более того, я не сделала ничего плохого.
Даврос: Я обеспокоен советником. Я уверен, что он симпатизирует талам.
Шэн: Координатор, это немыслимо. Он один из главных защитников использования газового оружия против талов.
Даврос: Ты обсуждала с ним политику?
Шэн: Мы говорили о войне, да.
Даврос: Ты сказала ему, что мы делаем здесь, в Научной дивизии? Он знает о нашей работе?
Шэн: Нет, сэр. Он читал моё исследование о будущем биосферы Скаро.
Даврос: Вы обсуждали и это?
Шэн: Он спросил. Я ответила на некоторые вопросы.
Даврос: Ты присвоила себе заслуги за исследование. Ты сказала, что ты её написала?
Шэн: Координатор, я и написала исследование. Каждое слово. Я пришла к основному заключению до того, как вы и я встретились. Жизнь на Скаро, какой мы её знаем, обречена. Подождите... Откуда вы знаете, что я сказала?
Даврос: Вас видели.
Шэн: Сэр, этот разговор происходил в моём личном помещении.
Даврос: Да.
Шэн: Советник Вэлрон и я только что...
Даврос: Избавьте меня от деталей.
Шэн: Мне нужно?
Даврос: Ты должна закончить отношения с этим защитником талов.
Шэн: Сэр, вся семья Вэлрона погибла в первой бомбёжке талов.
Даврос: Но он выжил. Тебе это не кажется подозрительным?
Шэн: Нет. Сэр... Это просто смехотворно. Я возвращаюсь к работе. Делайте, что считаете нужным.
Даврос: Я так и собираюсь поступить, Шэн.

(Компьютерная комната)
Лоррейн: Вы... Подождите, я не понимаю. Шэн выдала вас советнику?
Даврос: Нет.
Лоррейн: Она виделась с ним за вашей спиной?
Даврос: Прошу прощения?
Лоррейн: Она была не верна вам?
Даврос: У Шэн и меня не было романтических отношений.
Лоррейн: Но вы любили её?
Даврос: Я сказал вам: я не способен на это.
Лоррейн: Так вы сказали, да. Но вы сказали ещё, что она была красивой, что вы восхищались ею. Что её ум был сопоставим с вашим. В этом задача историка – видеть мотивации и силы, которые приводят события в движение. Возможно, я могу видеть то, чего не видите вы.
Даврос: Мне показалось, вы сказали, что не понимаете меня. Что вам нужно сначала всё услышать. Шэн сказала это сама: мы были двумя существами в одной экологической нише. Только один из нас мог быть величайшим учёным.
Лоррейн: Что?
Даврос: Это то же, что и везде во вселенной: талы и каледы, неандертальцы и человек разумный. Только один может выжить.
Лоррейн: Но что случилось?
Даврос: Я собрал свидетельства. Те, что я не мог собрать, я создал. Я сделал так, что советника Вэлрона арестовали за сношения с врагом. Всех его сообщников схватили и казнили.
Даврос: Я улыбался, пока смотрел, как Шэн повесили. Миссис Бейнс?
Лоррейн: Но... Она...
Даврос: Она меня или я её.
Лоррейн: Нет. Она не была вам угрозой.
Даврос: Она могла быть.
Лоррейн: Не в том случае...
Даврос: Миссис Бейнс, вы действительно не видите, да? Вы не видите одну и ту же схему, повторяющуюся раз за разом через всю мою историю? Через всю историю? Решения, они тоже всегда одинаковые. Радикальные решение, требующие безжалостных действий против тех, кто мог бы их предотвратить.
Лоррейн: Доктор сказал, что вы монстр.
Даврос: А, да, Доктор. Равный мне. Мой соперник. Недолго, но я поверил ему. Я подумал, что могу измениться.
Лоррейн: Вы не изменились?
Даврос: Я не могу. Теперь я это вижу. Пока я говорил с вами об истории, судьбе, схемах, мотивациях, я увидел новую перспективу. Теперь я вижу, что это как те трупы в цехах переработки пищи. Мы можем замаскировать природу, но не изменить её.
Лоррейн: Люди могут измениться. Исправить свои прошлые ошибки.
Даврос: Я не совершил ошибок.
Лоррейн: Шэн. Если бы у вас был шанс, разве бы вы не вернулись и не спасли её?
Даврос: Нет.
Лоррейн: Но ваши кошмары. Вина. Стыд, который вы чувствовали.
Даврос: Простые химические реакции. Те, что позволили мне выжить, позволили мне созидать. Я бы поступил так снова без колебаний. Если бы я не уничтожил её, она бы уничтожила меня. Кстати, это мне кое о чём напомнило...

(Шахты)
Бейнс: Даврос ошибается. Невозможно просуммировать всю экономику галактики и записать на диск.
Доктор: Он гений.
Бейнс: Он инженер, а не бухгалтер.
Уиллис: Он прав, вы не можете рисковать. Он разрушит всё
Бейнс: Мне казалось, это то, что вы и ваши друзья из оппозиции всегда хотели.
Уиллис: Корпорации – зло, но то что планирует Даврос гораздо хуже.
Доктор: О, только не говори мне. Он видит галактику одним большим концентрационным лагерем, а себя – её комендантом?
Уиллис: Да.
Доктор: Вы можете представить себе это, Бейнс? Каждая из ваших фабрик производит оружие. Военные корабли, армии из боевых роботов и танков. Все горизонты заполнены дымом печей, каждый рабочий в рабстве?
Уиллис: Он­то может представить. Это именно то, чего он всегда хотел.
Бейнс: Нет! Я всегда хотел людям лучшего.
Уиллис: Лучшего для вас.
Бейнс: Я оказался там, где я сейчас, делая жизни людей лучше. Нанимая людей, продавая то, что они хотят.
Даврос: Сожалею, что прерываю такую захватывающую дискуссию.
Доктор: Даврос! Откуда он говорит?
Бейнс: Ваш карман, мне кажется, мистер Уиллис.
Уиллис: Что?
Даврос: Уже теплее, мистер Уиллис.
Уиллис: Вот.
Доктор: Что это у тебя?
Даврос: Я поместил радио в этот маленький подарок, который я вам дал.
Бейнс: Что это?
Доктор: Это бомба, мистер Бейнс. Ядерная бомба.
Бейнс: Какого чёрта?
Уиллис: Не пытайся притворяться невинной овечкой. Даврос дал мне это...
Доктор: Тебе это дал Даврос?
Уиллис: Она принадлежит вам, Бейнс. Даврос дал мне её, чтобы показать, что ничего хорошего вы не замышляете.
Бейнс: Я никогда раньше в своей жизни не видел эту штуку. Они незаконны. Аморальны. Какая мне польза с ядерной бомбы?
Даврос: О, им можно найти много применений. С этой я планирую убить трёх зайцев одним выстрелом.
Бейнс: Клянусь, я не имею к этому никакого отношения.
Даврос: Это так, Уиллис. Боюсь, это я сделал её этим утром. Я подделал свидетельство. Думаю, вы, журналисты, назвали бы это «дымящимся пистолетом».
Уиллис: Смотрите, не надо волноваться. Даврос сказал, что эта штука бесполезна без взрывного устройства.
Доктор: Уиллис... Ты знаешь как выглядит взрывное устройство ядерной бомбы?
Уиллис: Ну, нет, но...
Доктор: Передай­ка мне. Видишь это? Взрывное устройство. Вот, ты узнал что­то новое сегодня.
Уиллис: Ой.

(Компьютерная комната)
Даврос: Не тешьте себя надеждами, что можете её обезвредить, Доктор.
Лоррейн: Доктор. Даврос, что вы делаете?!
Доктор: Даврос, чего бы ты ни хотел, мы можем это обсудить.
Бейнс: Лоррейн, останови его.
Даврос: Ты прекрасно знаешь, чего я хочу, Доктор. Я попытался измениться, я действительно думал, что могу. Но ты был прав.
Доктор: Скудное утешение.
Даврос: Да. Я буду скучать, Доктор. Вы же, с другой стороны... Ну, сложно заскучать с атомной бомбой в руках, которая вот­вот взорвётся.

(Шахты)
Даврос: Вот ядерная бомба... ей вполне хватит такого расстояния.
Доктор: Он запустил обратный отсчёт. Быстро!
Бейнс: Вы не можете убежать от ядерного взрыва, Доктор.
Доктор: Оставайтесь здесь.
Уиллис: Что он делает?
Бейнс: Он возвращается к той шахте. Он собирается сбросить бомбу, надеюсь, она упадёт достаточно глубоко...

(Компьютерная)
Лоррейн: Что вы наделали? Что вы наделали?

Часть 4


Бейнс: Нам пора идти!
Уиллис: Но Доктор...
Бейнс: Он мёртв.
Уиллис: Нет, мы должны вернуться.

(Компьютерная комната)
Даврос: Мисс Тодд? Подойдите сюда, пожалуйста.
Ким: Да, сэр? Мэм?
Даврос: Вы выключите главный компьютер. Затем выведете всех, включая себя, меня и миссис Бейнс. После чего активируйте автономную систему жизнеобеспечения и протоколы защиты.
Ким: Я... да...
Даврос: Выполняйте! Миссис Бейнс, держите себя в руках.
Лоррейн: Ты убил их всех!
Даврос: Да, но не переживайте, миссис Бейнс, вас я не собираюсь убивать.
Ким: [комм.] Всему персоналу компьютерного центра эвакуироваться в главный Купол.
Лоррейн: Но..
Даврос: Вы всегда понимали меня. Именно благодаря вам и вашей проницательности я здесь. Когда я исполню свое предназначение, все это останется вам. Историю пишут победители. Вы сможете написать мою. Здесь нам ничего не помешает.
Лоррейн: Почему?
Даврос: Кимберли, поясни.
Ким: Компьютерный центр защищен от электромагнитных воздействий и саботажа.
Даврос: А стены достаточно прочные, чтобы выдержать штурмовую атаку. Компьютерный комплекс, включая все комнаты на этом уровне, по сути, является крепостью. Теперь, миссис Бейнс, когда ваш муж мёртв, вы здесь главная, я полагаю?
Лоррейн: Мёртв?
Даврос: Конечно, он мёртв. Соберитесь. Теперь вы глава компании?
Лоррейн: (в шоке) Да, но я не понимаю, как ...
Даврос: Не переживайте. Так, вы сделаете меня исполнительным директором корпорации?
Лоррейн: Наверно...
Ким: Центральный компьютер запечатан, Даврос. Все, кроме нас, теперь в главной части Купола.
Даврос: Отлично. Как исполнительный директор данной корпорации я приказываю вам транслировать содержимое этого диска. Транслируй на все новостные станции.
Ким: Сэр.
Даврос: Куда вы идёте?
Ким: В радиорубку, сэр. Потребуется несколько минут, чтобы установить спутниковую связь.
Даврос: Очень хорошо.
(Ким уходит)

Лоррейн: Зачем вы опечатали компьютерный центр?
Даврос: Радиация из шахты очень скоро достигнет Купола.
Лоррейн: В смысле?
Даврос: Надеюсь, вы не забыли про ядерный взрыв? Не беспокойтесь, это будет быстрая смерть.
Лоррейн: Вы должны сказать людям покинуть Купол. Что вы получите от этих смертей?
Даврос: Новое правительство всегда должно уничтожать тех, кто верен старому. А это самые преданные работники Бейнсов. Но, к счастью, они заменимы.
Лоррейн: Они не заслужили этого.
Даврос: На чьей вы стороне, миссис ... Бейнс?
Лоррейн: Я служу вам, Даврос.
Даврос: Можете идти.
Лоррейн: Спасибо.

(Шахты)
(Шахта рушится. Бейнс и Уиллис взбираются на уступ.)
Бейнс: Здесь хоть можно перевести дыхание.
Уиллис: Откуда взялась эта вода?
Бейнс: Эти шахты были построены под озером – резервуаром. А взрыв расколол камни.
Уиллис: Вы прокладывали туннели под озером?
Бейнс: На глубине двух миль, да.
Уиллис: Две мили? Мы в двух милях под землёй?
Бейнс: Нет, мы ещё глубже.
Уиллис: Да мы никогда отсюда не выберемся!
Бейнс: Сами – нет. Но они вышлют спасательный отряд.
Уиллис: Разве? А может они уже считают нас мёртвыми?
Бейнс: О, они так не считают.
Уиллис: Но вы уже поверили, что Доктор погиб.
Бейнс: Это разные вещи.
Бейнс: Вода продолжает прибывать.
Уиллис: Мне кажется, она только стала быстрее стекать сюда.
Бейнс: По крайней мере, она не поднимается на этот уровень.
Уиллис: Что­то мне подсказывает, что спасательный отряд вряд ли смог выжить там внизу.
Бейнс: Хех, понимаете, в чём ирония? Если бы вы с Доктором не саботировали того робота, они могли бы послать его за нами. У нас их пятьдесят, но все они деактивированы.
Уиллис: Мы могли бы остаться на этом уступе. Он достаточно велик, не слишком мокрый, да и питьевая вода есть.
Бейнс: Да уж, полно.
Уиллис: Сколько же воды в этом озере.
Бейнс: Миллионы галлонов.
Уиллис: Да. Только посмотрите на скорость того потока – а ведь это не единственный туннель. Вода начнёт убывать оттуда лишь через несколько часов.
Бейнс: Да, шахта огромна. Сначала будут затоплены нижние уровни, но уровень воды сюда не поднимется.
Уиллис: Вы уверены?
Бейнс: Конечно, нет. Но более­менее уверен. Так, что вы собираетесь делать, когда выберетесь на поверхность?
Уиллис: Об этом я буду думать, когда выберусь.
Бейнс: Напишете статью о моей компании?
Уиллис: Послушайте...
Бейнс: Вы разоблачите меня?
Уиллис: Боюсь, сейчас неподходящее время и место.
Бейнс: Как раз подходящее.
Уиллис: Стоп, что вы делаете?
Бейнс: Если вы умрёте здесь, из­за взрыва, никто ничего и никогда не узнает.
Уиллис: Я никому не расскажу, никому не расскажу.
Бейнс: Нет, конечно нет.
(Уиллис падает в воду)

(Шахты)
Наушник: Доктор, вы висите над обрывом. Огромный поток воды движется с левой стороны, также обнаружены опасные трещины в местной геосистеме.
Доктор: Заткнись! Пожалуйста, заткнись! Я и так всё это знаю. Так что, если не можешь помочь, то не мешай!
Наушник: В настоящее время я не могу вызвать помощь.
Доктор: (шарит по скалам руками, затем цепляется за один выступ и с большим усилием поднимается на пологий склон) Фух, получилось. Итак, каков уровень радиации?
Наушник: Немного выше нормального.
Доктор: Всего лишь немного? Ты уверен?
Наушник: Перепроверяю. Да. На верхних уровнях пещеры радиация в пределах нормы, а на нижних лишь слегка его превышает.
Доктор: Вода уносит опасные частицы вниз, но над водой всё ещё парит радиационное облако.
Наушник: Факты полностью подтверждают вашу теорию.
Доктор: Шахты расположены прямо под Куполом?
Наушник: Это верно.
Доктор: А радиационное облако поднимается вверх?
Наушник: Это верно.
Доктор: Как скоро облако достигнет Купола?
Наушник: Уже достигло.
Доктор: Только не это.

(Радиорубка.)
Лоррейн: Ким, не отправляй сообщение.
Ким: Но Даврос приказал мне.
Лоррейн: Нет. Иначе будет хаос. Отдай мне диск.
Ким: Вот. Мы скажем Давросу?
Лоррейн: Конечно, нет. Ким, мы должны как­то помочь людям снаружи в Куполе. Они умирают. Нужно доставить им медикаменты.
Ким: Если открыть дверь, радиация заполнит компьютерный центр, и мы все умрём.
Лоррейн: Тогда открой внешние ворота, позволь им покинуть Купол.
Ким: Мы не можем. Мы находимся в состоянии полной боевой готовности. Компьютер нам просто не позволит.
Лоррейн: Но ты можешь перепрограммировать его.
Ким: Нет, мэм. Ваш муж на этом настоял. Если мы попытаемся открыть двери, они автоматически закроются и потребуется день, чтобы прорезать их с помощью горелки.
Лоррейн: Но тогда все эти люди умрут.
Ким: Ваш муж, вероятно, знал способ обойти компьютерную систему, но если он мёртв, то этот секрет он унёс с собой в могилу.
Ким: При всём моём уважении, ещё слишком рано для слёз, мэм. Мы можем..

Даврос: Мисс Тодд, сообщение отправлено?
Ким: Да, Даврос.
Даврос: Мисс Тодд, вы знаете, что у меня нет глаз. Я потерял их во время искалечившего меня несчастного случая.
Ким: Сэр?
Даврос: Взрыв разрушил мои барабанные перепонки, разорвал большую часть нервов в моей коже, лишил меня слуха.
Ким: Я не понимаю.
Даврос: Но я был восстановлен с искусственными глазами, похожими на объективы камер, микрофонами, сенсорами и прочими приборами, что подарили исключительные чувства.
Ким: Э, да, сэр.
Даврос: Я чувствую биение вашего сердца, слышу, как вы потеете, вижу страх в вашем голосе. Вы лжёте мне.
Ким: Нет, я...
Даврос: Вы лжёте.
Ким: Да.
Даврос: Теперь я исполнительный директор этой компании. Я контролирую всё.
Ким: Конечно, Даврос, я всё понимаю. Что это за шум?
Лоррейн: Я ничего не слышу.
Даврос: Это ваш наушник, мисс Тодд, воспроизводит частоту, невыносимую для человеческого мозга.
Ким: Ааарх! Даврос, пожалуйста, перестаньте!
Даврос: Вы солгали мне.
Ким: Простите! Даврос, прошу.
Лоррейн: Вы убьёте её!
Даврос: Да.
Лоррейн: Она нужна вам, чтобы отправить сообщение! Она незаменима.
Даврос: А... точно.
Даврос: Что с ней?
Лоррейн: Она без сознания. Сенсорная перегрузка.
Даврос: Жалкое существо! Когда она придёт в себя?
Лоррейн: Через несколько минут.
Даврос: Да будет так. У меня еще есть работа в главном компьютере. Проинформируйте меня, когда она придет в себя. И предупредите, что если в следующий раз она расстроит меня, то умрёт. Не думаю, что у меня много времени займет изучить, как работает терминал связи. На кладбищах полно незаменимых, миссис Бейнс. Лоррейн. Помните это.

(Шахты)
Наушник: Всему персоналу оставаться на своих местах. Причин для паники нет. Наушники будут информировать вас. Повторить сообщение?
Доктор: Нет, одного раза было достаточно.
Наушник: Вернитесь в Купол. Пожалуйста, покиньте шахты и направляйтесь к люку альфа­четыре.
Доктор: Я пытаюсь покинуть шахты. Я пытаюсь сделать это последние двадцать минут! Мне немного мешают обвалы и миллионы галлонов быстрой ледяной воды. Я сумел подняться на тридцать уровней. Между прочим, не каждый бы смог.
Наушник: Выйдя из шахт ...
Доктор: Пожалуйста, заткнись.
Бейнс: Доктор? Доктор, это вы?
Наушник: Это Арнольд Бейнс, бывший исполнительный директор ТАИ.
Доктор: Бывший исполнительный директор?
Бейнс: Что вы сказали?
Доктор: Да... повторишь ещё раз?
Наушник: Это Арнольд Бейнс, бывший исполнительный директор ТАИ.
Доктор: Как интересно.
Бейнс: Доктор, вы говорите с самим собой?
Доктор: С этим дурацким наушником.
Бейнс: Он здесь ещё работает? Фантастика!
Доктор: Я бы по­другому это назвал.
Бейнс: Великолепный продукт. Их используют во всех корпорациях.
Доктор: Да, но, полагаю, у вас его нет.
Бейнс: Исполнительному директору он не нужен.
Доктор: Исполнительный директор — не вы.
Бейнс: Конечно я.
Доктор: Компьютер, скажи: кто исполнительный директор ТАИ?
Наушник: Даврос.
Бейнс: Что он сказал?
Доктор: Думаю, вы уже знаете ответ. Не обращайте внимания, я нашёл Уиллиса.
Бейнс: Нашли? Что он сказал?
Доктор: Сказал? Он был мёртв. Кажется, сломал шею.
Бейнс: Ясно. Как вы пережили взрыв?
Доктор: Бросил бомбу в ту шахту и убежал со всех ног, пока она не взорвалась.
Бейнс: Мы должны вернуться на поверхность.
Доктор: А ещё мы не должны забывать про уровень радиации.

(Компьютерная комната)
Персонал: (на мониторах) Помогите нам... Радиационная болезнь... Сэр, трое в нашем отделе потеряли сознание... Пожалуйста, откройте внешние двери... Пошлите за помощью... Вызываем команду медиков.
(Даврос записывает сообщение, входит Лоррейн)
Даврос: Управление ТАИ всем региональным руководителям. К этому сообщению прикреплён план, который позволит ТАИ добиться успеха при новом галактическом порядке. Все активы конкурентов должны быть захвачены или уничтожены. Все вражеские главные руководители должны быть арестованы и задержаны. Ожидайте дальнейших указаний. Это великое время в истории Вселенной, которое благоволит смелым и безжалостным. Запомните новую цель ТАИ: “Уничтожить противников. ТАИ получит верховную власть над галактикой.” А... Лоррейн. Мисс Тодд очнулась?
Лоррейн: Нет. Думаю, ещё через 10 минут или около того.
Даврос: Тогда вы должны помочь мне.
Лоррейн: Это сообщение, которое вы записывали. Есть проблема.
Даврос: Проблема?
Лоррейн: Я имею в виду голоса. Послушайте.
Лоррейн: Региональные руководители услышат это на фоне.
Даврос: Да. Я так привык к этим звукам, что перестал их замечать. Но вы правы, мне нужно перезаписать сообщение. Давайте я это выключу...
Даврос: Так. Теперь вы должны ликвидировать все акции и вклады ТАИ. Эти деньги должны быть использованы для покупки оружия и найма военных.
Лоррейн: Я подготовлю инструкции.
Даврос: Покупайте дороже, покупайте дешевле, миссис Бейнс. Первое правило биржевого рынка. Акции ТАИ сейчас имеют рекордную цену – к концу этой недели, когда моя программа распространится как вирус, не будет финансовой системы как таковой. Акции будут бесполезны. И только я смогу извлечь из этого выгоду.
Лоррейн: Да, Даврос.
Даврос: Не беспокойтесь, в моей организации всегда будет место для верного слуги. Вы ведь верный слуга?
Лоррейн: Конечно, Даврос.
Даврос: Отлично. Я буду в радиорубке. Подождите здесь. Посмотрите телевизор, если хотите. Вот, я снова включил звук.

Доктор: Пойдёмте, я думаю, мы добрались до поверхности.
Бейнс: Я понятия не имею, где мы. В милях от Купола.
Доктор: Думаю, вы правы. Мой наушник молчит уже какое­то время. Давайте, помогите мне сдвинуть эти камни.

(Тихая лесистая местность)
Бейнс: Какой уровень радиации?
Доктор: Облако радиации было непосредственно под Куполом. Если Купол так непроницаем, как вы говорите, она оттуда не распространится.
Бейнс: Все те люди... Слушайте, без противорадиационных костюмов мы там не выживем. Где мы их возьмем? И Лоррейн, и все сотрудники. Они, наверное, уже мертвы.
Доктор: Они могли где­нибудь забаррикадироваться?
Бейнс: Да... если кто­то опечатал компьютерный центр, в нём все в безопасности.
Доктор: Уверен, они так и сделали, и я уверен, что Даврос там. И ему будет нужна ваша жена, чтобы подтвердить передачу вашей власти ему. Поначалу, по крайней мере.
Бейнс: Ему она понадобится в любом случае. Он думает, что творит историю, и ему будет нужен кто­то, кто запишет этот миг.
Доктор: Наконец вы начинаете понимать, как действует его ум.
Бейнс: Это не... эй, во­первых у меня жена историк.
Доктор: А говорят, романтика умерла. Минутку. Я узнаю это место.
Бейнс: Доктор?
Доктор: Нет, ничего.
Бейнс: Доктор, ситуация безнадёжна, Купол запечатан и даже целый боевой флот не пробьётся туда быстрее, чем за несколько месяцев.
Доктор: Ну... у нас нет нескольких месяцев. И боевого флота. Однако у нас есть кое­что, о чём Даврос не знает.
Бейнс: Да?
Доктор: Прямо за этой поляной. Туда.
Бейнс: Деревянная хижина?
(Доктор открывает дверь)
Доктор: ТАРДИС, мистер Бейнс. Следуйте за мной.

(Компьютерная комната)
Бейнс: Лоррейн!
Лоррейн: Мы думали, что ты умер. Арнольд, это было ужасно. Даврос убил всех в Куполе.
Бейнс: Выключите этот шум, Доктор.
Доктор: Проблема от этого не исчезнет.
Бейнс: Я знаю, мы... Доктор, что вы делаете?
Доктор: Просто изучаю этот компьютер. Не обращайте внимания.
Лоррейн: Он просто сидел там и смотрел на мониторы. Смотрел, как все умирают от радиации. Он смеялся над этим.
Доктор: У него больше на уме, чем просто садизм. Он транслировал содержание того диска?
Лоррейн: Нет. Подождите, у меня здесь есть этот диск.
Бейнс: Он мог бы оставить его себе и разбогатеть.
Доктор: Я его заберу, если вы не против.
Бейнс: Секундочку, откуда мне знать, что вы не будете его использовать? Вы не любитель корпораций.
Доктор: Если падут корпорации ­ падёт человеческая цивилизация. Кто будет управлять кораблями с провизией или контролировать погоду? Кто будет выращивать еду и убирать мусор? Кто будет управлять больницами? Будет анархия по всей галактике. Хуже, чем анархия. Помните, Бейнс, что сказал нам
Уиллис: Даврос готов переступить черту. Мы должны остановить его. Просто... дайте мне минутку.
Бейнс: Я не буду вас ждать. Диспенсер, код доступа Бейнс альфа, мне нужен дробовик и патроны к нему.
Лоррейн: Что ты делаешь?
(Диспенсер выкидывает дробовик, Бейнс заряжает его.)
Бейнс: А на что это похоже?
Доктор: Бейнс, просто подождите... секундочку.
Лоррейн: Что важнее, чем Даврос? Почему вы не пытаетесь остановить его?
Доктор: Я активирую этих новых роботов. Я программирую их спасти как можно больше людей в Куполе. Миллион жизней стоит того, как думаете?

(Город каледов)
(снаружи крики толпы, требующей крови)
Шэн: Даврос, пожалуйста, будь милосерден.
Даврос: Слишком поздно, Шэн. Ты слышишь толпу?
Шэн: Зачем ты это делаешь? Просто ответь.
Даврос: Если ты такая умная, то можешь понять это сама.
Шэн: Я не могу. Я пыталась понять, что я сделала или сказала не так, но не смогла найти ни одной причины. Я проделала хорошую работу для тебя. Я восхваляла тебя.
Даврос: Будущее, Шэн. Что насчёт будущего?
Шэн: Я не знаю...
Даврос: Я стану величайшим учёным в истории Скаро.
Шэн: Нет.
Даврос: Что?
Шэн: Дело не в этом. Тебе известны основные принципы работы учёного. Мы отталкиваемся от чужих трудов. Мы нарушаем установленный порядок, мы берем уже существующую теорию и развиваем её. Вопросы, прогресс. Это и есть наука. А твое место в истории уже определено – что бы я ни сделала, это не уменьшит твоих достижений. Но дело не в этом.
Даврос: Нет.
Шэн: Ты ведь даже не знаешь себя. Ты не знаешь, почему ты так себя чувствуешь.
Даврос: Я не чувствую.Это удел слабых.
Шэн: Ты боишься себя. Почему ты вообще говоришь со мной? Ты не обязан встречаться с приговорённым узником.
Даврос: Я...

(Радиорубка)
Даврос: Ах! Я так и не научился...
Ким: А?
Даврос: Мисс Тодд, поднимайтесь.
Ким: Да, Даврос.
Даврос: Транслируйте данные с этого диска.
Ким: Да, конечно.
Даврос: Очень скоро галактика содрогнётся.

Даврос: Бейнс, вы выжили?
Бейнс: Что, уже не такой умный, да?
Даврос: Вы сомневаетесь, мистер Бейнс.
Бейнс: Отдайте мне формулу.
Даврос: Что?
Бейнс: Мы оба знаем, что Доктор собирается вас остановить.
Даврос: Доктор мёртв.
Бейнс: Я выжил, и Доктор тоже.
Даврос: Вы блефуете.
Бейнс: Вы прекрасно знаете, что нет. Слушайте: для меня здесь все кончено, вы меня разорили. Но отдайте мне формулу, и мы оба сможем уйти, пока не прилетят власти.
Даврос: У вас есть корабль?
Бейнс: Он ждёт в моём тайном ангаре. Туда можно добраться на лифте, даже когда заблокирован компьютерный центр, если знать код доступа.
Даврос: Ясно...
Бейнс: Дайте мне формулу.
Даврос: Я планировал дать её всем.
Бейнс: Да, но это возможно только если вы контролируете ТАИ. Если вы сами по себе, то, когда галактическая цивилизация будет разрушена, вы окажетесь в том же положении, что и остальные. Доктор собирается одержать верх в этой битве, но если вы будете играть по моим правилам, сможете спастись. Эта формула сделает нас богатыми, если мы сохраним её только для себя.
Даврос: Вы недооцениваете меня, Бейнс. Вы действительно верите, что вы первый, кто осмеливается поднять на меня оружие?
Бейнс: Я стану последним, если вы не отдадите мне диск.
Даврос: Нет. Скажите мне код от тайного ангара.
Бейнс: Я не собираюсь...

(Компьютерная комната)
Лоррейн: Что происходит?
Доктор: Даврос. Это его рук дело.
Лоррейн: То же самое он сделал с Кимберли Тодд. Но... у неё был наушник. У Арнольда его нет. Так как же он?..
Доктор: Что бы это ни было, я остановлю это.

(Город каледов)
Даврос: Ты так и не поняла, Шэн. Ты никогда не сможешь понять. Я уникален, я пишу законы, а не следую им.
Доктор: Она поняла, что ты всего лишь испорченный ребёнок.
Даврос: Доктор? Ты же мёртв. Бейнс лжет, я убил тебя. Конечно же. Я пережил ядерный взрыв, мне не следовало бы удивляться, что и ты смог.
Доктор: Я определённо в лучшей форме, чем ты.
Даврос: Я предпочитаю считать себя человеком, который создал себя сам.
Доктор: Молодец, Даврос. Тебе бы больше пошла роль комедианта. Без обид, только одна вещь...
Даврос: Что?
Доктор: Взрыв, который покалечил тебя. Он еще не наступил.
Даврос: Что?
Доктор: Осмотрись, Даврос. Это город каледов. В этот день Шэн будет казнена. Это было за годы до бомбардировок талов.
Даврос: Это... то правда. Я не в своём кресле. Не сейчас. Я не был до того момента, как ты зашел... но...
Доктор: Ты неисправен, Даврос. Твое время на исходе, а батарейки почти сели.
Даврос: Нет.
Доктор: Теперь ты различаешь вещи. Например, я – как я могу быть здесь, если я мёртв? Фрагменты твоей памяти, которые ты заменил компьютером, повреждены. Ты не можешь доверять тому, что видишь своими же глазами­камерами или воспринимаешь другими сенсорами.
Даврос: Нет, это... часть неисправности. Системы самовосстановления повреждены, вот и всё.
Доктор: Если ты отказываешься верить своим собственным электронным глазам...
Даврос: Обычная калибровка, вот все, что нужно.
Доктор: Твоя проблема гораздо серьёзнее чем...
Даврос: Вот так.

(Радиорубка)
Доктор: Бейнс, вы меня слышите?
Бейнс: Судьба. Это судьба.
Доктор: С вами все будет в порядке. Ким, помоги мне.
Ким: Я не могу... Я... Я видела его..
Доктор: Он мёртв.
Даврос: Какая жалость. Будь моя воля, я бы продлил его агонию. Стоп... Нет. Нет... Это неправильно.
Доктор: Что с ним? Кажется, его что­то озадачило.
Ким: Я не знаю. Я... Доктор, Даврос делал ужасные вещи. Он просто указал на мистера Бейнса... потом.... Как электрический заряд... просто...
Даврос: Вы мертвы, Доктор.
Доктор: Я всё ещё здесь.
Даврос: Ядерная бомба взорвалась. Ты и Бейнс мертвы. Это факт. Если я тебя вижу, значит, вы оба – часть неисправности.
Доктор: “Значит, все слоны розовые.” Ты смог убить только одного человека, Уиллиса, но он погиб не из­за взрыва. Впервые вижу, чтобы ядерную бомбу использовали так неумело.
Даврос: Так ты действительно жив?
Доктор: Я стою прямо перед тобой. Признай, Даврос, ты проиграл.
Даврос: Нет. Мисс Тодд, будьте любезны, передайте сообщение.
Ким: Я не могу.
Даврос: Что?
Ким: Я отдала диск миссис Бейнс.
Доктор: Вот.
Доктор: Даврос, нет!
Даврос: Она умрёт, если я не получу диск.
Доктор: Вот.
Даврос: Так значит, он все время был у тебя? Ну конечно же.
Доктор: Отпусти Ким. Отпусти ее, или я ...
(Он поднимает дробовик и снимает предохранитель.)
Доктор: Ах, мы уже проходили через это, Доктор. Мы оба знаем, что ты не выстрелишь в меня.
Доктор: Ты прав, но... что ж.
(стреляет в компьютер)
Доктор: У меня нет запрета на уничтожение коммуникационной аппаратуры.
Даврос: Даже и не думай делать еще хоть шаг, иначе юная леди умрёт.Это инъектор с ядом, Доктор. Устройство каледов для того, чтобы убивать неизлечимо больных пациентов. Я заполучил его очень давно, никогда не использовал, но всегда держал при себе. И я никогда не забывал.
Доктор: Я опускаю оружие.
Даврос: Разумеется. Мисс Тодд, в звездолёте есть коммуникационные системы, не так ли?
Ким: Конечно...
Даврос: Тогда следуй за мной к лифту. Ни шагу, Доктор. Ах да, Бейнс ответил не на твой вопрос, а на мой.

(Компьютерная комната)
(Даврос и Ким проходят через звуковое поле с одного конца на другой.)
Лоррейн: Кимберли, что случилось с моим мужем?
Даврос: Не останавливайся. Вперёд! Доберись до лифта.
Ким: Иду, иду.
(Двери лифта открываются. В следующее мгновение Доктор выбегает с другой стороны.)
Доктор: Отойдите, миссис Бейнс.
Лоррейн: Даврос только что сел в лифт и уехал вниз к...
Доктор: Пять дюймов медной проволоки.
Лоррейн: Я вижу.
Доктор: Если я перемещу этот конец сюда... другой сюда...
(двери лифта открываются.)
Лоррейн: Но лифта нет.
Доктор: Вы подождете следующий, а я поймаю тот, на котором Даврос.
Лоррейн: Как?
Доктор: Гравитация, миссис Бейнс. Гра­вииии....
(Прыгает в шахту лифта.)

(Лифт.)
Ким: Куда вы отправляетесь, сэр?
Даврос: Административный док, мисс Тодд.
Ким: Мне нужно ввести пароль.
Даврос: Судьба.
Ким: С­у­д­ь­б­а. Принято.
Даврос: Подержите диск, мисс Тодд.
Ким: Да, Даврос.
Даврос: Я бы понёс его сам, но, как видите, рука у меня занята.
Ким: Не убивайте меня, я буду делать то, что вы прикажете.
Даврос: Как и вся галактика вскоре
(Доктор упал на крышу.)
Даврос: Что это было?
Ким: Я не знаю.
Даврос: Встань рядом со мной.
Ким: Сэр.

(Ангар)
(Открываются двери лифта.)
Даврос: Двигайтесь к кораблю и не отходите от меня.
Ким: Конечно.
Даврос: Стой.
Доктор: О­оу.
Даврос: А, Доктор.
Доктор: Даврос. Я решил зайти.
Даврос: Пытаешься предотвратить мой побег? Тот наушник всё ещё у тебя?
Доктор: А... да. К счастью, он довольно давно молчит, но....
Даврос: При такой частоте мозг повелителя времени расплавится? У меня так давно не было возможности проводить практические исследования.
Доктор: Тебе понадобится что­то получше, чем это.
Даврос: Правда? Как насчёт этого?
Доктор: Продолжай, продолжай.
Доктор: Оу. Мне кажется, мой наушник только что сгорел.
Даврос: Сделаешь еще шаг вперед, и мисс Тодд – Ким – погибнет.
Доктор: Ты и так причинил слишком много разрушений.
Даврос: Нет такого понятия как «слишком много разрушений».
Доктор: Неужели это единственный способ для тебя почувствовать себя сильным, Даврос? Убивая и разрушая?
Даврос: Почувствовать? Я ничего не чувствую.
Ким: Вы смеялись, когда видели, как погибают Бейнсы и все те люди в Куполе.
Даврос: Я смеялся, потому что все это было так... просто. Люди ценят свои жизни, чувства, деньги и безопасность. Это ничто. Всё это ничего не стоит. И единственная власть, Доктор, это власть над жизнью и смертью.
Доктор: Но у тебя нет этой власти. Ты не можешь умереть – небо свидетель, люди пытались. Ты не можешь убить себя, хотя у тебя всегда с собой есть инъектор после того несчастного случая, но какие бы преступления и зверства ты ни свершал, каким бы виноватым не чувствовал себя, ты никогда не использовал его. Ты притворяешься машиной, чтобы избежать проблем. У тебя совсем нет выбора, ведь так? Ты должен выжить. Любой ценой.
Даврос: Нет. Я могу уничтожить тебя, Доктор, так же, как я уничтожил каждого в Куполе.
Доктор: Ах, это. Я спас их. Не всех, к сожалению, но многих. Я использовал роботов, а когда они закончат, то придут за тобой. Итак... это простая логика. Если власть над жизнью и смертью это, что делает тебя высшим существом, но этой власти у тебя нет, а у меня есть... Отсюда разум твоего калибра может сделать только один простой вывод.
Даврос: Ты еще не победил. Ким, открой люк.
Доктор: Если тебе нужен заложник, возьми меня.
Ким: Доктор, нет.
Доктор: Она ничего плохого не сделала, возьми меня.
Даврос: Нет.
Доктор: Почему нет?
Даврос: Потому что ты этого хочешь.
(Открывается дверь лифта.)
Даврос: А, миссис Бейнс, пришли проводить меня?
Лоррейн: Вы...
Даврос: Быстро, внутрь, Ким.
(Люк захлопывается.)

(Истребитель­перехватчик Бейнса)
Даврос: Сядь здесь.
Ким: Куда вы будете... ох.
Доктор: Ты проиграл, Даврос.
Даврос: Если бы это было правдой, в твоем голосе не звучала бы паника. Компьютер, голосовое управление. Копьютер: Голосовое управление.
Даврос: Запускай корабль. Немедленно!
(Закрываются двери, контрольная панель активируется.)
Даврос: Моя формула всё еще транслируется, Доктор. С галактикой будет покончено. Ты всего лишь отсрочил мой триумф, но не остановил его.
Доктор: (комм.) Ким, ты можешь помешать ему открыть ворота ангара?
(Ворота ангара открываются)
Даврос: Очевидно, нет..
Даврос: Компьютер, я сказал, запустить корабль сейчас же!
Компьютер: Двигатели запущены. Запуск через пять, четыре, три, два, один...
Доктор: Выхода нет, ты просто откладываешь...
Даврос: Извини, Доктор. Я не расслышал.

(Ангар)
(Корабль запускается, руша все вокруг)
Лоррейн: Мы можем управлять кораблём.
Доктор: Что?
Лоррейн: Быстро. Вы можете получить доступ к компьютеру отсюда. Пока корабль в атмосфере, полёт контролирует система управления Купола. Обычная система безопасности.
Доктор: Не самое безопасное место для работы.
Лоррейн: Компьютер работает на уменьшенной мощности. Он не может проложить новый курс.
Доктор: Конечно, может. Так, мне нужно просчитать новую траекторию в уме. Клочок бумаги чертовски бы помог.
Лоррейн: Наша организация не использует бумагу, Доктор. Мы гордимся тем, что...
Доктор: Тихо, дайте мне вашу руку.
Лоррейн: Мою руку? Aй! Эй! Оу!
Доктор: Введите числа, которые я на ней написал, в компьютер. (Разбивается контрольная панель, после чего Доктор остервенело пинает ее ногами.)
Лоррейн: Что вы делаете?
Доктор: Модифицирую компьютер.
Лоррейн: Ногами?
Доктор: Есть несколько универсальных истин, миссис Бейнс, и одна из них гласит, что любой компьютер иногда нуждается в хорошем пинке.
Доктор: Ну вот. Как у вас дела?
Лоррейн: Последовательность введена, теперь что?
Доктор: Что ж, теперь будем отчаянно надеяться, что я знаю, что делаю.

(Истребитель­перехватчик Бейнса.)
Даврос: Что случилось? Почему корабль изменил курс?
Компьютер: Купол контролирует навигацию во всех слоях атмосферы ради вашего удобства и безопасности.
Даврос: Переведи корабль на ручное управление.
Ким: Это невозможно, пока мы не покинем атмосферу.
Даврос: Курс изменён так, чтобы удержать нас в пределах атмосферы. Доктор (комм.): Так оно и есть. Странно, правда?
Даврос: Нет, я могу контролировать этот корабль. Аварийный режим.
Компьютер: Нет доступа.
Даврос: Проклятье, Доктор. Ты ещё не победил.
Компьютер: Предупреждение – корабельный компьютер был взломан неизвестным источником.
Даврос: Я расширяю действие компьютера, встроенного в мое кресло. Оно позволяет управлять кораблем напрямую через моё сознание. Ты понимаешь?
Компьютер: Я понимаю. Подчиняюсь Давросу.
Даврос: Аварийная смена курса! Активировать гипердвигатель сейчас же!

(Ангар)
Лоррейн: Я не понимаю...
Доктор: Он пытается активировать гипердвигатель. Если у него получится, то он покинет атмосферу.
Лоррейн: И выйдет из­под нашего контроля.
Доктор: Именно.
Ким: Доктор, Даврос планирует...
Доктор: Я знаю... я...
Ким: Вы управляете кораблём. Разбейте его. Разбейте его о поверхность планеты.
Доктор: Не нужно...
Ким: Вам не хватит времени ни на что другое.
Компьютер: Подчиняюсь Давросу. Подача энергии на гипердвигатель.
Ким: Доктор, сейчас.
Доктор: Ким, я не могу...
Ким: Сделайте это!
(Активация панели управления)

(Истребитель­перехватчик Бейнса)
Компьютер: Запуск гипердвигателя через десять, девять, восемь, семь, шесть, пять, четыре, три, два, один...
Даврос: Это судьба, Доктор. Судьба.
Ким: Вы уже говорили это.
Даврос: Что? Верни это назад.
Ким: Я не боюсь, в отличии от вас.
(Активация инъектора с ядом)
Ким: Я использовала инъектор, Доктор. В любом случае я умру. Так что действуйте.
Доктор: О.. Ким.
Даврос: Подожди. Нет. Если корабль направлен к планете, когда гипердвигатель на полном ходу... Нет! Вернись! Шан! Вернись!

(Компьютерная комната)
Доктор: Космические детекторы зарегистрировали массивный взрыв. Все сигналы с корабля Давроса пропали.
Лоррейн: Гипердвигатель был включен. Даврос мёртв.
Доктор: Нет.
Лоррейн: Доктор?
Доктор: Нет, так не бывает.
Лоррейн: Доктор, учитывая то, что произошло с компьютерами, Купол был очищен.
Доктор: Что ж... проверю данные на всех остальных... Формула уничтожена вместе с Давросом. Галактическая экономика спасена.
Лоррейн: Кроме ТАИ.
Доктор: Кроме твоего мужа. Но ТАИ ещё можно отстроить. У вас будет шанс начать все заново. Как это говорится? Планы до небес.
Лоррейн: Останься. Ты мог бы стать новым исполнительным директором.
Доктор: С чьего позволения?
Лоррейн: С моего, я...
Доктор: Вы в ответе за всё это, миссис Бейнс. Вы возродили Давроса, ваше восхищение этим отвратительным созданием положило начало всему произошедшему.
Лоррейн: У вас нет доказательств. Фактически, нет никаких доказательств, что Даврос вообще был здесь.
Доктор: Пресс­релизы, выпущенные вашим мужем...
Лоррейн: Подделка, чтобы дискредитировать нас. У вас даже нет материальных доказательств того, что мы как­то причастны к нахождению тела Давроса.
Доктор: Ну что ж, вообще­то, есть. Когда истребитель вернулся вместе с Давросом, он должен был переключиться на автоматический контроль. Его полет должен был быть зафиксирован в базах данных Купола. Да... здесь. Все корабли оставляют след в гиперпространстве, и этот приведет прямо к грузовому судну, на которое вы напали. Думаю, вас арестуют, как только представители власти прибудут сюда. Более того, я хочу остаться, чтобы увериться в этом.
Лоррейн: Думаете, вы победили, Доктор?
Доктор: Едва ли. Люди пострадали и погибли из­за того, что я не остановил Давроса раньше.
Лоррейн: Вы считаете, что он жив?
Доктор: О да. Он выжил. Такие, как я и он, иначе не могут.

Перевод: FREE TIME