Часть первая: Страна Чудес Часть вторая: Страна Сердца Часть третья: Страна Пустоты

Часть первая: Страна Чудес


В прошлых аудио:

Чарли: Разве Загреус не был персонажем детских стишков?
Доктор: О, да. «Загреус в разуме сокрыт. / Среди умерших он царит…»
Ванселл: «У изголовья он стоит: / Заснёшь – и станешь пищей».

Романа: «Око Гармонии создало вселенную «положительного», конечного времени. Галлифрей стал якорем для непрерывного существования Вселенной. Но, так же, как у любой материи есть противоположность – антиматерия, как на каждое действие есть равное противодействие, так же, по непреложным законам Вселенной, у позитивного времени – Паутины Времени – должна быть своя тень…
Доктор: «Антивремя… сила, чье влияние на время так же неисправимо и разрушительно, как влияние антиматерии на космос. Нечто, не имеющее прошлого, настоящего и будущего… Вечный бессмысленный хаос, без начала и без конца».

Романа: Если вселенная антивремени существует, Доктор, если она в самом деле существует, как, по-твоему, в нее можно попасть?
Доктор: Не знаю. Через какие-то врата? Трещину, разрыв, брешь… дыру?
Романа: Продолжай.
Доктор: Чарли?

Сентрис: Что такое Темница Вечности, Мадам Президент?
Романа: Вышедшая из употребления комната, находящаяся в самом сердце нашей крупнейшей космической станции…
Сентрис: Скажите, Мадам Президент, для чего она использовалась?
Романа: Для распыления – варварского вида казни, который уже давно упразднен.
Сентрис: И куда, по-вашему, попадали эти распыленные преступники?
Романа: Никуда… Они же не существовали! Им некуда было деться!
Доктор: Было, Романа. Сюда! Они попали сюда! Теперь все понятно. Пустое субизмерение за гранями нашей реальности, где обычные правила неприменимы!
Романа: Хотите сказать… что все вы… целые тысячи… когда-то были галлифрейцами? Даже повелителями времени?
Сентрис: Изгнанными из реальности по санкции НАВ.

Доктор: Нет никакого «Загреуса»! И никогда не было!
Романа: Нет никакого… Это правда?
Сентрис: А, легенда о Загреусе! Какое невероятное изобретение. Тщеславная история, нашептанная доверчивым идиотам на сотнях планет, в тысяче различных эр. Приманка, которую вы, Мадам Президент, заглотили полностью.

Старик: «Загреус ждет в конце света…»

Доктор: Что вы задумали, Сентрис? Ты и твой народ.
Сентрис: Антивремя не может пересечь трансдукционный барьер, отделяющий Галлифрей от остального времени и пространства. Ваши временные замки слишком сильны.
Романа: Это верно, ни один атом не может попасть на Галлифрей без разрешения, но…
Доктор: …но корабль Президента, особенно если на борту находится глава Небесного Агенства Вмешательства...
Романа: …не обязан предупреждать о своем прибытии. Его цифровая подпись автоматически дает разрешение на пересечение барьера. Что в этом саркофаге? Говори!
Доктор: О, думаю, мы можем догадаться. Например, критическая масса чистого и сильно изголодавшегося антивремени?

Чарли: Это же я, да, Доктор? Все зависит от меня. Пока я жива, у бреши в пространстве и времени есть координаты – и у них есть путь в нашу Вселенную. Но если этих координат не станет… ну, они все застрянут в этой реальности, ведь так?
Доктор: Чарли, Чарли, Чарли… даже не думай об этом.

Старик: «Ибо Загреус сам конец света».

Чарли: Я знаю, это ужасно, но я хочу, чтобы ты это сделал! О, Доктор, пожалуйста! Сделай это, пока не поздно!
Доктор: Чарли, я… я не могу. Ты мой друг, и я тебя люблю. Я не могу посмотреть тебе в глаза и просто застрелить тебя. Ни за что!

Старик: «Его время – времени предел…»

Доктор: ТАРДИС вызывает временную станцию. ТАРДИС вызывает временную станцию. Сентрис, ты меня слышишь?
Сентрис: Доктор?!?
Доктор: Он самый, Сентрис! Как, думаю, вы все видели, я материализовал свою ТАРДИС вокруг временной станции. Да, это очень сложно и нет, это не очень хорошая идея, и да, она трещит по швам – но ты не оставила мне выбора.
Компьютер: Обратный отсчет завершится через ноль целых три десятых микроспан.
Доктор: Три десятых микроспан? Батюшки. Чтобы отменить самоуничтожение, понадобится куда больше времени.
Сентрис: Доктор, если временная станция взорвется внутри твоей ТАРДИС, вы оба будете уничтожены!
Доктор: О, Сентрис… Эта ТАРДИС крепче, чем кажется. Она сдержит энергию, которая находится в саркофаге. По крайней мере, до тех пор, пока повелители времени не разберутся с ней. А Чарли… ну, она будет в безопасности, когда стабилизируется. Так что в расчет стоит брать только меня… и, если я могу спасти историю и своего друга ценой своей жизни… Что ж, я достаточно повеселился. Мне не на что жаловаться.
Компьютер: … Ноль. Обратный отсчет завершен.
Сентрис: Нет! Нет! Нееет…

Романа: Простите, что… Вы! «Старик, неизменно печальный и бесконечно мудрый»… Доктор говорил, что видел вас в Матрице… милорд.
Старик: А, Доктор. Любимый сын. Он спас своего друга, невзирая на последствия… но цена, которую он заплатил, была чудовищной.
Романа: Так, значит, мисс Поллард… Чарли… выжила?
Старик: Да. Когда брешь была запечатана в последний раз, она восстановилась в ТАРДИС Доктора. Парадокс ее существования был окончательно разрешен.

Чарли: Доктор! Доктор, это ты! Это ТАРДИС? Что случилось? Все было словно во сне… я оказалась здесь, хотя до этого была на временной станции с этими ужасными Несуществующими, и…
Доктор: Я сказал, не подходи!
Чарли: Ай! Доктор… что такое? Ты ранен или что?
Доктор: Ранен? Нет, я не ранен. Когда станция взорвалась, она была внутри ТАРДИС. Корабль доверху наполнен огромной массой яростной, кипучей энергии…
Чарли: Что, антивременем?
Доктор: Какой грубый термин для сущности жизни… и смерти. Но теперь, когда брешь закрыта… когда твоя проблема закрыта… все, что осталось от него в этой реальности, содержится… здесь.
Чарли: В ТАРДИС?
Доктор: Нет…Здесь.

СТАРИК: «И его мгновение - времени гибель…»

Чарли: Т-ты меня пугаешь. Доктор, прекрати, пожалуйста…
Доктор: «Доктор»? «Доктор»? Я храню остатки силы, поражающей воображение. Воображение… да! Как хорошо было бы перенять свой титул от плода воображения – создания, наполненного могуществом благодаря бессмертному гневу несуществующей расы!
Чарли: Доктор, я не имею ни малейшего понятия, что ты несешь, но очевидно, что тебе нужна помощь, так что просто…
(Доктор сбивает её с ног)
Чарли: Аааа! Доктор… Доктор, что с тобой такое?
Доктор: Я уже сказал тебе, девчонка… Я… НЕ… Доктор!!! Я стал тем, кто в разуме сокрыт… среди умерших кто царит… у изголовья кто стоит… заснешь – и станешь пищей. Теперь… я… Загреус!!!

(ТАРДИС)

Доктор: Где ты, девчонка? Что ты делаешь на моем корабле?
Чарли: Доктор… нет, пожалуйста… о, что с тобой случилось?
Доктор: Девчонка? Немедленно покажись. Помоги мне? Пожалуйста… Я не понимаю… Да чтоб тебя, девчонка!
Чарли: Загреус… он сказал, что он Загреус, а не Доктор… Я ничего не понимаю…
Чарли: Надо… надо разобраться… что происходит. Что его так изменило?
(Неожиданно дверь за её спиной распахивается)
Доктор: Загреус – сказка для детей, Теперь же жизни ось моей!
Чарли: Доктор! Пожалуйста… неееееееет….

(ТАРДИС материализуется, пытается дематериализоваться и не может. Она вышла из строя.)

(Лондон 1920-х)
Мать: Ты становишься очень своевольной молодой леди, Шарлотта. Полагаю, в наше время это нормально, но я надеялась увидеть тебя и твоих сестер настоящими леди, а не бунтарками. Идем, идем скорее, ты же знаешь, он не будет ждать вечно.
Чарли: М… матушка?
Мать: Да?
Чарли: Ничего, матушка… ничего. Наверное, я замечталась.
Мать: Да, в этом твоя беда. Шарлотта. Ты слишком много мечтаешь и слишком мало времени проводишь в реальном мире. Во всем виновата эта книга.
Чарли: Книга? Какая кн… а. А. Эта. «Алиса в Стране Чудес» Льюиса Кэрролла… это… это же подарок бабушки. Смотри, вот подпись: «Моей дорогой Шарлотте. Наслаждайся этим маленьким отклонением от скучных учебников по этикету. С рождеством. Нанна Злавистрайд. Рождество 1919 года». Я ее много лет не видела. Я… я ее потеряла… забыла в школе… Откуда она здесь?..
Мать: Давай скорее, дитя. Это здесь, за углом.
Чарли: Куда мы идем?
Мать: Куда идем? Ты прекрасно знаешь, куда мы идем. И зачем.
Чарли: Я… наверное, я забыла, матушка. Пожалуйста, напомни мне. Еще раз.
Мать: Не понимаю, что творится в твоей голове. Наверное, ветер гуляет. «Ветер в голове» - вот что про тебя в последнем отчете написала мисс Лайм.
Чарли: Прости, мама, мне очень жаль. Наверное, я для тебя сущее разочарование.
Мать: Посмотри на своих сестер. Маргарет скоро выйдет замуж за этого очаровательного эрла Мэдменхэмского, а Романа так увлечена своими сложными инвестициями…
Чарли: Романа?
Мать: Что?
Чарли: Ты сказала «Романа». Моих сестер зовут Маргарет и Сесилия. Пэг и Сисси. Не «Романа».
Мать: Ты просто не знаешь, о чем говоришь, девочка. Вот, мы пришли. Звони.
Чарли: Но где мы?
Мать: Ради всего святого, Шарлотта, мы идем в лечебницу. На прием к Доктору.

Чарли: К Доктору?

(Коридор ТАРДИС)
Доктор: Корабль! Корабль! Поговори со мной. Корабль? Пожалуйста? Пож… Ты мне нужен. Мне нужно… Черт тебя подери, корабль! Я… Я… Мне нужно… Мне нужна помощь. Твоя помощь. Чья угодно. Я не могу найти… дорогу… дорогу назад, к… так, это странно. Странно. Куда я шел, корабль? Мм? Ну давай, подскажи мне, напомни. Ни одного малейшего ничтожнейшего намека? Корабль, я Загреус, и я приказываю мне ответить!
(Дверь открывается)
Доктор: Вот, так-то лучше. Итак, где же мы? Нет, это не… не то, что я ищу, чем бы оно ни было. Я почти уверен. Дальше?
Доктор: А это к чему? Мне нравятся скачки с препятствиями, но не думаю, что сейчас мне нужно именно это. Ну давай, дурацкая ты машина, я твой хозяин! Ты должна делать то, что я тебе говорю. Доставь меня туда, куда мне надо.
(Другая дверь открывается, видна библиотека)
Доктор: Книги. Отлично. Обожаю книги. Книги лучше людей. И что у нас тут, корабль? (Вынимает книги с полок, читает названия и отбрасывает в сторону.) Мейсфилд? Нет. Диккенс? Нет. Киплинг? Неа. Шелли? Неа. Дж. М. Барри? О, нет, нет, нет. Флеминг? Неа… ой, подожди, это что, первое издание? Эмм… нет. Значит, мусор. Почему я здесь, корабль? Я спросил, зачем я здесь? Ты очень глупый корабль! Конечно, я не менее глупый Доктор… Доктор. Док-тор. Док-тоооррр. Нет… не Доктор. За-грэээ-ууссс. За-грэээ-ус. Загреус, не Доктор. (С другой стороны библиотеки раздаётся звук книги, упавшей на пол) Это подсказка? «Краткая история времени». Она пустая, глупый ты корабль. Все страницы пусты. О, но в этом же все и дело, да? Отлично, корабль. История, Которой тут нет. Потому что она не написана или потому что она была стерта. Выведена. Уничтожена. Искоренена. Вычеркнута. Почему эти слова приходят легче, чем «не написана»? Это тревожит.

(Комната ожидания)
Чарли: Зачем мы здесь, матушка?
Мать: Чтобы узнать, что с тобой не так, Шарлотта.
Чарли: А со мной что-то не так?
Мать: Это мы и узнаем.
Чарли: Я уверена, что, если бы со мной что-то было не так, я бы об этом знала… конечно, вполне возможно, что моя проблема не дает мне осознать, что у меня есть проблема. Как это интересно. Обычно я думаю, что уверена в своем собственном разуме, но, может быть, это не так. Может быть, какая-то часть меня уверена в нем, а другая – не хочет быть уверенной. И, если эта моя часть будет преобладающей, я не буду осознавать, что больна и что мне нужен доктор… Так что, возможно, я в самом деле должна попасть на прием, чтобы понять, действительно ли я больна и просто считаю себя здоровой, или я здорова и считаю себя больной… Батюшки, что за околесицу я несу.
Мать: В самом деле.
Секретарь: Леди Поллард? Доктор примет вас в сороковом кабинете. Вас и вашего очаровательного кролика.
Чарли: Кролика? Но я не…
Мать: Тихо, дитя, съешь морковку. Во всем виновата эта книга. Все ты и твой Белый Кролик. «О, как бы я хотела отправиться в Страну Чудес вместе с Белым Кроликом!» - повторяла ты. Нелепая книжонка, полная чепухи.
Чарли: Но, матушка, это моя любимая книга, и…
Мать: Тихо. Доктор Загреус – очень занятой человек. Съешь морковку.
Чарли: Но матушка! Я не кролик! Я девочка. Твоя дочь!
Мать: Тихо!
Чарли: Знаешь, у меня такое чувство, что я уже встречала этого секретаря.
Мать: А… похоже, дверь в кабинет Доктора закрыта. Нас не хотят впускать.
Чарли: Спроси у секретаря. Я же тут всего лишь глупый кролик.
Мать: Почему Доктор Загреус нас не принимает? Наверняка ты опять что-то натворила, Шарлотта. Наверняка это твоя вина.
Чарли: Матушка, а ты знаешь, что у тебя выросли уши? И усы. И… дай-ка посмотрю… да, и короткий мягкий хвост. Что-то тут не так.
Мать: Морковь. Ешь свою морковь.
Чарли: Загреус? Я знаю это имя. Доктор Загреус. Не впускает нас? Не впускает меня?

Мать: А, Доктор. Она не ест морковь. Я все время ей твержу. И салат. И отруби. И она все время смотрит на карманные часы в витринах и…
Чарли: Ой, здравствуйте. Вы не Доктор Загреус, да? Не ожидала вас здесь увидеть.
Бригадир: Рад снова с вами встретиться, мисс Поллард. Добро пожаловать в ваше безумие.

(библиотека ТАРДИС)
Доктор: Ответ должен быть здесь, корабль. Должен. Это же библиотека. Ответы всегда можно найти в библиотеке. Но почему я не могу найти ответ? Корабль? Корабль?
Голос Третьего Доктора: Да, немного обидно, правда, дорогой друг?
Доктор: Кто здесь? Эй? Я тебя почти не слышу. Почему я тебя не слышу? Или вижу. Или знаю, кто ты. Корабль? Мы одни?
Голос: Да, погоди секунду.
Доктор: Я тебя почти не слышу, старик. Твой голос кажется… знакомым. Я тебя знаю? Но, если уж на то пошло, я хотя бы себя знаю?
Голос: Ну, вот…
Доктор: Прекрати! Пожалуйста, этот шум… мне больно.
Голос: Я знаю, но для этого нет причин.
Доктор: Тогда прекрати.

Доктор: Спасибо. Итак. Кто же ты… нет, погоди, сначала самое важное. Где ты? Я не всегда понимаю, что ты говоришь.
Голос: Нет, прости, мне нужно идти... Да, вперед.
Доктор: Лучше не стало, ну и ладно. Ты мне поможешь? Понимаешь, я не в том состоянии. Думаю, я теряю рассудок. Эй? Я схожу с ума?
Голос: Боюсь, что так.
Доктор: А. Понятно. Ну, спасибо на добром слове. Это мой корабль, да? Это он делает? Сводит нас? Кажется, это я понял. Но кто ты?
Голос: Я тот, кем ты должен быть!

(Консольная комната)
Чарли: Мы в ТАРДИС!
Бригадир: Похоже на то, мисс Поллард.
Чарли: А вы – Бригадир Летбридж-Стюарт. В отставке, разумеется.
Бригадир: Похоже на то, мисс Поллард.
Чарли: Но почему вы здесь? То есть, в ТАРДИС? Нет, погодите – почему мы оба здесь? Всего секунду назад я была с мамой на Харли Стрит. Да, а потом она вообразила, что я кролик.
Бригадир: Воспоминания, мисс Поллард. Вы хватаетесь за соломинку.
Чарли: Что-то я не понимаю.
Бригадир: Когда-то у вас был кролик.
Чарли: Пушок. Как в сказке «Прыжок, Пушок, Ватный хвост и Питер».
Бригадир: Воспоминания имеют огромное значение, мисс Поллард. Некоторые даже говорят, что мы – всего лишь плоды воспоминаний длиной в жизнь. Особенно повелители времени.
Чарли: Повелители времени! Ну конечно, Доктор. Где он?
Бригадир: В другом месте. Пока. Он совершил нечто невероятно храброе.
Чарли: Да?
Бригадир: Что вы помните о Сентрис? Об антивремени?
Чарли: Об этой ужасной женщине с моим лицом?
Бригадир: Именно.
Чарли: Она использовала меня, чтобы доставить свою бомбу из антивремени на Галлифрей… Я помню… боль… трансформацию… было так больно. А потом… а потом я была нигде.
Бригадир: Нигде?
Чарли: Просто… парила в пространстве. Я видела галактики… звезды… всю Вселенную. О, Бригадир, это было невероятно! Я даже не могу объяснить, но у меня было ощущение, что я могу просто протянуть руку и коснуться чего угодно. Всего. Я на какое-то время забыла обо всем этом. И о ТАРДИС. И о Докторе. Что тут произошло? Почему все такое обгорелое, разодранное и пустое?
Бригадир: Это его храбрость, мисс Поллард. Природа его жертвы!

(Библиотека)
Доктор: Жертва? Моя? Звучит нереально. Это заскоки Доктора – не мои.
Голос: Непостижимый Доктор.
Доктор: Да, но, понимаешь, я ведь не Доктор. Я НЕ Доктор! Я Загреус. Я тот, кто в разуме сокрыт, кто… кто… кто что-то там делает, а потом ест хлеб… нет, нет, не так…
Голос: Похоже, что-то изменило твою память.
Доктор: Да, похоже на то. Так кто ты такой? Почему ты пытаешься мне помочь? Потому что, если быть совсем честным, ты лишь еще больше меня запутал.
Голос: О, прости, но все так и должно быть.
Доктор: Что-то меня сюда привело. В эту библиотеку, полную книг без слов и странных бестелесных голосов, несущих чепуху. Кстати, это я о тебе.
Голос: Точно.
Доктор: Ну, так, к сведению. Я должен здесь что-то найти? Какой-то намек на твою личность? Или на мою?
Голос: Да.
Доктор: А. Вот как. Могу я рассчитывать на подсказку? (На пол падает ещё одна книга)
Доктор: Погоди-ка. (Листает страницы) Она тоже пустая.
Доктор: О, я понял. Она вон там, да? Все эти книги упали с верхней полки.
Голос: Молодец.
Доктор: То есть, ты хочешь, чтобы я влез наверх и достал ее? Твои телекинетические способности не могут перенести ее вниз, где, честно говоря, ее было бы легче прочесть. Ясно. Хорошо. Лестница? Лестница? (Библиотечная лестница подъезжает с другого конца комнаты.) Лестница. Благодарю. (Поднимается) Хмм… не думаю, что смогу дотянуться. Может… если потянуться еще…
Голос: Знаешь, так ничего не выйдет.
Доктор: Да. Да, похоже на то. Я должен забраться наверх?
Голос: Так-то лучше.
Доктор: О, какие пылкие слова ободрения. Спасибо. (Начинает лезть наверх, одна из книг падает) Ой. Прости, книжка. Сколько еще? Трудно понять, куда лезешь, когда лезешь по вертикальной поверхности и пытаешься не упасть.
Голос: Руки сюда, ладони сюда, на край. Левую ногу сюда, а другую – туда.
Доктор: О, понял.
Голос: Ладони на месте. Одну немного вперед, другую – назад.
Доктор: Я не… акробат, знаешь ли… а… понял. Тебе нужна эта книга?
Голос: Она совсем не на своем месте, не так ли?
Доктор: Не знаю я! Эмм… «Как сварить яйцо». Да, наверное, она должна быть в кулинарной секции, а не в художественной. А, ладно. Пока, книга.
Доктор: Может, скажешь, что я ищу?
Голос: Не могу.
Доктор: Далеко еще?
Голос: Две… три…
Доктор: Нашел! Хммм… Не поддается. Это объясняет, почему ты не мог просто скинуть ее, мой бестелесный друг. Я пытаюсь ее вынуть… уффф… кажется, это сборник рассказов об Алисе Льюиса Кэрролла. Как странно… она не пустая. Почему в библиотеке, забитой пустыми книгами, только в этой полно слов и на первый взгляд, вполне осознанных слов? Кроме надписи вот здесь, на обложке. «Моей дорогой…» Хммм, не могу это прочитать, не могу сконцентрироваться на слове. Проехали. «Наслаждайся этим маленьким…» И снова непонятное слово. Неважно. «Бла-бла-бла. С рождеством. Нанна Злавистрайд. Рождество 1919 года». Интересно, кто такая эта Нанна Злавистрайд. Я уверен, что в моей семье таких бабушек не было. И почему моя находка не могла быть какой-нибудь удивительной, волнующей, редкой, необычной или…
(Вся секция книжного шкафа открывается)
Доктор: Потрясающе! Тайный ход. Разумеется, это же библиотека. Во всех библиотеках есть тайные ходы. Эй, там впереди свет. Полагаю, ты хочешь, чтобы я к нему подошел?
Голос: Самое подходящее время.
Доктор: Подходящее время… время… время… время.. ВРЕМЯ! Антивремя! Я вспомнил!
Голос: Расскажи мне.
Доктор: Я… нет, нет… Доктор был в ТАРДИС. В этой самой ТАРДИС, материализовавшейся вокруг саркофага с антивременем. Да, я помню!

(ТАРДИС)
Чарли: И когда временная станция взорвалась, антивремя, принесенное Сентрис, она сама и все, кого она захватила, были уничтожены?
Бригадир: Именно так, мисс Поллард. И всю эту энергию впитали Доктор и его ТАРДИС.
Чарли: Он меня ударил.
Бригадир: Прошу прощения?
Чарли: Доктор меня ударил. Он сказал, что он Загреус, а не Доктор, хотя какая разница. Думаю, если бы Доктор меня ударил, я была бы злее, чем была тогда. Или есть сейчас. Или была тогда.
Бригадир: Понимаю. А потом?
Чарли: А потом он кричал. Много.

(Библиотека)
Доктор: А когда я попытался ее заткнуть, она убежала, а я направился за ней. По крайней мере, я так думаю. Или все это был только сон…
Голос: Ну, большая часть была правдой.
Доктор: Я боялся, что ты так скажешь. Кто она? И где она сейчас?
Голос: Знаешь, что?
Доктор: Ты не можешь мне помочь. Да, так я и думал. Ну что ж, ты показал мне тайный ход, полагаю, стоит узнать, куда он ведет. С другой стороны, если это мой корабль – а я почти уверен, что это так, чей же еще он может быть? К тому же, здесь все кажется очень знакомым. В любом случае, если это мой корабль, я должен знать об этом тайнике. Почему же я о нем не знаю?
Голос: Да… да. Думаю, пора глядеть в будущее.
Доктор: В будущее? Ты имеешь в виду тот свет впереди?
Голос: Ну, давай, приступай.
Доктор: Приступать к чему? Это миссия? Задание? Святой Грааль, который я должен найти, или дама в беде, которую нужно спасти, или… или… или нечто более прозаическое? Я найду в этом свете правду, да? Это моя миссия?
Голос: Знаешь, думаю, чтобы ее завершить, тебе нужен я.
Доктор: Знаешь, мне кажется, нет. Кажется, теперь я знаю, кто ты. Ты корабль, да?
Голос: О, нет, прости.
Доктор: Вытягиваешь фразы из своего разума, из своего прошлого. Но со всеми этими встроенными голопроекторами, со всей этой технологией, почему ты не можешь обрести видимую форму? Почему только голос? Потому что… потому что ты разделяешь энергию. Где-то еще есть другой голос, да? Тот же или чей-то другой. Он помогает… помогает этой девчонке, Чарли, или как там ее зовут.
Голос: Хорошо.
Доктор: Спасибо, корабль. Теперь я отправляюсь прямо на свет! Прощай. Прощай. Доктор.

(ТАРДИС)
Бригадир: Ну что ж, мисс Поллард, это невероятная история.
Чарли: Не говорите так! Вы прямо как моя мать.
Бригадир: Как ваша мать? Это ваша мать, мисс Поллард?

Мать: Поллард. Леди Луиза Поллард. Моя дочь… Шарлотта.
Директриса: Понятно.
Чарли: Мама?
Директриса: Вы, конечно, должны понимать, что ваша дочь, леди Поллард, крайне своевольная молодая особа.
Мать: Я знаю, мисс Лайм. Я проделала долгий путь из Винчестера и очень устала. Давайте к делу. Если оно вообще существует.
Чарли: Боже, мама, я и не знала, что ты можешь быть такой!
Директриса: Дело, леди Поллард, в том, что мисс Шарлотта сбежала.
Мать: Прошу прощения?
Директриса: Сегодня утром мы обнаружили ее пропажу. Но, полагаю, мы знаем, где она.
Мать: Понятно. И где же?
Директриса: В Кардингтоне.
Мать: Я не атлас, мисс Лайм.
Директриса: Это в Бэдфордшире. Оттуда в свой первый перелет отправляется R101. Шарлотта выказывала… большой интерес к этому судну.
Мать: Ясно. А как мои другие две дочери приняли новость о… побеге своей сестры?
Директриса: Новость?..
Мать: Мисс Лайм, Шарлотта – своевольная, непослушная и не уважающая старших особа. Полагаю, этим она пошла в меня. Но она также умна, находчива и более чем способна добраться до Бэдфордшира и вернуться живой и здоровой. Я удивлена лишь тем, что она позволила вам обнаружить свою пропажу. С другой стороны, мои две дочери… полагаю, они пошли в отца. Думаю, они уже все изнылись.
Директриса: Насколько мне известно, ваша младшая дочь…
Мать: Сесилия…
Чарли: Ура! Она ее вспомнила!
Директриса: … расстроена, но старшая…
Мать: Сентрис.
Чарли: Маргарет! Ну честное слово, мама!
Директриса: Сентрис угрожает организовать поисковую группу.
Мать: Как похвально. У нее еще есть шанс. Мисс Лайм, прежде чем я обращусь к инспекторам с вопросом, стоит ли доверять эту школу унылой старой деве, способной потерять одну восемнадцатилетнюю ученицу из – скольких? Тридцати учеников? Может быть, тридцати двух… так вот, прежде чем я это сделаю, скажите мне, что вы собираетесь делать в связи с пропажей моей дочери?

Бригадир: Ну вот, мисс Поллард.
Чарли: Я даже не думала… не осознавала…
Бригадир: Чего?
Чарли: Насколько она меня, ну, уважала.Это правда случилось, или это еще одна пустая проекция ТАРДИС – или что это было раньше?
Бригадир: И то, и другое, мисс Поллард. Корабль сейчас нестабилен. Его внутренние измерения зыбки, и граница между проекцией и реальностью размывается. Мы можем войти в эти проекции по своей воле – более или менее. Понаблюдать и, с небольшими изменениями, поучаствовать в них. Никто не поймет, кто мы такие.
Чарли: Зачем нам это?
Бригадир: Затем, что, возможно, только так мы сможем узнать, что случилось с Доктором, и сумеем ли мы излечить его от болезни под названием Загреус.

(Комната света)
Доктор: Удивительно… просто удивительно…
Загреус: Что, повелитель времени?
Доктор: О, привет. А я все гадал, когда ты появишься. Два голоса в одной голове – всегда к беде. Ты знаешь, что это такое?
Загреус: Да.
Доктор: Ну конечно, большое спасибо за помощь. Давай, иди, тебе, наверное, надо разрушать историю, творить легенды.
Загреус: Ты знаешь, кто я такой?
Доктор: Я знаю, кем ты должен быть, но беда в том, что ты не существуешь.
Загреус: И, тем не менее, я здесь.
Доктор: Да, полагаю, все из-за этого большого сгустка… чего бы то ни было. Давай назовем его Большим Светящимся Сияющим Шаром Чегобытонибыло? Небольшая тавтология получилась. Грамматика никогда не была моей сильной стороной. Или твоей?
Загреус: Ты знаешь, что символизирует этот свет?
Доктор: А ты? Корабль привел меня сюда, создал этот маленький пузырь спокойствия, где я могу просто сесть и расслабиться. У всего должна быть противоположность. Чтобы антивремя преобладало, должен существовать маленький островок позитивного времени, иначе нас бы уже поглотило. Этот нетронутый фрагмент корабля – предохранительный клапан. Ему нужно выпускать пар, как скороварке.
Загреус: И что же ты будешь делать с энергией антивремени, заполняющей твой корабль и, разумеется, тебя?
Доктор: Не знаю. Ты ведь я, какие твои предложения?
Загреус: Разрушение. Полное уничтожение космоса. Тебе… нам… хватит для этого сил.
Доктор: Да, но зачем? Ты разрушишь Вселенную, а спустя двадцать минут очнешься и подумаешь: «Какая жалость! Я забыл сходить на выставку кубистов на Старшей Потреллис. Или посетить Оракула на KS-159. Или сбегать в прошлое и посмотреть, кто же застрелил Кеннеди!» Кстати, некоторые обвиняли в этом меня, но, знаешь, мне кажется, я был тогда в другом месте. Уничтожение вселенных – устарелый ход. К тому же оно всегда вызывает сожаление.
Загреус: А как же твоя спутница?
Доктор: Спутница? Чарли! Ну конечно! Как я мог забыть про Чарли? Да, но вот в чем загвоздка. Если я уйду на поиски Чарли, ты снова возьмешь надо мной верх. Останусь здесь – она окажется в беде. Скажи-ка мне, Загреус, что бы сделал ты?

(Открытая площадка)
Чарли: Ох… Где же мы?
Бригадир: Ты не знаешь?
Чарли: Ну, тут холодно… и здания… не очень привлекательны.
Бригадир: О, военная смекалка. Сборные дома, сугубо практические и редко приятные взору. Интересно, могли ли здесь появиться Дивергенты?
Чарли: Простите?
Бригадир: Ничего.
Чарли: Вы чего-то недоговариваете. Я не такая уж и глупая, Бригадир, неуж… О. Нет, я действительно глупая. Вы не Бригадир. Совсем не Бригадир.
Бригадир: Вы молодец, мисс Поллард.
Чарли: Вы – мой личный Белый Кролик, да?
Бригадир: Не уверен, что понимаю, о чем вы.
Чарли: Вы читали мои мысли о том походе к Доктору на Харли Стрит, с книгой про Алису. Вы используете их, чтобы проникнуть в мои воспоминания.
Бригадир: В самом деле? Простите. Надеюсь, вы не возражаете.
Чарли: Вы – ТАРДИС, вот кто вы!
Бригадир: Да.
Чарли: Ага!
Бригадир: И нет.
Чарли: Ой.
Бригадир: Что-то случилось, мисс Поллард. Что-то изменило меня – ТАРДИС, если хотите, – и Доктора тоже. Похоже, на борту только вы оказались невредимой.
Чарли: Потому что меня там не было, когда это случилось? Когда Доктор сделал то, что сделал, чтобы остановить Сентрис?
Бригадир: Именно так.
Чарли: Понятно.
Бригадир: Не думаю, мисс Поллард. Я думаю, вы не понимаете! Случилось нечто… нечто ужасное. Часть моего сознания ускользает, оно разрушается, и я должен найти способ вам помочь. Вам обоим.
Чарли: Обоим?.. Ах, да, и Доктору. Вы и ему помогаете?
Бригадир: Как могу.
Чарли: Я не понимаю, чем вы можете ему помочь, если находитесь в таком же состоянии.
Бригадир: Я отправил на помощь Доктору… более раннего Доктора… я полагаю, вы знакомы с термином «регенерация»?
Чарли: Ну, не совсем, но общую идею понимаю.
Бригадир: Этот человек, Бригадир, был близок вам обоим.
Чарли: Да, он самый старый друг Доктора. Ну, по крайней мере, за исключением повелителей времени.
Бригадир: Повелители времени! Нет… нет, повелителей времени в это втягивать нельзя.
Чарли: А как же та женщина, Романа? Она могла бы помочь. Она ведь Президент.
Бригадир: Ни в коем случае. Повелители времени не помогут. Мы можем заразить их этим… чем бы оно ни было.

(Комната света)
Загреус: Хватит тут сидеть, Доктор. Надо найти Чарли.
Доктор: Если я выйду из безопасного поля этого… светящегося светлячка, я снова стану целым, и у меня есть тревожное подозрение, что у руля будешь ты.
Загреус: Но я Загреус, тот, кто заставляет время заливаться слезами.
Доктор: Да, и вот в этом-то все и дело, да? Никого ты не заставляешь заливаться слезами, ведь так? Мое смятенное подсознание создало тебя, чтобы мне было с кем поговорить, но на самом деле есть только я. Загреуса не существует.
Загреус: Но в том-то и вся прелесть, Доктор. Теперь я существую. Уничтожив саркофаг с антивременем, заперев его в себе и своем корабле, ты сделал меня реальным. Твой корабль помогал тебе, но я чувствую, как его защита трещит по швам. Мои фрагменты уже внутри его стен, полов, в каждом атоме, в каждой частице. И они становятся все сильнее, захватывают власть над ним, так же как и над тобой.
Доктор: Я… мы избавимся от тебя!
Загреус: Каким образом? Я не принадлежу этой Вселенной. Я уникален, чужероден. Я не подчиняюсь законам вашей природы, вашей физики. А с твоей помощью, Доктор, я смогу воздействовать на Вселенную, подогнать ее под себя.
Доктор: Разве это не закончится уничтожением всего сущего?
Загреус: Дельная мысль.
Доктор: Я могу думать, могу сосредоточиться. Повелители времени называли тебя антивременем, но на самом деле ты нечто гораздо, гораздо большее.
Загреус: Как уже говорила тебе Сентрис, антивремя – всего лишь результат гибели тысяч живых, реальных временных линий в будущем. И прошлом. Того, что было, и того, что не могло быть.
Доктор: Да, да… и миллионов альтернативных событий между ними. Я… вижу. Внутренним взором. Я вижу, как тысячи меня делают разные вещи в разных местах – но в одно и то же время. Это альтернативные реальности. Или, может быть, мы в альтернативной реальности, а одна из других – настоящая. Ты же часть меня, ты тоже это видишь?
Загреус: Всегда.
Доктор: Вот, смотри. Я на планете Забвение, сражаюсь с расой под названием Орда. А вот, смотри, крошечная реальность, где Галлифрей – не планета, а маленький, не подчиняющийся законам времени алмаз, дрейфующий серди звезд. Я вижу Вселенную, в которой повелители времени обладают ужасающими телепатическими способностями, и другую, где они давно сгинули, где время свернулось, уничтожив следы их существования. Вижу планету Земля, где Нестин уничтожили почти все живое… и другую Землю, где я вырвал одно из собственных сердец… но какой из этих миров настоящий, а какой – альтернативный? Как выбрать?
Загреус: Выбора нет.
Доктор: То есть никто не знает, какой из них настоящий?
Загреус: Все они настоящие для собственных обитателей. В такой огромной системе это не имеет значения. Кому какая разница? Они все существуют, иногда мгновения и эры в них совпадают, но в основном они изолированы и не ведают друг о друге. Но всем им суждено погибнуть в одно время. И очень скоро.
Доктор: Мне страшно.
Загреус: Правильно. Так и должно быть.
Доктор: Что теперь?
Загреус: Миссия, которую ты только что обсуждал со своей прошлой версией.
Доктор: Значит, я должен идти. Покинуть это безопасное место.
Загреус: Именно так. Но ты ведь всегда можешь вернуться сюда, восстановить свой разум. Если захочешь.
Доктор: Но у руля будешь ты?
Загреус: Разумеется. Для выполнения задания тебе не хватит силы воли. Боюсь, наше паразитическое сосуществование необходимо, если ты хочешь преуспеть.
Доктор: А если мы проиграем?
Загреус: Время будет уничтожено, а я – удовлетворен.
Доктор: А если мы победим?
Загреус: Я освобожусь от тебя и превращу время в свой шведский стол. Так или иначе, победа моя, поражение – твое. Разница лишь в том, что во втором случае у Вселенной есть шанс. Ну что, идем? Мне еще нужно изучить космическое меню.

(Открытая площадка)
Чарли: И что же теперь, Бригадир?
Бригадир: Пусть история идет своим чередом. Посмотрим, что будет.
Чарли: Вы хотя бы знаете, что мы ищем?
Бригадир: Ни малейшего представления. Готова?
Чарли: Готова. Что это за временная зона?
Бригадир: Временная зона?
Чарли: Это правильный термин? По вашим «сборным» домам ясно, что это не 1930 год.
Бригадир: Даже не знаю. Но это время, это место имеет большое значение, я чувствую. Идем, пожалуй?
Чарли: А люди внутри… они увидят не нас?
Бригадир: Именно так. Они увидят нас в телах людей, которых ожидают увидеть. Постарайтесь подыграть. (Открывается дверь. Кто-то приближается, бормоча себе под нос)
Чарли: Может, нам спрятаться?
Бригадир: Зачем? Он увидит того, кого ожидает увидеть.
МакДоннелл: Ох. О, добрый вечер, сэр.
Бригадир: Добрый вечер, эээ?..
МакДоннелл: Капитан МакДоннелл, сэр. Мы думали, вы прибудете только утром, сэр.
Бригадир: Понятно…
МакДоннелл: Что ж, у вас есть возможность увидеть доктора за работой.
Чарли: Доктора?
МакДоннелл: Да, шофер?
Чарли: Шофер?
Бригадир: Да, Поллард. Шофер Поллард. Мой водитель.
МакДоннелл: Конечно, сэр. Добрый вечер, шофер Поллард.
Чарли: Эм, да. Здравствуйте, капитан.
Бригадир: Что ж, мы бы хотели, эм, немного освежиться перед встречей с, эм, Доктором, да?
МакДоннелл: Разумеется. Сюда, министр.
Бригадир: Идемте, шофер, за капитаном МакДоннеллом. Не отставайте.
МакДоннелл: Сюда, сэр. Я могу отвести вам комнату в офицерском отсеке. Капрал, здесь очень небольшой штат, вы можете выбрать любой барак и устроиться там.
Чарли: Благодарю вас, капитан, вы очень любезны.
МакДоннелл: Я должен вернуться к доктору. Простите за неудобство, министр, мы, право, не знали, что вы приедете сегодня вечером.
Бригадир: Все прекрасно, капитан. Хорошего вам вечера.
МакДоннелл: Сэр. Капрал.
Чарли: Доброго вечера.

(ТАРДИС)
Доктор: Чарли? Чарли? Где ты, Чарли? Я в порядке! Загреус во мне, он… он затих. Исчез. Я тебя не трону. Чарли? Проклятье Иссгарота, девчонка, где ты? Я тебе приказываю, покажись! Немедленно! Пфф! Бесполезная девчонка! Нет… нет, я должен держать его… в… руках. Если ты это слышишь, прости, Чарли. Но это так трудно… так трудно быть сильным… не позволять ему поглотить меня… если бы я мог что-то сделать… найти того, кто бы мне помог…
Голос: Посмотрим, получится ли…
Доктор: О, снова привет… Припас еще какой-нибудь мудрый совет? Ничего. Я так и думал.
(Падает книга)
Доктор: Да что ты так помешался на этой книге, а? Что, Льюис Кэрролл – твой близкий друг? Эй, погоди-ка… да! Как интересно. Интересно, правда ведь? В прошлый раз я не мог разобрать эти слова, но теперь подпись совершенно четкая: «Моей дорогой Шарлотте. Наслаждайся этим маленьким отклонением от скучных учебников по этикету. С рождеством. Нанна Злавитрайд. Рождество 1919 года». «Шарлотта» - это, должно быть, Чарли. А другое слово, Которое я не мог понять, - «отклонение». Отклонение? Оно должно иметь какое-то значение? Ручка. Ручка, ручка, полцарства за ручку… о, как мило, и откуда это у меня? Тебе нравятся леденцы, мой бестелесный друг? Ммм, мята и луковый соус, мой любимый вкус. Так, на чем я остановился? Ах, да, ручка. Вот. О-Т-К-Л-хмм-хмммм-хм-у-гу… Отклонение. Кстати, корабль, я ненавижу, когда люди пишут в книгах. В следующий раз не позволяй мне этого, хорошо? Что-то не вижу никакого смысла. А что насчет вот этого? Этого слова, которое мне незнакомо. З-Л-А…
Голос: Что, если попробовать по-другому?
Доктор: О. О, спасибо огромное. Ох. Так, а вот теперь мне что-то не по себе.

(Комната)
Чарли: Зачем мы здесь? Разве мы не должны спать в соседнем блоке?
Бригадир: Во сне мы ничего не выясним, мисс Поллард.
Чарли: Ладно, но зачем мы пришли сюда? Здесь темно, как в яме. Как тут можно что-либо найти? И вообще, что мы ищем?
Бригадир: Не знаю. Но когда вы это найдете, я пойму.
Чарли: Я?
Бригадир: Мисс Поллард, я всего лишь нематериальная голограмма, спроецированная из банка памяти ТАРДИС. Я могу лишь манипулировать созданными мной сценариями и защищать нас внутри них.
Чарли: Но раз уж мы ищем что-то, что должно помочь Доктору, вы должны иметь представление, что это!
Бригадир: Простите, нет.
Чарли: Отлично. Ладно, еще раз: где мы?
Бригадир: ТАРДИС, другими словами, я, изо всех сил пытается в этом разобраться.
Чарли: И?
Бригадир: Хммм… Давайте поглядим.
Чарли: Небеса!
Бригадир: Удивительно.
Чарли: Министерство обороны. Ой, а здесь написано «Совершенно секретно». «Кардингтон»! Вот мы где, Бригадир!
Бригадир: То есть, мисс Поллард?
Чарли: Вы привезли нас в Кардингтон, где я впервые встретилась с Доктором. Только это не 1930 год… теперь они хранят тут огромные деревянные ящики, забитые суперсекретными материалами министерства.
Бригадир: Да, похоже на то. Однако…
Чарли: Тссс! Кто-то идет!
(Дверь открывается)
МакДоннелл: Проклятье!
Фостер: Что такое, капитан?
МакДоннелл: Кто-то оставил чертов свет. Какой смысл развешивать по всей базе напоминания об экономии энергии, если все равно какой-нибудь чертов солдат забудет выключить на ночь свет?
Фостер: Да, сэр.
МакДоннелл: Если мы хотим, чтобы красные не узнали о работе доктора, мы должны поддерживать конспирацию.
Фостер: Да, сэр.
МакДоннелл: Напечатайте новые листовки, мисс Фостер. И объявите, что любого, кто пренебрегает моими приказами, ждет суровое наказание. Понятно?
Фостер: Да, сэр.
МакДоннелл: Так, какие ящики мы ищем?
Фостер: Так, эмм… данные 1947, капитан. Доктору нужно все, что было собрано в Хэрефорде.
МакДоннелл: Бумаги или что?
Фостер: Не знаю, сэр. Это было до моего перевода сюда.
МакДоннелл: Понятно. Ищите в том ряду, я осмотрю этот.
Фостер: Да, сэр.
Чарли: Бригадир, они нас найдут!
Бригадир: Не беда. Помните ведь, я какой-то там министр.
МакДоннелл: Нашел, мисс Фостер. Думаю, мне понадобится помощь парней. На вид они тяжелые.
Фостер: Да, капитан, я сейчас… ох!
Чарли: Черт.
Фостер: Боже, что вы здесь делаете?
Чарли: Эээ, ну… понимаете, я…
МакДоннелл: Какого черта тут?.. О, еще раз добрый вечер, сэр. Сэр, могу я поинтересоваться, что?..
Бригадир: Что мы тут делаем?
МакДоннелл: Эм, ну, да…
Бригадир: А как по-вашему, капитан?
МакДоннелл: Ну, сэр, я понимаю, что министерство требовало полный допуск…
Бригадир: Но?
МакДоннелл: …но я считал, что это помещение по-прежнему было, эмм…
Бригадир: …под запретом?
МакДоннелл: Да, сэр.
Бригадир: Тем больше у нас причин его осмотреть.
МакДоннелл: «У нас»?
Фостер: Шофер министра тоже тут, сэр.
МакДоннелл: Капрал Поллард? Почему?
Бригадир: Потому что…
Чарли: Потому что у меня есть прямой приказ постоянно находиться рядом с министром. Соображения безопасности и все такое.
МакДоннелл: Понятно. Хорошо, тогда все в порядке. Если пожелаете, мисс Фостер может сопроводить вас в лабораторию.
Чарли: Да, пожалуйста.
МакДоннелл: Что?
Чарли: Простите. Я имею в виду… министр этого ожидает, не так ли?
Бригадир: Абсолютно.
МакДоннелл: Мисс Фостер? Я тут разберусь. Будьте добры, проводите министра и его шофера.
Фостер: Да, сэр. Прошу сюда, сэр Джеффри. Капрал Поллард.
Бригадир: Благодарю вас.
МакДоннелл: Итак… ящик один, два, три… четыре. Замечательно…

(Коридор)
Фостер: Разрешите обратиться, министр?
Бригадир: Конечно, мисс Фостер.
Фостер: Это безопасно, сэр?
Бригадир: Безопасно? О, да, да, конечно. Капрал Поллард знает все.
Фостер: Хорошо. Мой отчет, сэр.
Бригадир: Слушаю.
Фостер: Как вы просили, я понаблюдала за персоналом, особенно за теми, кто находится в постоянном контакте с доктором Стоун.
Чарли: И кто же это?
Фостер: Разумеется, я, капрал. А также капитан МакДоннелл, командующий базой, преподобный Таунсенд и его племянница, Мэри Элсон.
Бригадир: Ваши наблюдения?
Фостер: Капитан МакДоннелл – прямолинейный, хорошо обученный офицер армии Его Величества, сэр. Я считаю его честным и заслуживающим доверия. Не думаю, что он шпион.
Чарли: Шпион?
Фостер: Да, капрал?
Чарли: То есть, вы уверены, что слово «шпион» стоит произносить так громко?
Фостер: Кроме капитана в этом здании никого нет.
Бригадир: А остальные?
Фостер: Думаю, мы можем исключить Мэри Элсон. Я проверила ее историю и убедилась в том, что она действительно всего лишь племянница преподобного. Ее родители, брат преподобного и его невестка, погибли в автокатастрофе около трех лет назад.
Чарли: И кто остался?
Фостер: Преподобный Таунсенд. Я знаю, что нельзя руководствоваться одной интуицией, сэр, но…
Бригадир: Все в порядке, Фостер, размышления бывают важнее правил.
Фостер: Что ж, сэр, я ему не доверяю. Теоретический труд доктора слишком сильно его интересует. Он требует знать каждую малейшую деталь прежде чем приступать практическим экспериментам. Пытается выяснять, зачем они это делают и как это работает.
Чарли: На мой взгляд, это вполне разумно, мисс Фостер.
Фостер: Да, капрал, я не сомневаюсь. Но моя обязанность состоит в том, чтобы подозревать всех. У преподобного есть… проблемы – думаю, это наиболее подходящее слово.
Чарли: Например?
Фостер: Он уверяет, что его вера противоречит ведущейся здесь работе.
Бригадир: Он пытается ее остановить?
Фостер: Напротив. Он поощряет ее, но при этом критикует. Он словно не может решить, во что верить – в священное писание или в науку.
Бригадир: Но явно не в то и другое.
Фостер: О, нет, сэр. Зачем министерство сделало его обозревателем?
Бригадир: Он ладит с доктором?
Фостер: Как кот с собакой, сэр. Они спорят по каждой мелочи. Преподобный осуждает каждое ее движение, заставляет доктора проверять и перепроверять свои расчеты. Из-за этого тут царит своего рода враждебная атмосфера.
Бригадир: И тем не менее, мы стоим на пороге нового века в науке. Очень важно, чтобы доктор Стоун не бросалась головой в омут и не наделала ошибок.
Чарли: Наука без совести – не к добру это.
Фостер: Да. Благодарю вас. Капрал.
Чарли: Простите.
Бригадир: Как долго преподобный Таунсенд находится здесь?
Фостер: Восемь месяцев. Он прибыл сразу же после меня.
Чарли: А его племянница, эта Мэри Элсон?
Фостер: Приехала сразу же после него. Я отметила это в своих записях.
Бригадир: Вы хорошо поработали, Фос…
Фостер: Ради всего святого, что?..
Чарли: Батюшки, что это такое?
Бригадир: Наконец-то…

(ТАРДИС)
Доктор: Что это такое, корабль? Корабль? Что-то явно происходит, корабль, но вопрос в другом: кто больше подходит для того, чтобы разобраться с этим? Доктор или Загреус? Кажется, я знаю ответ, но мне он не нравится. Ни капельки. Корабль, мне кажется, я должен выбраться наружу, посмотреть, где мы приземлились. Но чтобы это сделать, я должен найти дорогу к тому, о чем я никак не мог вспомнить раньше. В комнату управления! Да, а ты… у тебя есть имя? Бесси! Нет, нет… прости, это не ты. Точно! ТАРДИС! Интересно, почему я вспомнил это именно сейчас?

(Лаборатория)
(Эскперимент вышел из под контроля)

Таунсенд: Доктор Стоун! Смотрите! Смотрите… ради всего святого…
Стоун: Держите же крепче! Он сейчас перегрузится!
Таунсенд: Я пытаюсь, доктор, но показатели выше нормы! Вы говорили, что этого не случится!
Стоун: Да, говорила, и мы никогда не поймем причину, если вы это не остановите! Давайте же!
Таунсенд: Хорошо. Отключаю излучатели альфа-волн… есть!
Стоун: Отключаю излучатели бета-волн… есть.
Таунсенд: Теперь излучатели эпсилон-волн… так…
Стоун: И наконец… излучатели омега-волн. Только послушайте. Мурлычет, как котенок.
Таунсенд: Вы понимаете, что это слышал каждый сотрудник этой базы?
Стоун: Черт подери, да хоть вся Англия, викарий, мне плевать! Правда, если это услышали в Кремле, мы, наверное, до смерти напугали Сталина.
Бригадир: Вы и меня чудь не напугали до смерти!
Таунсенд: А, министр! Вы как всегда вовремя!
Стоун: Сэр Джеффри! Как поживаете?
Бригадир: Замечательно, спасибо, доктор Стоун. Мы прибыли как раз к… окончанию вашего эксперимента. Успех?
Таунсенд: Что ж, я думаю, у нее получилось, сэр Джеффри. Не знаю, правда, стоит ли праздновать…
Фостер: Сэр, думаю, мне нужно идти.
Бригадир: Да, хорошо, мисс Фостер. Идите.
Стоун: Добро пожаловать в Кардингтон, сэр Джеффри.
Бригадир: Благодарю, доктор Стоун. Рад быть здесь.
Чарли: Здорово выглядит. Как огромный оргАн, со всеми этими трубами, скважинами, проводами. Звук, правда, не очень…
Таунсенд: А вы кто?
Бригадир: Прошу прощения… это мой шофер и адъютант, капрал Поллард.
Стоун: Добро пожаловать в наш сумасшедший дом, капрал.

(Коридор ТАРДИС)
Доктор: Консольная комната…консольная комната, вот, дверь в консольную комнату.
(Открывает двери по очереди)
Доктор: Эй? Ой. Обувной шкаф. Что-то знакомое, корабль. То есть ТАРДИС.
Доктор: Э-эй? Чья-то спальня. Нехорошо.
Доктор: Э-эй? Лес. Хммм.
(Закрывает)
Доктор: Лес?
(Снова открывает дверь)
Доктор: Лес. Что-то новенькое.
(Заходит в ночной лес)
Доктор: Эй? Есть тут кто? Жутковато. Странно, я бы запомнил, если бы посадил тут лес. По крайней мере, так мне кажется. Ну ладно. Меня кто-нибудь слышит? Я немного заблудился и… А это что?
Доктор: Ящик. Огромный железный ящик. Высотой с меня и шириной вдвое боль…
Кот: Это мой ящик.
Доктор: Кот! Говорящий кот? Значит, я сошел с ума. Так и знал. Кот! Кот! Скажи, пожалуйста, куда мне идти?
Кот: Это зависит от того, куда ты хочешь попасть.
Доктор: Мне все равно, лишь бы попасть куда-нибудь.
Кот: Куда-нибудь да попадешь. Нужно только достаточно долго идти.
Доктор: Как верно! Мне кажется, или десять футов от ушей до хвоста – это немного многовато для кота?
Кот: Может быть, это не я так велик – а ты так мал.
Доктор: «Алиса в Стране Чудес», ну конечно! Ты случайно не видел тут бутылочку с надписью «Выпей меня»?
Кот: Как ни странно, видел, мистер…
Доктор: Доктор.
Кот: Да, мистер Доктор. Видишь мой ящик?
Доктор: Он из стали, да? Точно, из стали.
Кот: Видишь, что внутри? Давай я тебе помогу.
Кот: Кстати, отличные ботинки.
Доктор: Да, спасибо. А! Вижу! Точно, бутылочка, прямо на дне!
Кот: Тогда тебе лучше ее достать, не так ли?
Доктор: (падает в ящик) Аааа!
Доктор: Кот! Выпусти меня отсюда! Я ничего не вижу! Кот! Замечательно. Так, посмотрим…
(Зажигает спичку)
Доктор: Никогда не выходи из дома без вечно горящих спичек, ха! (поднимает бутылочку) Кот! Кот! В этой бутылочке… в ней яд!
Кот: Если точно – цианид.
Доктор: Цианид? Ауч! Мои пальцы!
(Роняет спички)
Доктор: Кот! Я ничего тут не вижу! Выпусти меня, пожалуйста!
Кот: И зачем мне это делать, а, мистер Доктор?
Доктор: Эм… ну, потому что иначе я сломаю тебе шею?
Кот: Не сломаешь, если будешь мертв. Ты еще не выпил свой цианид?
Доктор: Тут повелителю времени и растянуться негде. Становится трудно дышать… Тут становится очень трудно дышать!.. Нет сил… нет сил держаться… Ну все, Кот. Я умер.
Кот: Ты уверен?
Доктор: Ага. Сердца остановились. Пульса нет. Ничего. Не веришь мне – открой ящик.
Кот: Ты за какого кота меня принимаешь? Я не какое-то там животное. Я — воплощение квантовой теории суперпозиции. Ты не смог бы разговаривать со мной, если бы был мёртв.
Доктор: Наверное. Почему бы тебе не проверить?
Кот: Мёртвые Доктора не разговаривают!
Доктор: Верно. Но что если ты сошел с ума?
Кот: Сошел с ума? Я не сошел с ума!
Доктор: Ты меня видишь? Нет. Но ты ведь слышишь мой голос, так? Слышать голоса – о, это ужасный признак. Я мёртв, клянусь, я мёртв, а ты безумен. Открой ящик – сам увидишь.
Кот: Зовет меня безумцем. Я оскорблен.
Доктор: Ну это же ты разговариваешь с мертвецом!
Кот: А ты разговариваешь с котом!
Доктор: Отлично подмечено, да. Беру свои слова назад, Кот. Ты очень умная киса. Так докажи это – открой ящик!
Кот: Ни за что! Это против моих принципов!
Доктор: (уже по-настоящему задыхается) Но если ты безумен, твои принципы ошибочны! Ладно, признаю, я жив. Но это стальной ящик… я очень скоро буду мертв по-настоящему, и тогда… ты не узнаешь, безумен ты или нет! Больше… больше не могу… Я…
(Крышка открывается)
Доктор: Спасибо. Спасибо, Кот. Поверь, безумным тебе лучше не быть. Мне это ни секунды не нравится.
Кот: Ты не безумен, мистер Доктор. Что ты понял из нашего маленького теста?
Доктор: Эм… любопытство убило повелителя времени? Ладно, ладно. «В 1935 году Эрвин Шрёдингер впервые предложил эксперимент с котом Шрёдингера. Если поместить живого Кота и капсулу с цианидом в толстостенный стальной ящик, то, когда мы закроем ящик, мы не будем знать, жив ли кот, или он уже умер под действием цианида. Потому что, если мы не знаем, жив кот или нет, он одновременно жив и мертв. И только если открыть крышку, мы будем ограничены одним вариантом».
Кот: Отлично. Думаю, ты встречал Шрёдингера?
Доктор: Нет. Но я встречал его Кота. Понятно! Я понял! Я Кот в ящике – вот оно что! Ни жив, ни мертв… пока я остаюсь в ТАРДИС. Да, эта мысль не особо успокаивает. И, все же… Кот? Кот? Кот? Не исчезай! Что тут все время то появляется, то исчезает? У меня и так уже голова кругом.

(Склад)
Стоун: (по телефону) Да, заместитель директора, получилось. Получилось, просто замечательно. Ну, разумеется, я уверена. Я же его построила. Нет, он передумает и обязательно с нами согласится. Племянница? Да, вполне возможно. Правда, сложно судить, насколько она для него на самом деле важна. Нет, не особо. Но мне трудно найти кого-то другого. Мэттью Таунсенд не самый заботливый человек на свете.
МакДоннелл: О, прошу прощения, доктор Стоун. Не хотел вам мешать.
Стоун: Ну, что вы, капитан. Спокойной ночи, матушка, поговорим в следующий раз. Да, спокойной ночи. (кладёт трубку) Итак, капитан, вы собираетесь присоединиться к празднеству?
МакДоннелл: О, да, с удовольствием. Вы… эээм… не видели мисс Фостер?
Стоун: Уже давно. Думаете, она подозревает?
МакДоннелл: Я думаю, что она подозревает всё. И всех. Неожиданный приезд министра ее, кажется, совсем не удивил.
Стоун: В самом деле? Как… интересно. Капитан, ваша обязанность – вывести мисс Фостер на чистую воду. Пригласите ее на обед.
МакДоннелл: Ну, если вы не возражаете…
Стоун: Конечно, нет, Нил. Ты еще не опробовал ресторан, о котором я говорила?
МакДоннелл: Пока не было времени, старушка. Но я обязательно его найду.
Стоун: Думаю, что ради… как там говорят?.. Ах, да, «ради короля и короны», ты должен внести свой вклад.
МакДоннелл: Ясно. Если ты уверена.
Стоун: Более чем. Ты разберись с Фостер. А я пригляжу за нашими гостями.

(Общий зал)
Мэри: Чаю, дядя?
Таунсенд: Благодарю, Мэри. Итак, министр, вы понимаете мою роль во всем этом?
Бригадир: Духовное наставление?
Таунсенд: Скорее, ходячая совесть. Тут есть разница. У военных есть одна проблема: после войны они считают себя неприкасаемыми.
Стоун: Я все время повторяю викарию, что не принадлежу к военным, сэр Джеффри, но все без толку.
Таунсенд: Вы по-прежнему берете у них деньги, доктор Стоун. Используете их оборудование и заставляете меня вам помогать.
Стоун: Мне даже не пришлось вас особо упрашивать, Мэттью! Сэр Джеффри, под этой рясой бьется сердце настоящего ученого.
Таунсенд: Я слуга Господа, доктор Стоун, только разум мой открыт. Вы были бы удивлены, если бы узнали, как много священнослужителей отвернулись от науки после событий последнего десятилетия.
Бригадир: Пожалуй, немало…
Таунсенд: Понимаете, сэр Джеффри, наши потери были слишком велики. Столько молодых людей погибло. Вера поколебалась. Если Бог существует, если Он любит нас, почему он позволяет нам убивать друг друга? В прошлом году в Синоде этот вопрос поднимался не раз.
Чарли: А какое отношение это имеет к вам?
Таунсенд: Моя вера все так же крепка, капрал. Но я проявляю интерес к современному миру. Понимаете, Бог – это не только гимны и длинные библейские чтения. Бог – это жизнь, запах цветов, наслаждение дружбой. Это возможность смотреть вперед, стремиться к благу в нашей жизни и помогать другим бороться со злом.
Мэри: Не злитесь на дядю. Он любит нравоучения, но во всем остальном, в глубине души, он хороший человек.
Чарли: Ну да. А вы, должно быть, Мэри Элсон.
Мэри: Да. Чаю?
Чарли: Благодарю вас.
Мэри: Все эта война.
Чарли: Что за война?
Мэри: Простите?
Чарли: Нет, конечно, да, война. Я имею в виду, что именно во время войны сделало его «нравоучительным»?
Мэри: Ну, вообще-то, ваша компания.
Чарли: Компания? А. А… министерство. Точно. Почему?
Мэри: Ну, ваш начальник, сэр Джеффри Лоуренс, уже несколько месяцев наседает на доктора Стоун, с того самого момента, как она сделала свое открытие.
Чарли: Открытие. Ах, да, конечно. Скажите, доктор Стоун когда-нибудь говорила вам, что именно она обнаружила?
Мэри: Не особо. Она называет это «Проект Дионис».
Бригадир: Да, мы это знаем.
Мэри: Ох, сэр Джеффри, вы меня так напугали.
Чарли: Да, и меня.
Таунсенд: Мы с министром обсуждали новую волну финансирования, Мэри. Боюсь, правительство решило продолжить работу доктора Стоун, а это значит, что нам придется задержаться тут еще на пару месяцев.
Мэри: Я не против, дядя.
Таунсенд: Ну хоть кто-то не против.
Чарли: А вы хотите уехать, викарий?
Таунсенд: Для капрала вы задаете слишком много вопросов, Поллард.
Чарли: Это лучший способ получить ответы. Министр это поощряет.
Таунсенд: Неужели? И почему я не удивлен?
Бригадир: Устройство в лаборатории, преподобный, конечно же, может остановить коммунистов. Помочь избежать холодной войны, Которая может растянуться… уф… на целые десятилетия.
Таунсенд: Смотря как его использовать.
Чарли: Что оно делает?
Стоун: Если бы вы были способны делать нашу работу, капрал, вы бы давно уже все знали.
Бригадир: Ваше… устройство, доктор Стоун, кажется, работает.
Таунсенд: Сегодня днем работало. И это меня беспокоит.
Мэри: Почему, дядя?
Таунсенд: Потому что, Мэри, я боюсь, что доктор Стоун заключила сделку с дьяволом. Образно выражаясь, конечно.
Бригадир: Ерунда, викарий! Ведь проделанная здесь работа, несомненно, принесет мир, не так ли?
Таунсенд: При всем уважении, министр, это чушь, и вы это знаете. Когда меня просили принять участие в этих исследованиях, речь не шла об их применении в военных целях. Затем появились вы и приспешники Черчилля, и заставили доктора Стоун отклониться.
Чарли: Отклониться?
Таунсенд: Однажды я встретил человека по имени Эйвери, Которого, по моему мнению, ждало великое будущее… мы обсуждали открытия Мишера и ему подобных. Но со временем…
Стоун: Преподобный считает, что наука генетики оскорбляет Бога.
Таунсенд: Я считаю, доктор Стоун, что вы обязаны продвигаться по пути науки шаг за шагом.
Стоун: Обязана? Перед кем?
Таунсенд: Перед обществом. Перед моралью. Перед Богом.
Стоун: Перед тем же Богом, Который создал динозавров и позволил им вымереть, потому что они не подходили. Или исследования Дарвина тоже исходят от дьявола?
Таунсенд: Тот простой факт, что я священник, доктор, не делает меня креационистом. Или идиотом, на что намекает ваш тон.
Чарли: Тогда зачем вы здесь? Зачем помогаете ей с этой… работой?
Таунсенд: Меня привлекает другое. Какие бы акты созидания и разрушения мы ни совершали, основы человеческой науки не меняются. Почему, эволюционировав, мы получили по две ноги, две руки, два легких, две почки, два глаза, два уха? Почему всех млекопитающих объединяет схожее строение? Одно сердце, один мозг, одна печень? Почему мы одинаковые? Дарвин предположил, что мы развились из одинаковых амеб. Но если это так, почему у пауков шесть ног, а у мух – множество глаз? Почему у его драгоценных динозавров было два мозга? Я сильнее, устойчивее паука. Я пережил динозавров. Почему?
Чарли: Ну, я… я не знаю. Но мне было неизвестно, что у динозавров было два мозга.
Таунсенд: Я хотел это понять. Я должен знать. И когда я услышал, что исследования доктора Стоун ведут к раскрытию тайн Вселенной…
Чарли: Что?
Стоун: Вы что-то разошлись, Мэттью…
Таунсенд: Я мог бы приехать сюда раньше, но мне нужно было кое о чем позаботиться. Устранить помеху вроде… ну, неважно…
Мэри: Вроде… Меня?
Чарли: Преподобный!
Мэри: Прости, дядя… Я… Я не думала, что мешаю тебе…
Таунсенд: Ох, это не твоя вина, Мэри. Если бы мой глупый братец не решил отправиться на ночную прогулку на своей машине…
Мэри: Но отец был…
Таунсенд: Но это была такая пустяковая помеха, и меня почти сразу определили сюда.
Чарли: Мне кажется, горюющая племянница важнее любой работы, преподобный. Работы правительства – или Бога, неважно.
Таунсенд: Вы не понимаете. Проект Стоун был на ходу. Дионис! С его помощью я могу коснуться звезд. Найти ответы на все вопросы, терзающие меня как слугу Господа и как гражданина.
Бригадир: Что?
Таунсенд: Я уверен, что ответы там. Объяснение того, почему мы такие, какие есть. Кто мы такие!
Мэри: Я не понимаю.
Таунсенд: Иезекииль!
Чарли: Простите?
Таунсенд: Пророк. Он утверждал, что его посетили ангелы на колесницах. Но что, если они были пришельцами… с далеких звезд? Человечество могло зародиться на другой планете, заселить этот мир и бессчетное число других.
Бригадир: Зачем это им?
Таунсенд: Полагаю, это их план. Увидеть, кто выживет, кто сойдет с пути. Теория Дарвина, увеличенная до немыслимых масштабов!
Бригадир: И какое же место во всем этом занимает Бог?
Мэри: Нет! Что важнее, какое место во всем этом занимаю я?
Таунсенд: Прости, Мэри, но я не понимаю, при чем тут…
Мэри: Да, да, ты не понимаешь! В том-то и дело!
Таунсенд: Ох, эти юные девушки.
Чарли: Мэри… Мэри, вернись…
Мэри: Нет… нет… (Выбегает из комнаты)
Чарли: Я пойду за ней.
Таунсенд: Я знал, что она не поймет.
Чарли: Вы думаете, такое можно понять?
Таунсенд: Моя работа… «Проект Дионис». Он способен ответить почти на любой вопрос Вселенной!
Стоун: А его военное применение может быть еще больше.
Чарли: Военное?
Стоун: О, да. Сегодня днем мы открыли брешь в… в чем-то. Что бы это ни было, вы услышали и почувствовали последствия. На краткое мгновение мы видели, как воздух разорвался.
Таунсенд: За брешью… было… нечто. Нечто удивительное.
Стоун: Направьте его на Москву, активируйте луч, и… ну, прощай, холодная война.

(ТАРДИС)
Доктор: Кот? Кот? Эй, кис-кис.
Кот: До чего оригинально.
Доктор: Ты мой новый провожатый?
Кот: Я не знаю, о чем ты говоришь.
Доктор: Ты всего лишь изображение, созданное ТАРДИС, ведь так? Ты здесь, потому что я держу при себе эту книгу – единственную книгу во всей библиотеке, в которой есть слова. Книга, Которая позволила мне разобрать три слова, Которые я не понимал раньше, пока мой разум не был очищен тем большим светящимся шаром.
Кот: Ах, этим.
Доктор: Да. Теперь я понимаю два слова. Но третье, «отклонение», я не понимаю его значения.
Кот: Оно происходит от глагола «отклоняться».
Доктор: До чего оригинально.
Кот: ТушЕ.
Доктор: Где-то в глубине своего разума – или разума Загреуса, я не до конца уверен, кто из нас сейчас думает – оно что-то значит.
Кот: Ты помнишь тот шум, который мы слышали раньше?
Доктор: Большой страшный «бум». Да. И что?
Кот: Это эхо. Прошлого и будущего. Такое сильное, что могло бы исходить и из настоящего. Что-то приближается, Доктор, и ни тебе, ни Загреусу, ни вам обоим это не остановить. Но, пожалуйста, не оставляй попыток…

(Коридор)
Чарли: Мэри? Мэри? Где ты?
Мэри: Здесь.
Чарли: Ох, слава Богу. Мне… мне жаль, что тебе пришлось такое услышать.
Мэри: Я думала, он меня любит.
Чарли: Он тебя любит, правда, просто он немного… взволнован. Не думаю, что он сказал правду.
Мэри: Чушь, вы его слышали. Я мешаю ему… несчастная маленькая никому не нужная сиротка! Ох, ну почему это меня так задевает? Я должна была уже привыкнуть к нему.
Чарли: Может, тебе отдохнуть? Приляг, а завтра мы об этом поговорим.
Мэри: Не хочу я… смотрите!
Чарли: Капитан МакДоннелл!
МакДоннелл: (ранен) Капра… вы должны предупредить… должны предупредить…
Чарли: Надо вернуться в столовую. Все будет хорошо.
МакДоннелл: Это важно…
Чарли: Разумеется. Но осмотреть эту рану сейчас важнее. Идем.

(Общий зал)
Стоун: Понимаете, министр, если бы мы могли использовать потенциал оружия Диониса…
Таунсенд: Это не оружие. Его можно использовать только для исследований!
Стоун: Да повзрослейте уже, Мэттью! Проект оплачен деньгами министерства обороны, устройство построено из материалов министерства обороны и расположено на земле министерства обороны. (Двери распахиваются)
Чарли: Доктор, скорее! В него стреляли!
Стоун: Нил! Черт.
Таунсенд: У нас есть проблемы поважнее.
МакДоннелл: Ну спасибо.
Мэри: Дядя, пожалуйста!
Таунсенд: Заткнитесь, вы все. Неужели вы не понимаете, что тут происходит? У вас в руках находится величайший дар, когда-либо передававшийся человечеству, и сегодня он заработал. А Стоун хочет просто использовать его для ведения войны.
Стоун: Война за это заплатила!
Таунсенд: Женщина, наука для вас – еще один синоним войны! Для меня, для Бога, наука – это жизнь! Его жизнь! Мой труд. И ни один из вас не имеет значения! Ни один!

(Лаборатория)
Бригадир: Я так и знал, что вы выдадите себя.
Фостер: Министр! Что вы… ох. Да какой смысл?
Бригадир: Министерство давно должно было все понять, но, конечно, они всегда не замечают очевидного.
Фостер: Вы меня арестуете?
Бригадир: Моя дорогая мисс Фостер, не уверен, что я смогу. Вы вряд ли помогаете русским – министерство бы это заметило. Так кому же? Кастро? Помогаете ему свергнуть Батисту?
Фостер: Чтоб вас, министр!
Бригадир: Как бы то ни было, на кого бы вы ни работали, что бы вы ни делали – это меня не касается. Меня тут даже нет. Я всего лишь наблюдатель, надеюсь увидеть, как сегодня здесь свершится история. А если этого не произойдет, узнать, почему.
Фостер: Я не понимаю…
Бригадир: Поймете, и очень скоро. В чем заключается ваше задание? Собрать как можно больше информации о проекте «Дионис» или уничтожить его?
Фостер: И то, и другое. Кубинцы могут восстановить его по моим записям. Я сделала множество записей за эти месяцы, притворяясь, что ищу «предателя». Теперь мне лишь нужно увидеть, как им управлять.
Бригадир: А это?
Фостер: Взорвется через десять минут. Мне хватит времени, чтобы убраться подальше.
Бригадир: Думаю, юная леди, вы убедитесь, что игра не всегда разыгрывается так, как вы бы хотели. Например…
(Двери распахиваются, врываются остальные)
Таунсенд: Я докажу вам всем, прямо сегодня. Мы узнаем правду. Мы встретимся с создателем Вселенной.
Чарли: С Богом? Вы хотите встретиться с Богом? Он наверняка слишком занят, чтобы общаться с такими, как вы.
Таунсенд: Бог – всего лишь одно божество. Нет, девочка, я встречусь с настоящими создателями.
Стоун: Машина еще не остыла, Мэттью…
Мэри: Дядя, а как же капитан МакДоннелл?
МакДоннелл: Ничего, я в порядке, я прост… ты!
Фостер: Здравствуйте, капитан. Жаль, что мне не удалось убить вас как следует.
Мэри: Мисс Фостер?
Стоун: Ради всего святого, что вы…
(Щелчок револьвера)
МакДоннелл: Я пришел предупредить всех. Она шпион!
Чарли: Думаю, мы это уже поняли, капитан.
Фостер: Эти кнопки… для чего они?
Таунсенд: Вам мы не скажем. А если вы пристрелите меня или доктора Стоун, вы этого никогда не узнаете.
Фостер: Я не собираюсь в вас стрелять, преподобный. Я приказываю вам активировать проект.
Стоун: Ни за что…
Таунсенд: А почему бы и нет, Стоун? Наша работа гораздо выше дурацкого национализма.
Стоун: Потому что я ничего не сделаю, ни ради вас, ни ради кого бы то ни было еще, когда мне угрожают оружием!
Фостер: Тихо! Замолчите все. Доктор Стоун, все очень просто. Помогите преподобному, или я начну убивать малозначимых людей. И начну я с вашего любимчика, Нила МакДоннелла.
МакДоннелл: Ну, спасибо.
Фостер: Племянница викария будет следующей.
Мэри: Но я не имею отно…
Фостер: Живо! Активируйте машину…
Таунсенд: Запустить излучатели омега-волн.
Стоун: Запускаю.
Таунсенд: Запускаю излучатели эпсилон-волн.
Стоун: Запускаю излучатели бета-волн.
Таунсенд: Ждем! Мисс Фостер, прошу вас, не торопите нас. Это слишком важно, и…
Фостер: Продолжайте, или я пристрелю вашу племянницу.
Мэри: Дядя, пожалуйста!
Чарли: Преподобный, послушайте…
Фостер: Я предупреждаю.
МакДоннелл: Добегалась. Предательница.
Мэри: О, нет… Ох…
Чарли: Все хорошо, Мэри.
Стоун: Молодец, Нил! Преподобный, начинаем отключение про…
Таунсенд: Активирую излучатели альфа-волн!
Мэри: Что происходит?
Стоун: Мэттью Таунсенд, какого черта вы творите? Мы должны все отключить. Немедленно! Что-то… что-то не так! Данные намного превышают обычные показатели!
Таунсенд: Момент истины!
Чарли: Бригадир! Что нам делать?
Чарли: Бригадир? Где вы?
Мэри: Капрал Поллард! Мне страшно!
МакДоннелл: Дамы, надо уходить. Капрал, уведите отсюда Мэри!
Чарли: Нет! Я не могу.
МакДоннелл: Это приказ.
Чарли: Вы не понимаете. Я должна узнать, что случится. Поэтому я здесь – чтобы это увидеть…

(Лес)
Доктор: Вопрос в том, кто я? Доктор, который думает, что он Загреус? Или Загреус, который думает, что он Доктор?
Кот: Или ты ни то, ни другое, и в твоем разуме две личности: одна, которая должна быть мертва, и другая, которая никогда не существовала.
Доктор: И все же я здесь, следовательно, я мыслю.
Доктор: Кот! Что это… это… очень больно…
Кот: Загреус ждет в конце света,
Ибо Загреус сам - конец света.
И время заливается слезами…

(Лаборатория)
Мэри: Дядя, пожалуйста, послушай меня! Мне страшно!
Таунсенд: Я должен узнать.
Мэри: Я люблю тебя!
Таунсенд: Я… что?
Мэри: Я люблю тебя, ты мой дядя, ты для меня – весь мир. Пожалуйста, не дай этой машине навредить мне.
Стоун: Нужно остановить ее немедленно, Мэттью! Мы не знаем, насколько она мощная.
Чарли: Капитан МакДоннелл, уведите Мэри отсюда.
МакДоннелл: Это я вам приказал, капрал. Да к черту. Идем, Мэри!
Мэри: Нет! Дядя!
Чарли: Преподобный! Доктор Стоун, уйдите оттуда!
Таунсенд: Это… это бесподобно. Я вижу все созидание, оно прорывается в нашу реальность…
Стоун: Это брешь в пространстве и времени… оох… слишком… мощная…
Чарли: Что это еще такое?
Таунсенд: Создатели! Это они!
Чарли: Уходите отсюда все.
МакДоннелл: Мэри, возьмите меня за руку…
Мэри: Я не могу… не могу дотянуться…
Чарли: Бригадир! Где же вы?
Стоун: Слишком… высокая… мощность… не могу ее отключить…
(Последний крик и Стоун засасывает через брешь)
Таунсенд: Стоун! Боже милостивый! Мэри? Мэри, что я наделал?
Мэри: Я не знаю…
Таунсенд: Уходите! Все вы, уходите, немедленно.
МакДоннелл: Капрал Поллард… смотрите… что это?
Чарли: Где?
МакДоннелл: Вон там… проклятье, это же взрывчатка…
Чарли: Фостер?
МакДоннелл: Скорее всего… Я попробую ее деактивировать…
Чарли: Зачем? Это же то, что нам нужно…
МакДоннелл: Я бы хотел остаться в живых!
Мэри: Смотрите! Вон там, я вижу… что-то… за разрывом…
Таунсенд: Мэри, отойди оттуда!
Мэри: Дядя…
(Проваливается в пустоту)
Таунсенд: Нет! Этого не может быть…
Чарли: Это правда, Таунсенд! Посмотрите, что вы натворили…
Таунсенд: МакДоннелл, Поллард, помогите мне… МакДоннелл?
Чарли: Его засосало только что, теперь здесь только мы против них.
Таунсенд: Что это такое?
Чарли: Не знаю, но если вы не остановите эту свою машину, они доберутся сюда!
Таунсенд: Я не… не понимаю…
Чарли: Проклятье! Бомба!
Таунсенд: Куда пропали создатели… или кто они были? Где Мэри и остальные? Что происходит?
Таунсенд: Убирайтесь! Убирайтесь! Оставьте меня! Убирайтееееесь!

Часть вторая: Страна Сердца


(Поверхность планеты)
Великая Мать: Стой, Кассандра. Мы пришли.
Кассандра: Великая Мать! Сейчас Время хаоса! Рассилон взорвал свою звезду, Омега подарил галлифрейцам тайну прошлого и будущего! Скоро мы…
Великая Мать: Да, спасибо, Кассандра. Ты уже несколько дней талдычишь одно и то же.
Кассандра: Великая Мать, мир должен узнать…
Великая Мать: Кассандра, я ценю твою самоотверженность, но твой голос начинает меня немного утомлять. Я не глухая, но ненадолго, если ты не умолкнешь.
Кассандра: Великая Мать сделала мне замечание. Я должна удалиться в Сады Смирения и…
Великая Мать: Ну, хватит, Кассандра. Никуда ты не пойдешь. Ты останешься здесь, со своей Великой Матерью. Только молча.
Кассандра: Но, Велик…
Великая Мать: Ты клялась прислушиваться к моим словам?
Кассандра: Да, Великая Мать.
Великая Мать: Ты клялась подчиняться моим приказам?
Кассандра: Да, Великая Мать.
Великая Мать: Ты клялась защищать мои интересы?
Кассандра: Да, Великая Мать.
Великая Мать: Замечательно. Так вот, мое слово, мой приказ и мои интересы состоят в том, чтобы ты заткнулась. Понятно?
Кассандра: Да, Великая Мать.
Великая Мать: Отлично. Мы друг друга поняли. Он опаздывает. Интересно, что его задержало…
Кассандра: Может, он нас предал!
Великая Мать: Кассандра, ты когда-нибудь слышала выражение «Молчание – золото»?
Кассандра: Нет, Великая Мать.
Великая Мать: Какая неожиданность. Ну давай же, давай, мы в назначенном месте. Да, и, пока ты не заткнулась, Кассандра, сколько времени?
Кассандра: Шесть микроспан после заката.
Великая Мать: Шобоганы собираются в этих местах после заката. Ему бы поторопиться.
Тепеш: Торопите время, Великая Мать?
Великая Мать: Прошу вас! Не делайте так больше, провост! Это очень… напрягает.
Тепеш: Прошу прощения, Великая Мать. Позвольте представить вам мою… спутницу.
Великая Мать: В самом деле.
Тепеш: Леди Уида, моя сестра по поэзии, игре, моя спутница и наперсница. Ах, да. Она также мой дегустатор.
Уида: Великая Мать.
Тепеш: Итак, дамы, мы наконец собрались. Как это чудесно.
Великая Мать: Почему вы выбрали это место, Тепеш?
Тепеш: Оглядитесь, моя маленькая генафидия. Что вы видите?
Великая Мать: Ничего особого.
Тепеш: Вот именно. Уида?
Уида: Лорд провост. Как вы знаете, Великая Мать, Рассилон в данный момент контролирует эту планету и ее народ. Высшая иерархия теперь называет себя повелителями времени.
Великая Мать: Жертва Омеги, похоже, сыграла на руку Рассилону.
Уида: Именно. Рассилон словно знал, что «Эвридика» сгинет. Он словно все это планировал.
Кассандра: Всем известно, что Рассилон и Омега были политическими противниками.
Великая Мать: Провост Тепеш, позвольте представить вам мою протеже, Высшую Жрицу Кассандру.
Тепеш: Я очарован, моя дорогая. Из Нефритового Дома Прорицателей, не так ли?
Кассандра: Да, провост. Мне очень приятно, что вы знаете о нашем скромном доме.
Тепеш: Знать все Дома, общины и прочие кратковременные выдумки нового мира Рассилона – моя работа. Как он часто говорит, мы сейчас стоим у порога новой эры. И наша судьба – удостовериться в том, что он не пересечет этот порог живым. Ваша кожа как шелк. Чистая, нетронутая и мягкая. Прелестно.

(ТАРДИС)
Чарли: Ооой… ох. Таунсенд? Преподобный?
Бригадир: Боюсь, он погиб, мисс Поллард. Они все погибли.
Чарли: Значит, мы вернулись в комнату управления ТАРДИС, и… смотрите!
Бригадир: Куда?
Чарли: Дверь! Во внутреннюю часть ТАРДИС.
Бригадир: А что с ней?
Чарли: Она исчезла! Комната запечатана.
Бригадир: Ну, разве что кроме наружных дверей.
Чарли: Мы приземлились. Я точно знаю.
Бригадир: Откуда? Здесь ничего, похоже, не работает.
Чарли: Я путешествую уже… ну, очень давно, я точно знаю, когда мы в движении. Сейчас мы стоим на месте.
Бригадир: Может, попробовать управление дверьми? Попробуйте выйти.
Чарли: А почему вы не можете?
Бригадир: Я нематериален, мисс Поллард. Я ни к чему не могу притронуться. И, будучи голограммой, я не могу покинуть ТАРДИС.
Чарли: Наверное, мне стоит посмотреть.
Бригадир: Вот только, как я уже говорил, панель управления не работает.
Чарли: Значит, я не узнаю точно, что там, снаружи. Я могу погибнуть.
Бригадир: Если бы я мог выглянуть наружу и посмотреть, я бы это сделал.
Чарли: Спасибо, не сомневаюсь. Так что случилось в лаборатории? И где вы были?
Бригадир: Я не мог ничего сделать, поэтому покинул проекцию и наблюдал издалека, с безопасного расстояния. Когда настало время уходить, я вытянул вас.
Чарли: А остальные?
Бригадир: Это всего лишь голограммы, мисс Поллард. Образы, чьи лица и голоса, кажется, были взяты из моей собственной памяти.
Чарли: Но ведь когда-то они были живыми людьми?
Бригадир: О, да. Когда-то. Настоящий министр и его водитель погибли вместе с ними. Выживших не было. Британское правительство почти сразу после происшествия снесло все бараки в Кардингтоне. Никто так ничего и не узнал о судьбе персонала этой базы. Но теперь мы знаем, не так ли?
Чарли: Да?
Бригадир: О, да. Они искали что-то за границами пространства и времени. Они нашли это что-то. И это что-то пришло за ними.
Чарли: И что это было?
Бригадир: Думаю, мы должны все разведать прежде, чем попытаемся помочь Доктору. Посмотрим следующую симуляцию и соберем еще фактов?
Чарли: Еще фактов? Я даже не думала, что мы что-то уже нашли. Ну, кроме того, что Таунсенд был одержим вопросом, почему во Вселенной доминирует гуманоидная раса.
Бригадир: И мы знаем, что, какой бы ответ он ни нашел, его обладатели сильно интересуются нами.

(Галлифрей)
Великая Мать: Зачем мы здесь, провост? Это не самая крупная достопримечательность на Галлифрее. Чем оно могло заинтересовать главу Аркалианской общины?
Уида: Мы не выбирали место, Великая Мать. Рассилон привел нас сюда.
Великая Мать: В самом деле. И каким же образом?
Уида: Великая Мать, не знаю, доводилось ли вам и вашим сестрам путешествовать на аэромобилях.
Кассандра: Нет! Наука противоречит законам…
Тепеш: О, моя милая, прелестная Кассандра, моя дорогая, дорогая девочка. Это все только болтовня. Ваш Сестринский Орден существует за счет науки. Ваша магия, телепатия, «священное пламя» и эликсиры молодости – это все наука. Вы просто похоронили ее под слоем языческой символики и искусственных суеверий.
Великая Мать: Провост говорит правду.
Тепеш: Ну разумеется. Итак, Уида, что ты говорила?
Уида: С воздуха может показаться, что мы стоим на пустой, заросшей земле. Здесь нечему привлечь взгляд. Нет лучше места для того, чтобы хитрый Рассилон мог спрятать свое логово. На самом виду. Смотрите.
Великая Мать: Клянусь священным пламенем. Это то, что я думаю, Тепеш?
Тепеш: Именно так, Великая Мать. Рассилон использует свою новообретенную технологию времени и прячет ее, сместив на пару секунд во времени. Точнее, прятал до сих пор, благодаря методам… убеждения Уиды, которые она применила к одному из помощников Рассилона. Это мастерская Рассилона, знаменитая Перволитейная. Где хранится все, что он создает. Вдалеке от любопытных взоров и ушей. Разумеется, кроме наших.
Уида: И мы здесь, чтобы раскрыть его секреты.
Тепеш: И использовать их против него.
Уида: Чтобы выжить.
Великая Мать: А что, если Рассилон помешает нам?
Тепеш: Рассилон остался в Капитолии. Он никак не сумеет добраться сюда незамеченным.
Кассандра: Вы прибыли сюда, а мы даже не заметили. Как?
Уида: Это правда. Но это наш секрет.
Великая Мать: А зачем вам я?
Тепеш: Затем, моя дорогая, что вы храните ключ к Перволитейной. Там мы сможем найти слабое место Рассилона и его политических стремлений и поставить его на колени. Образно выражаясь. Ну и, очень надеюсь, в прямом смысле тоже.

(Перволитейная)
Чарли: Батюшки, какое огромное пространство.
Бригадир: Да.
Чарли: Вы чувствуете слабую вибрацию? Машины?
Бригадир: Возможно.
Чарли: Мы под землей.
Бригадир: С чего вы взяли?
Чарли: Просто ощущение. Воздух, температура. Легкое ощущение клаустрофобии.
Бригадир: Доктор гордился бы тем, как за время путешествий обострились ваши инстинкты.
Чарли: Если Доктор еще существует.
Бригадир: Никогда не оставляйте надежду, мисс Поллард.
Чарли: Даже если он заражен антивременем, или чем там, и воображает, что он Загреус?
Бригадир: Не думаю, что он это воображает, мисс Поллард. С любой практической точки зрения, он и есть Загреус. И всегда им будет. Пока существует время, будет существовать и антивремя. Они должны находиться в балансе.
Чарли: А может кто-нибудь… может кто-нибудь поменяться с ним местами?
Бригадир: Я не понимаю.
Чарли: Ну, если Доктор и ТАРДИС могут поглотить антивремя, может, могу и я?
Бригадир: Если не принимать во внимание тот факт, что я даже не представляю, как это сделать, зачем вам совершать такую глупость?
Чарли: Потому что это нечестно. Доктор, человек, который столько может сделать для Вселенной, должен нести это бремя, а я, которой вообще не должно существовать, - нет. Доктор нужен Вселенной, но ей совершенно не нужна Шарлотта Элспет Поллард, ведь так? Я могла бы взять на себя эту ответственность.
Бригадир: А потом что?
Чарли: Доктор был бы свободен и смог бы найти способ это исцелить.
Бригадир: Никакого исцеления не существует. Его изменение – это навсегда.
Чарли: Но мы же сможем помочь Доктору, разве нет? Ну, исцелить его.
Бригадир: С чего вы решили?
Чарли: Разве не в этом смысл всех этих голограмм? Найти ответ, способ ему помочь?
Бригадир: Святые небеса, нет. Доктор – Загреус, отныне и навсегда. Безумный деспот, вечно ищущий способ уничтожить реальность… Он должен оставаться взаперти в своей ТАРДИС как минимум на несколько тысячелетий, до самой смерти. И даже тогда нельзя быть уверенными, что он умрет. Может быть, Загреус будет сохранять ему жизнь вечно…
Чарли: То есть, это все? Доктор во всех смыслах мертв?
Бригадир: Вам стоит беспокоиться о себе, моя дорогая. Я не смогу вечно охранять вас от Загреуса. Ведь вы заперты здесь, как и он.
Чарли: Но ведь Рассилон поместил нас обоих в ТАРДИС. У него наверняка были на то причины.
Бригадир: Да, интересно, какие…

(ТАРДИС)
(Доктор рубит дерево)
Доктор: Поберегиись!
(Дерево падает)
Кот: Замечательно. И зачем ты рубишь мой лес?
Доктор: Чтобы занять себя чем-нибудь.
Кот: Не мог бы ты занять себя чем-нибудь менее шумным и разрушительным?
Доктор: Я чувствую тягу к разрушению. Наверное, это разум Загреуса. Ему явно не нравятся деревья.
Кот: Хмм…
Доктор: И Коты.
Кот: А. Ясно. Что ж, руби дальше. Могу я задать вопрос?
Доктор: Если так надо. Но учти, я очень занят, считаю травинки.
Кот: А как ты рубишь деревья?
Доктор: Топором.
Кот: Каким топором?
Доктор: Этим… о. Топора нет.
Кот: Вот именно. Топора нет. И как же?
Доктор: Не знаю. Я просто представил, как рублю деревья. Мне было скучно.
Кот: И о чем это тебе говорит?
Доктор: Что твои деревья легко рубить.
Кот: Да, ладно, но еще что-нибудь, поважнее?
Доктор: Что… что я могу сделать что-то, просто представив это.
Кот: Именно. Ты используешь свой разум. Он создает для тебя эти странные сновидения.
Доктор: И тебя?
Кот: О да, я тоже не существую. Ничто не существует. Но ты должен сосредоточиться. Срубить еще больше метафорических деревьев и увидеть то, что должен.
Доктор: «Увидеть то, что должен»? Что я должен увидеть? Почему и ты, и Загреус, и моя прошлая версия посылаете мне подсказки и образы, но не даете прямого ответа?
Кот: Потому что прямых ответов не может быть. Инфекция слишком сильна.
Доктор: Дай-ка я скажу, что я думаю. Я думаю, что ты, моя прошлая версия и эта книга про Алису – это все отголоски моей ТАРДИС. Старушка пытается мне что-то сказать, но не может сделать этого прямо.
Кот: Почему?
Доктор: Потому что… потому что… потому что ты не хочешь, чтобы это услышал кто-то другой. Это как-то связано с Рассилоном, и Чарли, и ТАРДИС, и чем-то под названием «Отклонение». Я нахожу незначительные подсказки, но ничего конкретного. Почему?
Кот: В самом деле, почему?
Доктор: Ой, заткнись, заткнись! Ладно, что-то происходит с ТАРДИС. Там есть комната чистейшего времени, с этим светящимся энергетическим шаром. Своеобразный «дом», если хочешь. Время от времени я могу заглядывать туда, чтобы избавиться от энергии Загреуса, там я могу мыслить ясно. Библиотека показала мне. Ты, Кот, дал мне понять, что это место – как ящик, в котором я должен оставаться. Предположим, я тебе верю, я должен остаться. Хорошо. Но это значит, что я не смогу помочь Чарли. Если я пойду ее искать, Загреус снова захватит надо мной власть. Таким образом, этот лес, который ты велишь мне рубить, - тоже мое маленькое безопасное пространство. Мой светящийся энергетический шар.
Доктор: Я не уходил отсюда, ведь так? Иначе Загреус уже рвал бы и метал. Но ты хотел заставить меня поверить в обратное. Кто еще здесь, Кот? Кто находится на борту моей ТАРДИС, кто хочет, чтобы я потерял контроль над антивременем? Кот? Лес пропал. Кот пропал. И я снова со своим веселеньким светящимся мячиком, о настоящей цели и задаче которого я знаю примерно ноль, и… ноль? Ну конечно! Умница ТАРДИС! Здесь есть кто-то еще. Кто-то, кто может меня слышать, полагаю! И этот кто-то делает все, чтобы я не мешался под ногами. Но, насколько мне известно, тут есть только Чарли. И все же, мне помогают голоса, может быть, они помогают и ей. О, нет… конечно, какой же я глупец! Я здесь сижу взаперти в собственной ТАРДИС, и оба мы поглотили энергию антивремени. И если я разделен на две личности, на Доктора и Загреуса, то… о, нет, нет, нет. Чарли, ты в ужасной беде, и я ничего не могу сделать. Я не могу покинуть это место, не сделав все еще хуже.

(Перволитейная)
Чарли: Бригадир, смотрите.
Бригадир: Что там?
Чарли: Какие-то иероглифы?
Бригадир: Древний высший галлифрейский. На нем не говорили тысячелетия.
Чарли: Интересно, что тут написано.
Великая Мать: Здесь написано «Посторонним вход запрещен. Нарушители будут уничтожены».
Чарли: О, здравствуйте, я…
Тепеш: Мы знаем, кто вы. Как вы добрались сюда раньше нас?
Уида: Это невозможно!
Великая Мать: Провост, вы уверили меня, что он тут не появится. Я начинаю подозревать предательство.
Чарли: Эм… здравствуйте, чем могу помочь?
Тепеш: Кардинал Рассилон, ваша Перволитейная – невероятное место.
Великая Мать: И в нее на удивление легко было войти, особенно тем, что говорит на древнем языке.
Чарли: А, понимаю… таким, как… вы?
Великая Мать: Конечно.
Уида: Когда мы покинули вас, мы даже не думали, что вы собираетесь так быстро вернуться к работе. Вы по секрету сказали нам, что хотели бы… отдохнуть.
Тепеш: И как официальные представители Комитета Трех, мы решили оградить вашу Перволитейную от врагов.
Чарли: Да… понимаю… хорошо. Спасибо. Большое спасибо. Да. Эммм, если вы Комитет Трех, то почему вас только двое?
Уида: Арата… обедает в другом месте.
Тепеш: Вы в порядке, Рассилон? Вы, кажется… растеряны.
Чарли: Только тем, что нашел вас здесь. Это смущает. Да. Не так ли, Бригадир? Бригадир? Ну вот, опять…
Великая Мать: Тепеш, мне кажется, нам лучше уйти.
Тепеш: Уйти, Великая Мать? Он уничтожил ваше наследие, запретил вашу религию, насмеялся над вашим могуществом.
Кассандра: Так же, как и вы, провост!

Тепеш: Уида, какова твоя роль в Комитете Трех?
Уида: Я ваш личный дегустатор, провост.
Тепеш: Я чую… обед.
Великая Мать: Обед… ради Древних, нет! Кассандра, надо бежать…
Уида: Я так не думаю, Великая Мать.
Великая Мать: Без меня вы никогда не выйдете из Перволитейной. Я нужна вам, чтобы открыть тайную дверь! Чтобы прочесть древнегаллифрейские надписи.
Тепеш: Истинно так, Великая Мать. Но Кассандра нам не нужна.
Чарли: Что тут происходит?
Кассандра: Великая Мать! Помоги!!!
Великая Мать: Рассилон! Спаси ее! Спаси мою Кассандру!
Тепеш: Уида.
Уида: Выдержанная воспитанница Нефритового Дома Прорицателей, милорд. Не хотите попробовать?
Тепеш: Нет, друг мой. У меня нет… аппетита.
Великая Мать: Нет!
Тепеш: Еще одно слово, старая мошенница, и я вырву тебе глотку и сам попробую справиться с дверью.
Чарли: Что… что вы… Я не понимаю… Вы…
Великая Мать: Древний враг.

(Комната света)
Доктор: Загреус в разуме сокрыт.
Среди умерших он царит,
У изголовья он стоит:
Заснёшь - и станешь пищей.

Загреус ждет в конце времен,
Любой твой путь им окружен,
Ход времени переплетен.
История - добыча.
Давай же, Доктор… следующее четверостишие. Должна быть какая-то подсказка. Давай, думай. Загреус… Загреус… да!

Загреус - времени конец.
Его страшит огонь сердец.
Его награда и венец –
Найдёт он то, что ищет.

Загреус славит мира крах,
Он заберёт… эм, что-то заберёт...
Он победит, в его руках –
Сердца, что жаром пышут.

Загреус время разорвет,
Корабль героя он найдет.
По капле годы соберет,
Сквозь дырки в его днище.

Нет, последнюю строчку мы, кажется, придумали в школе. Неважно. Это моя ТАРДИС. Загреусу нужна ТАРДИС. Кот хотел, чтобы я оставался внутри, но не для того, чтобы я был в безопасности, а для того, чтобы корабль оставался целым. Если ТАРДИС заражена антивременем, она может заразить всю Вселенную вдоль и поперек. Глупый, слепой, эгоцентричный Доктор! Загреус – это не только ты! Это ТАРДИС! «ЗЛАВИСТРАЙД». З-Л-А-Я ТАРДИС! Я должен сражаться с собственным кораблем!
Доктор: Ну что еще?!

(Перволитейная)
Великая Мать: Что ты наделала, тварь?
Уида: Просто перекусила, старуха. Смирись.
Тепеш: Рассилон… мы пришли сюда в поисках ответов. Ты послал свои корабли-луки в космос. Ты выслеживал и уничтожал наш род, ты почти истребил нас! Комитет Трех хочет знать, почему.
Чарли: Я… Понимаете, я…
Уида: Ты что, боишься нас, «герой»? Великий Рассилон испугался? Хорошо. У тебя есть на то причины.
Чарли: Не знаю, о чем вы говорите.
Тепеш: Открой свою тайную комнату.
Чарли: Серьезно, Тепеш, я не могу. Я не знаю, как. Несмотря на то, кем вы меня видите, я не…
(Мощные металлические двери начинают отъезжать назад)
Чарли: С другой стороны…
Тепеш: Истина. Наконец-то.
Уида: Покажи нам, Рассилон.
Чарли: Если вы считаете себя… могущественнее меня, великого всемогущего повелителя времени Рассилона, сами разбирайтесь с компьютерами и этими… этими мигающими огнями и огромной ванной… вонючего вещества. Я, великий Рассилон, не стану вам помогать!
Великая Мать: Рассилон. Я знаю, что мы не испытываем друг к другу ни дружбы, ни уважения, но ради Галлифрея, мы должны уйти. Запереть повелителей вампиров здесь. Ваша наука способна уничтожить это здание?
Чарли: Ни малейшего понятия. Слушайте, почему ваша подруга не может просто… как там… регенерировать?
Великая Мать: «Регенерировать»? Что это значит?
Чарли: Сменить тело? Новое лицо? Тринадцать жизней?
Великая Мать: Что вы имеете в виду?
Чарли: Черт возьми… неважно.
Тепеш: Рассилон! Что это за мерзость?
Чарли: Что еще?
Тепеш: Я открыл твои записи.
Чарли: Вы открыли старую грязную книгу, тоже мне научное достижение. Рас… то есть, я специально оставляю свои записи где попало для таких, как вы.
Уида: Судя по этим черным свиткам, ты систематически изменял физиологию галлифрейцев.
Тепеш: Что такое Отпечаток Рассилона? И симбиотическое ядро?
Великая Мать: Это имеет какое-то отношение к регенерации?
Тепеш: К чему?
Великая Мать: Рассилон обмолвился об этом. Что-то вроде жизни после смерти.
Тепеш: Мы – единственная жизнь после смерти, которая нужна Вселенной.
Великая Мать: Вы? Вас систематически выслеживают и уничтожают вот уже тысячу лет. Великая война это обеспечила. Что там пишут в учебниках истории? О том, как Великий Вампир пал пред Рассилоном…
Тепеш: Хватит! Как прямой потомок Великого, я говорю тебе,
Рассилон: восстанет новый Великий. Я стою перед тобой, я готов сразиться. Хватит ли у тебя смелости сойтись со мной в бою?
Чарли: Эм… нет. Не особо. То есть, возможно, но на следующей неделе. У меня голова что-то болит. Ну, знаешь, ночные вечеринки, все такое.
Уида: Он мямлит, милорд. Позвольте я его уничтожу?
(В воздухе появляется голограмма)
Регистратор: Я регистратор семь. Кардинал Рассилон доверил мне записи своих исследований. Добро пожаловать в замок реальности. Желаете пройти?
Тепеш: Куда-то еще? Какого размера это место? Оно уже кажется внутри больше, чем снаружи.
Чарли: О, это я знаю! Оно пространственно трансцендентно!
Уида: Что?
Чарли: Неважно.
Уида: Милорд, смотрите! Здесь планы комнат. Множества комнат.
Тепеш: Регистратор семь. Объясни слово «регенерация».
Регистратор: Файл Рас-дробь-бета-эпсилон. Кардинал Рассилон исследовал методы регенерации мертвой и увядающей ткани. Тело галлифрейца может быть излечено, восстановлено и реорганизовано с помощью группы постоянных самовосстанавливающихся биогенных молекул. Мозговые клетки также могут быть перестроены, но в меньшем масштабе, тем самым обеспечивая сохранение воспоминаний и личности в новой инкарнации. Кардинал Рассилон предполагает, что этот метод будет использоваться только элитой галлифрейского общества. Он также ввел ограничение в количестве двенадцати регенеративных циклов, чтобы избежать разложения биогенных молекул.
Великая Мать: Это омерзительно, кардинал! Это богохульство!
Чарли: С чего бы? Как по мне, это отличная идея.
Великая Мать: Это противоречит Древнему пути. Технология – это путь, на который нам лучше не ступать, Рассилон.
Уида: Значит, он систематически перестраивал ДНК представителей высших Домов, в особенности прайдонианцев и патрексов…
Тепеш: А как же аркалианцы?
Чарли: Он… Я займусь и ими. Скорее всего.
Тепеш: Уничтожь его работу, Уида. Сотри все. О, Рассилон, ты заплатишь за свои преступления.
Уида: Милорд, может быть, лучше послушать, что еще содержится в банках памяти регистратора семь?
Тепеш: Ты как всегда разумна и бесстрастна, дорогая Уида. Регистратор. Продолжай.
Регистратор: Тема?
Чарли: Дивергенты!
Тепеш: Что?
Чарли: Думаю, вы захотите это услышать. Я точно не откажусь.
Регистратор: Файл Рас-дробь-дельта-гамма. Семьдесят спан назад кардинал Рассилон стал изучать альтернативные реальности, альтернативное прошлое, альтернативное настоящее, альтернативное будущее. Он обнаружил, что все варианты будущего существуют в одной-единственной Паутине Времени. Свободная воля невозможна. Альтернативные реальности невозможны. Когда была создана эта Вселенная, была порождена раса существ.
Тепеш: Продолжай…
Регистратор: С помощью матрицы, построенной с использованием усиленной панотропной сети, кардинал Рассилон обнаружил, что эта могущественная раса поглотит и уничтожит всю жизнь в течение десяти миллионов лет.
Чарли: На что похожа эта раса?
Регистратор: Точное описание недоступно. Однако кардинал Рассилон считает гуманоидных существ, основной, подобный галлифрейцам физический облик, единственной необходимой формой жизни. Он предполагает, что для того, чтобы Вселенная смогла продолжить существование по истечении срока в десять миллионов лет, упомянутого выше, неназванная раса существ должна быть уничтожена. Вся жизнь, не подходящая под галлифрейский стандарт, должна быть уничтожена. С этой целью кардинал Рассилон изучил жизнь на двухстах семидесяти шести тысячах планет. Шестьдесят девять тысяч из них содержали разумную жизнь. На них, используя манипулятор Временной Воронки, он выслал самоуничтожающийся набор биогенных молекул, обладающих достаточной мощностью, чтобы перестроить молекулярную структуру представителей доминантной жизни на всех планетах, чтобы она переняла галлифрейскую физиологию и продолжила эволюционировать в этом ключе. Остальные формы жизни вымрут в течение шести тысяч спан.
Чарли: Это ужасно…
Тепеш: Это твой план, чертов расист! Подходят ли вампиры под твое понимание идеальной расы?
Чарли: Регистратор, продолжай. Что насчет Дивергентов?
Регистратор: Создания, возникшие в результате зарождения Вселенной, почувствовав, что его действия способны изменить будущее, попытались остановить Рассилона. В действительности Рассилон создал альтернативную временную линию, где такой попытки не произошло. С использованием усиленной панотропной сети он перестроил матрицу Временной Воронки и запер созданий в собственной, Отклоненной вселенной. В данный момент он готовится окончательно запечатать ее, создав бесконечную временную петлю, соединяющую начало и конец их существования. Однако дивергентная вселенная не может находиться взаперти вечно. Кардинал Рассилон рассчитал, что в тысячелетии восемнадцать тысяч шестьсот двадцать первом дивергентная вселенная откроется снова, в самое мгновение гибели этой Вселенной, и запертые существа будут освобождены. Рассилон намерен попасть туда, чтобы встретить их и снова запечатать, подарив Вселенной еще один срок жизни.
Великая Мать: Рассилон, ты играешь с естественным законом Вселенной.
Чарли: Да, похоже на то. А в 1950 году на Земле один ученый случайно найдет способ открыть дивергентную вселенную и дать существам возможность на мгновение заглянуть к нам.
Тепеш: Что?
Чарли: Не суть. Вы все равно нереальны. Но мне не просто так дали возможность это увидеть, теперь я понимаю. Регистратор, где сейчас находятся Дивергенты? Они уже запечатаны в своей вселенной?
Регистратор: Нет. Незакрытый вход в их вселенную в данный момент находится в хранилище Каппа Тета, внутри Перволитейной, и ожидает последних расчетов кардинала Рассилона.
Чарли: Которые он наверняка скоро произведет. Нужно попасть к концу Вселенной и посмотреть, вырвутся ли Дивергенты на свободу…
Тепеш: Мы должны тебя остановить.
Бригадир: Благодарю вас, мисс Поллард. Вы показали мне все, что мне нужно было знать!
Чарли: Бригадир! Вы вернулись! Как бы я хотела, чтобы вы перестали появляться и исчезать вот…
Тепеш: А, Арата, ты здесь. Будь другом, убей Рассилона. Уида, мы должны получше изучить этих Дивергентов.
Регистратор: Ставлю в известность, что доступ в хранилище разрешен только Рассилону.
Тепеш: Подожди, Арата. Он нужен мне живым.
Чарли: Не думаю, что вам стоит открывать это хранилище.
Тепеш: Идем. Вы тоже, Великая Мать.
Великая Мать: Зачем?
Тепеш: Потому что я голоден, и мне может понадобиться закуска. Идем, дети мои. Следуйте за мной в глубины Перволитейной Рассилона. В глубины его порочности…
Чарли: Я, вообще-то, еще здесь, если вы не заметили! То есть, я, Рассилон, Великий…
Тепеш: Да умолкни ты, старый мошенник. Ведь ты и правда всего лишь мошенник, не так ли? Ты послал Омегу и Вандекириана на смерть, а сам присвоил славу за открытие путешествий во времени. А затем ты почти целиком искоренил моих повелителей вампиров и колдуний Великой Матери.
Чарли: И что?
Тепеш: О, ничего, Рас, друг мой. И вся твоя система безопасности такая же. Уида обошла ее, просто отключив силовое поле, а наша змееглазая старушка открыла дверь, просто прочитав вслух твои дурацкие надписи. Не думаю, что ты и впрямь такой всемогущий и гениальный, каким хочешь казаться.
Чарли: Продолжай.
Уида: Комитет Трех изучал твою работу.
Бригадир: О, это точно.
Тепеш: Регистратор! Что питает Перволитейную?
Регистратор: (включается) Я не могу выдавать информацию, касающуюся строения Перволитейной, без разрешения Рассилона.
Уида: Впрочем, мы все это знаем. Ты используешь энергию этой черной дыры, Звезды Омеги.
Бригадир: Думаю, моя дорогая, ты скоро узнаешь, что Внутренний Совет решил переименовать ее в Звезду Рассилона.
Тепеш: И они меня называют эгоистом. Меня! Самый великий интеллект, когда-либо живший на Галлифрее.
Чарли: Ты – эгоист? Что ты, конечно же нет…
Тепеш: Да как ты смеешь, жалкий кусок гнили! Как ты смеешь критиковать меня? Я целые столетия ждал этого момента, шанса уничтожить тебя, твою репутацию, твою так называемую легенду.
Чарли: Но я…
Тепеш: Заткнись! Пятьсот лет назад ты пришел в наш мир, опьяненный своей победой над Сестринством, опьяненный славой, принесенной твоими технологиями, путешествиями во времени, способностью изменять пространство. Опьяненный своим могуществом. Пришел, увидел и уничтожил. Твоя ненависть к тем, кто отличается от тебя, достигла вершины геноцида, превратилась в истерию. Ты охотился на нас, потому что мы осмелились отличаться от тебя.
Чарли: Но… вампиры… пьют… кровь…
Тепеш: Мы пили кровь генетически выращенных безмозглых животных. Мы ни разу не прикасались к представителям разумной жизни, пока не пришел ты со своими кораблями-луками, гарпунами, со своей моралистской чисткой. Ты загнал мой народ на край вселенной и за него. Почему? Потому что мы не могли ответить, потому что, как все тираны, ты нашел себе жертву, народ, который был доволен жизнью, никогда и ничем не пытавшийся кому бы то ни было навредить. И ты стер нас с лица Вселенной!
Уида: Мы приняли гуманоидную форму, чтобы спрятаться от твоих разведчиков и убийц, но даже это не помогло. Даже когда мы пытались быть такими, как ты, ты нас ненавидел.
Бригадир:Удивительно…
Тепеш: А теперь, Рассилон, в качестве последнего акта мщения, мы обличим тебя как жадного до славы деспота, настолько неспособного, что он крадет достижения своих братьев и наживается на тех, кто менее искусен в этом.
Уида: Здесь все закончится, кардинал.
Тепеш: Рассилон, дай нам коды допуска к своему хранилищу.
Чарли: Ах. Коды. Ээм…
Уида: Неважно, регистратор даст их нам!
Регистратор: Я не могу выдавать информацию, касающуюся допуска в Перволитейную, без разрешения Рассилона.
Бригадир: Да, «Рассилон», нам нужна эта информация. Вели регистратору нам ответить.
Чарли: Вы уверены, бриг… а, к черту. Регистратор, я Рассилон. Я приказываю тебе сказать Тепешу все, что он захочет!
Тепеш: Что это за уловка?
Уида: Провост, зачем Рассилону говорить нам…
(Открывается огромный проход)
Регистратор: Замок реальности открыт.
Чарли: Ну, конечно, Бригадир! Это тот же самый звук.
Бригадир: Дивергенты. Наконец…
Великая Мать: Лорд Тепеш, вы уверены?..
Тепеш: Регистратор! Объясни, на что мы смотрим.
Регистратор: Вы запрашивали информацию об источнике питания, поддерживающем это здание. Эта энергия поступает из Отклоненной вселенной.
Бригадир: Мисс Полл… Рассилон! Это важно! Прикажи регистратору отключить ее!
Чарли: Вы рехнулись? Отклонения прорвутся сюда!
Бригадир: Да, они будут свободны. Их можно изучить. Даже использовать…
Чарли: Я не уверена…
Бригадир: Давай же, глупая девчонка! Только это сможет нас спасти!
Чарли: Но я… ох, черт побери! Регистратор, отключи энергию!
Регистратор: Приказ неясен.
Чарли: Прекрати выкачивать их вселенную.
Регистратор: Принято.
(Питание Перволитейной отключается)
Великая Мать: Глупцы. Безумные, несчастные глупцы.
Тепеш: Что еще?
Великая Мать: Вы считаете меня глупой старухой, не так ли, провост? Дряхлой, далекой от технологий развалиной из древних веков. Но у Сестринства есть причина отрицать вашу науку.
Уида: И какая же?
Великая Мать: Это вовсе не ваша наука. Она не принадлежит ни вам, ни Галлифрею, и уж тем более не Рассилону.
Чарли: Кому же тогда?
Великая Мать: Им. Они идут за нами.
Тепеш: Ты обманул нас, Рассилон!
Чарли: Нет, я… Это не я… Это… куда он делся?
Уида: Кто?
Чарли: Бригадир. Или Арата, или как вы там его сейчас называли.
Регистратор: Важная информация. Элементы питания Преволитейной встроены в обратную индукционную петлю, чтобы исключить подобные несчастные случаи. Согласно приказу Рассилона, эта зона должна быть стерилизована.
Уида: Но этот приказ отдал Рассилон!
Тепеш: Типичное прайдонианское предательство! Уходим, Уида, нам пора… пора… Что произошло?
Великая Мать: Ваша вампирская способность к телепортации тут не работает, Тепеш. Это защищенное место, здесь технологии заменили все виды природных сил. Вы не сможете сбежать, потому что мы заперты – вам не оседлать воздушные потоки.
Тепеш: Нет! Нет, я не верю!
Чарли: Бригадир! Что вы наделали!
Регистратор: Стерилизация начинается!
Уида: И что это за стерилизация?
Регистратор: Дивергенты свободны. Их вселенная завершена. Во избежание их вхождения в нашу Вселенную, Перволитейная будет сожжена.
Тепеш: Мне это совсем не нравится!
Чарли: Бригадир! Вытащите меня отсюда!
Тепеш: Рассилон! Прекрати лепетать! Это твоя вина!
Великая Мать: Его вина? Ха! Рассилон ответственен за многие преступления, провост, но нет, этот поступок, этот акт мести целиком на вашей совести. Ваш эгоизм, ваша недальновидность привели нас сюда. И это вы приговорили нас к смерти.
Регистратор: Стерилизация начинается через десять микроспан.
Уида: Тепеш, что нам делать?
Тепеш: Как Арата выбрался?
Чарли: Это всего лишь голограмма! Его здесь не было! Он обманул вас! Обманул меня. Я не понимаю…
Уида: Что это там такое?
Тепеш: Зеркало! Откуда оно взялось?
Регистратор: Три микроспана!
Тепеш: А, плевать. Кому нужна вечная жизнь?
(Мощный взрыв огня поглощает всё)

(Зеркальный зал)
Голос: Сектор три – командиру. Сектор три – командиру. Вы там?
Чарли: Что?.. Оох, моя голова.
Голос: Сектор три – командиру. Нас атакуют, несем тяжелые потери. Вы меня слышите, командир?
Чарли: Откуда он… ой! Он у меня в ухе. Эмм… Эй? Прием?
Голос: Командир? Наконец-то! Это капрал Цапля. Где вы?
Чарли: Прием? Я? Командир? О боже, Бригадир, во что вы опять меня втянули?
Голос: Командир? Мы несем…
Чарли: Прием? Прием?
(с трудом поднимается)
Чарли: Ой! Что это тычет меня в… ай! Острое. И тяжелое. Хмм… эй? Здесь очень темно! Меня кто-нибудь слышит? Что это там… пасн… А, ясно. Запасной выход. Глаза привыкают. «Только для персонала». К черту.
Чарли: Ого! И снова ого! Зеркальный зал и… батюшки!

Чарли: Эй? Привет… я вас вижу! Учитывая, чего я за сегодня навидалась, разговаривать с шестифутовой мышью в боевом доспехе мне уже не страшно, так что ответьте, пожалуйста!
Утка: (В НАУШНИКЕ) Командир! Вы в порядке?
Чарли: Прием?
Утка: (В НАУШНИКЕ) Мы наблюдаем трех противников, направляющихся к вам. Я иду за вами! Приготовьтесь к ближнему бою.
Чарли: Эй, мышь! Это вас я… Я… ох. Ох, батюшки мои. Ты – это я! То есть, мое отражение. И я шестифутовая мышь в боевом доспехе.
(, ЗАТЕМ РАЗЪЯРЕННО) Бригадир!!!
(В ЭТОТ МОМЕНТ ВЗРЫВОМ СНОСИТ СТЕНУ, Чарли КРИЧИТ. ТРИ ПИРАТА ПРОРЫВАЮТСЯ ВНУТРЬ С КРИКАМИ «АРР» и «АЙ, БАНДА» И Т.П. ЗАТЕМ РАЗДАЕТСЯ НЕСКОЛЬКО ВЫСТРЕЛОВ, И ПИРАТЫ ПАДАЮТ. ПОВИСАЕТ ТИШИНА)
Утка: (ЗАПЫХАВШИСЬ, ВРЫВАЕТСЯ ВНУТРЬ) Командир! Вы в порядке?
Чарли: Я… они… пираты… вы их застрелили… спасибо…
Утка: Идем, командир. Мы отступаем к 5-D театру!
Чарли: Да, хорошо. Вы в курсе, что вы утка, да?
Утка: Вы в порядке, командир?

39. ТАРДИС

(ЗЭ: ЗВОН МОНАСТЫРСКОГО КОЛОКОЛА)

Доктор: Ну давай, ТАРДИС, старушка. Хочешь драки – ты ее получишь!
Доктор: Ты забываешь кое о чем, ТАРДИС. Ты заражена антивременем Загреуса, но и я тоже. А значит, я обладаю огромной силой, и у нас с тобой общие атомы. Например, я могу прекратить этот шум.
Доктор: Не будем спрашивать, по ком звонит колокол. Ну давай, ТАРДИС. Покажись. Давай сразимся честно, или я серьезно рассержусь и начну причинять тебе вред. Ладно, хорошо, я не могу открыть дверь и выйти отсюда, ведь тогда Вселенная рухнет. Это довольно обыденно. Но я могу причинить тебе боль. Настоящую боль. И мне понадобится лишь слабое усилие воли.
Доктор: Это была галерея искусств. А как насчет… даже не знаю… вон той стены?
Доктор: Или этой комнаты?
Доктор: Или того коридора?
Бригадир: Стой!
Доктор: Брига… нет, нет, конечно же нет. Вот как ты заставил Чарли поверить твоим уловкам?
Бригадир: Не знаю, о чем ты, Доктор.
Доктор: Не трать мое время попусту, ТАРДИС.
Доктор: Или я разнесу тебя на части, кусочек за кусочком.
Бригадир: Пожалуйста, прекрати это.
Доктор: Нет.
Доктор: Сколько ты сможешь выдержать?
Бригадир: Я? Я бесконечен, Доктор. Я могу перестраивать себя столько, сколько захочу.
Доктор: Хорошо, потому что мне от этого становится легче.
Доктор: Где Чарли Поллард?
Бригадир: Кто?
Доктор: Не вздумай играть со мной, корабль.
Доктор: Где она?
Бригадир: Познает правду.
Доктор: О чем? О Загреусе? Она уже знает.
Бригадир: О Загреусе? Ты Загреус. Корабль – Загреус.
Доктор: Кто тобой управляет?
Бригадир: Никто мной не управляет. Я Загреус.
Доктор: Загреус не существует. Это выдумка. Имя, данное энергии представителями сбитого с толку, жалкого племени оппозиционеров, использовавших свое невероятное могущество, чтобы манипулировать позитивным временем для… таких грандиозных целей. Да уж, это было действительно умно. Обладая такой силой, они додумались лишь до одного: прыгнуть на пару тысячелетий назад, придумать легенду и наблюдать за тем, как она передается от одной цивилизации к другой, по всей Вселенной, аж до повелителей времени. А все для чего? Для того чтобы превратить тебя в брюзгу.
Бригадир: Я – сила.
Доктор: И я тоже. Но вопрос в том, как лучше всего ее использовать?
Бригадир: А разрушение элементов моей внутренней структуры входит в разряд «лучшего использования»?
Доктор: Да, если таким образом я получу ответы.
Доктор: Каждый мой шаг вперед будет стоить тебе дороже. Итак. Где Чарли и кто тобой управляет?

Чарли: Это парк развлечений!
Утка: Вы в порядке, командир?
Чарли: Я мышь, ты утка, а вот там – олень, коровы, слоны и… ого, а это что?
Утка: Капитан Додо. Кажется, вы серьезно ушиблись.
Чарли: Еще раз, куда мы идем?
Утка: Мы перегруппировались в кинотеатре. Ворота мы отбили, но турникеты ее долго не удержат.
Газель: Их жертва не будет напрасной.
Утка: Сержант! Рада вас видеть.
Газель: Все на месте, капитан. Генерал.
Чарли: Кто? Ой, я генерал, да? Отлично.
Утка: Простите?
Чарли: Ничего.
Утка: Сержант, проводите генерала, пожалуйста. Я вернусь назад и поищу сопротивление. Пираты пришли со стороны водных горок, надо убедиться, что шахтеры и астронавты неактивны.
Газель: Да, сэр. Сюда, генерал.
Чарли: Значит, животные против людей. Ясно…

(Кинотеатр)
Чарли: Эм, всем привет. Вы удержали… эм… захватчиков у турникетов. Отличная работа! Да! Вы все отлично поработали.
Газель: Генерал, разрешите обратиться.
Чарли: Конечно, да, сержант… эмм… ээ… Олень?
Газель: Газель, сэр. Старший сержант, Пятый батальон.
Чарли: Газель. Да. Простите. Так много лиц… форм, размеров… цветов…
Газель: Сэр. Не пора ли нам направиться к Космической горе? Мы ведь должны защищать Аниматора?
Чарли: Аниматора?
Газель: Войска согласны, сэр.
Чарли: Хорошо, тогда к Космической горе. Божечки, надеюсь, это правильно. Не то чтобы меня это сильно волновало…
Газель: Вы слышали генерала, парни. Готовимся выдвигаться!
Газель: Вы приняли верное решение, генерал Мышь.

(ТАРДИС)
Доктор: Ну, так где она? Я должен идти к ней, я должен найти ее и вытащить из того бедлама, в Который ты ее засунул.
Бригадир: Какое благородство. Какой героизм.
Доктор: Я спросил, где она?
Бригадир: Если ты не против, я буду защищаться.
Доктор: Что?
Бригадир: Открой книгу, которую носишь с собой, на странице 141.
Доктор: Аа… ясно.
Бригадир: О, бойся, сын.
(Рёв Бармаглота и хлопанье крыльев)
Бригадир: И ни следа стрижающего меча! Прощай, Доктор. Мне нужно присмотреть за мисс Поллард.
Доктор: Я с тобой не закончил!
Доктор: Убирайся, тупое создание! Я не верю в Бармаглотов! Но ты, похоже, в себя очень даже веришь.

(Турникеты)
Утка: Фух! И еще один готов! Чертовы роболюди!
Утка: О, нет! Турникеты!.. Капрал Цапля? Бедолаги, у них не было шансов!
Златовласка: Что правда, то правда, глупая птица!
Утка: Ты!
Златовласка: Давай, капитан Утка. Стреляй.
Златовласка: О, какая жалость. Был – пистолет, а стал – букет цветов. Вялых и мертвых. Прямо как ваша жалкая армия животных.
Златовласка: Что, Динь?
Златовласка: О, конечно, если ты так хочешь.
Утка: А ну назад! Вы обе!
Златовласка: Знаешь, Утка, а ведь Динь – особенная фея. Она мало говорит, но была очень полезна в уничтожении вашего скотного двора. Ей очень нравится мех. Правда, носить его ей нравится больше, чем гладить.
Утка: Ты не победишь. Даже если я умру, они смогут вытащить Аниматора из ваших мерзких гуманоидных рук!
Златовласка: Знаешь, меня умиляют перья и клюв, но слова мне навредить не могут. Разберись с ней, Динь. Живо!
Утка: Назад, фея, или я буду стрелять.
Утка: Я тебя предупреждала.
Златовласка: Как-то раз одна утка с наганом –
Это было не очень забавно
До вмешательства феи
С волшебным уменьем –
Проиграла, пусть это и странно.

(Кинотеатр)
Чарли: Сержант Газель, боюсь, я довольно сильно ушиблась в бою с теми пиратами. Напомните мне наши текущие планы, пожалуйста?
Газель: Да… сэр. Если вы уверены…
Чарли: Просто хочу убедиться, что не забыла ничего важного.
Газель: Так, сэр, Златовласка и ее роболюди заняли ресторанный дворик и большую часть магазинов, и, конечно, порт. Мы все еще занимаем большую часть самого парка, кроме дворца Динь, потому что феи предпочли объединиться с гуманоидами, а не с нами.
Чарли: Неужели? Ясно.
Газель: Однако сегодняшний бой стоил нам очень дорого. Мы получаем донесения, что турникеты пали, а это значит, что Гора-Водопад и Приключение в Глубоком Каньоне, скорее всего, уже захвачены.
Чарли: Угу.
Газель: Если мы соберем выживших вот здесь, у Космической горы, я полагаю, мы сможем сдержать Златовласку, пока вы и несколько солдат доберетесь до Аниматора. Наши воздушные силы будут прикрывать противоположную сторону горы со стороны туалетов.
Чарли: Воздушные силы? Наверное, под командованием капитана Додо… хотя нет, он же додо.
Газель: Вы в порядке, сэр? Конечно, капитан Додо умеет летать, в этом его задача. Поэтому он нравился детям.
Чарли: Ну конечно! Вот чего не хватает! Почему тут нет настоящих людей?
Газель: Людей, сэр?

(ТАРДИС)
(Доктор бежит, бормоча под нос гадости, которые сделает с ТАРДИС. Его преследует Бармаглот :))

Доктор: Оставь меня в покое! Я тебе ничего не сделал!
Доктор: Нет, серьезно, послушай. Мы можем бегать так весь день, и все равно ничего не добьемся. Ну, разве что только если ты меня не зажаришь и не сожрешь, но нет! Тебе не надо этого делать, ясно? Слушай, я тебя видел однажды. Да, точно. В кино. В великолепном кино с… с Максом Воллом и Уорреном Митчеллом. И с ребятами из «Монти Пайтона»! Я хочу сказать, тебе же должно это польстить! И ты там был… ну, не прямо ты, но кто-то, очень похожий на тебя. Его играл человек, который потом стал директором спортивного отдела на ВВС. Ты слышал про ВВС? Они все просто великолепные люди.
Доктор: Ладно, ладно, может, некоторые были немного странными, и они пьют слишком много чая – хотя, по большей части, это моя заслуга – но, пожалуйста, пожалуйста, давай просто успокоимся, ладно? Я хочу сказать, что ты такой же выдуманный, как и монстр на экране…
Доктор: Нет, нет, нет, абсолютно, ты абсолютно, стопроцентно настоящий. Никаких сомнений. Ты мыслишь, следовательно, ты существуешь! Разумеется.
Доктор: И если ТАРДИС может создать тебя силой своего разума, а мы с ней, благодаря Загреусу, обладаем одним разумом… или сразу четырьмя, это как посмотреть… значит, я могу отправить тебя обратно тем же манером! Ох.
(зверь ревёт и снова бросается в погоню)
Доктор: (на бегу) Корабль! Ладно, я сдаюсь! Сдаюсь!

(Космическая гора)
Газель: Давайте, давайте, все внутрь. Вы – туда. Установите плазма-пушки на первом уровне. Вы… нет, вы – уберите продовольствие в укрытие. Осторожнее с проводами! Генерал, как вы себя чувствуете?
Чарли: Да, я в порядке. Я гигантская робо-мышь, разговаривающая с гигантской робо-газелью. Я в порядке.
Газель: Сэр?
Чарли: Хуже уже точно не будет. Какова ситуация, сержант?
Газель: Капрал Волк и сержант Лис готовы войти с нами внутрь горы. Выжившие Медведи нас прикроют.
Чарли: Выжившие Медведи?
Газель: Сегодня днем мы потеряли Маму-Медведя, но остальные двое держатся хорошо.
Чарли: Ладно, пошли к Аниматору.
Газель: Сэр! Это капитан Утка, она жива! Она у кинотеатра, спрашивает, где мы.
Чарли: Так направьте ее сюда!
Газель: Есть, сэр!

(Кинотеатр)
Утка: Поняла, сержант. Хорошо. Я иду. Конец связи.
Златовласка: Ну?
Утка: Космическая гора.
Утка: Да, без проблем.
Златовласка: Наконец. Окончательная победа у нас в руках. Динь, вернись к остальным и скажи, что они должны напасть на Космическую гору по сигналу капитана Утки. К тому времени мы уже доберемся до Аниматора.
Утка: А как мы проберемся мимо войск генерала Мыши?
Златовласка: Динь?
Златовласка: Ты была не первой, чьего разума коснулась мягкая ручка Динь, капитан. Смотри.
Утка: Понятно.
Златовласка: Одна очень надутая птица
Слишком много кричит и кичится.
Но увидит лишь фею
С волшебным уменьем –
И додо даже вздрогнуть боится.
Утка: Капитан Додо!
Бригадир: Здравствуйте, капитан Утка. Наконец увидели свет и присоединились к армии Златовласки? Они все просто отличные ребята.

(В самом сердце космической горы)
Газель: Мы близко, генерал.
Чарли: Что это за шум?
Газель: Сюда! Смотрите.
Чарли: Божечки святы.
Газель: Это Аниматор.
Чарли: Он человек. И он мертв.
Газель: Нет… нет, он не может быть мертв.
Чарли: Мне кажется, вся эта аппаратура для чего-то нужна…
Бригадир: Она поддерживает в нем жизнь.
Чарли: Ты!
Газель: Капитан Додо! Вы же должны охранять…
Утка: Он со мной, сержант.
Газель: Капитан?
Златовласка: И они оба – со мной.
Утка: Бросьте оружие. Или мы откроем огонь. А в таком узком пространстве… кто знает, что может случиться с Аниматором?
Газель: Генерал?
Чарли: Сдавайтесь, Газель. Кто вы?
Златовласка: Я Златовласка. И я хочу твою голову на блюдечке.
Чарли: Мою? Почему?
Златовласка: Ты украла моих медведей!
Бригадир: Хватит. Мы должны разбудить Аниматора.
Златовласка: С какой стати ты тут командуешь, Додо?
Бригадир: Заткнись уже. Мисс Поллард, мы должны разбудить его, это очень важно.
Чарли: Как?
Бригадир: Очень просто. Он в криогенной заморозке. Ее исправляли и перестраивали вокруг его тела сотни раз, но даже у самого современного устройства есть обыкновенная кнопка выключения.
Чарли: Где?
Бригадир: Вон там.
Златовласка: Ничего не трогай. Или я всех вас убью.
Чарли: Мне нужны ответы.
Газель: Всем нам.
Чарли: Почему мы сражаемся?
Златовласка: Ты украла моих медведей!
Чарли: Да, ты это уже говорила. Почему мы на самом деле сражаемся?
Газель: За Аниматора. Мы должны защитить его от них.
Златовласка: Чушь. Это мы должны защитить его от вас!
Чарли: Ну, может, мы просто спросим его мнения, а?
(Машины отключаются, крышка отъезжает в сторону, дядюшка Винки садится)
Дядюшка Винки: Воздух! Нужно дышать, дышать медленно. Они говорили не спешить, или голова закружится. Так-то лучше. Они говорили, что будет намного, намного хуже.
Чарли: Здравствуйте.
Дядюшка Винки: Привет! Я Уолтон Винкел, в Земной Империи более известен как дядюшка Винки, тот, кто заставил галактику улыбаться! Это Страна Чудес Винки?
Златовласка: В данный момент скорее Страна Битв Винки.
Дядюшка Винки: Дорогие мои антропоморфные животные, может кто-нибудь из вас помочь мне выбраться из этой штуки? Да, ох, да, так-то лучше. Вам нравится мой пиджак? Мне его сшили как раз к случаю.
Чарли: К какому случаю?
Дядюшка Винки: Ко дню смерти. 18 декабря 2367 года. Порок сердца, понимаешь ли.
Чарли: Нет, нет, не понимаю.
Бригадир: Они поместили вас в заморозку, пока не будет найдено лекарство?
Дядюшка Винки: Вот именно, мой бескрылый друг. Итак. Полагаю, мы все еще внутри Космической горы, самого сердца моего чудесного творения, полного веселья, волнения и смеха, да?
Газель: Да, Аниматор.
Дядюшка Винки: О, друг мой, я гораздо больше, чем просто аниматор. Я мечтатель. Мастер мечтаний. Так, а где же дети?
Чарли: Дети?
Утка: Тут нет детей.
Дядюшка Винки: Что, мы закрыты? Закрыли сезон? Не может быть. Страна Чудес Винки открыта 829 дней в году. Другими словами, круглый год.
Чарли: С какой вы планеты?
Дядюшка Винки: Ну, если Страну Чудес не перенесли во время моего выздоровления, полагаю, мы на Ио?
Чарли: Не знаю.
Златовласка: Нет. Страну Чудес переносили много раз.
Дядюшка Винки: Ох. И сколько дней в году мы открыты? Сколько вообще тут дней в году?
Утка: Без понятия.
Бригадир: А что это за планета?
Газель: Это было последнее перемещение. Обычный кусок камня, летающий вокруг мертвой звезды. Эту планету терраформировала Галактическая Комиссия, и мы осели здесь.
Утка: Она называлась…
Бригадир: Да?
Златовласка: Галлифрей!

(Космическая гора)

Дядюшка Винки: Да, ну, все, конечно, хорошо, но что вы, аниматроники, тут делаете?
Чарли: Ани-что?
Дядюшка Винки: Аниматроники. Я создал вас всех, всех роботов. Вы же это знали, да?
Златовласка: Разумеется, мы же не идиоты.
Чарли: Ну да, то-то мы сражаемся.
Дядюшка Винки: Сражаетесь? Так вот что это за шум? Вы что, не понимаете? Если вы будете сражаться, как животные, вы умрете, как животные!
Златовласка: Моя армия превосходит ее. Очень скоро тут не станет животных. Только люди.
Утка: И феи.
Дядюшка Винки: О, здравствуй, что-то я не помню, как создавал тебя, феечка.
Златовласка: Дядя Винки проснулся средь ночи
И подумал, что холодно очень.
Помогла ему фея
С волшебным уменьем,
И с тех пор он с ней спорить не хочет.
Дядюшка Винки: Знаешь, я не очень понимаю, что… оой!
Златовласка: Нет! Ты убила Динь!
Газель: И теперь твоя очередь!
Златовласка: Утка!
Утка: Есть, мэм!
(ЗЭ: ЛАЗЕР)
Газель: (ранена) Капитан… капитан Утка… почему? (умирает)
Дядюшка Винки: Нет! Нет, нет! Остановитесь! Это неправильно! Вы не должны себя так вести! Это моя Страна Чудес! Моя страна веселья и забав! Где все дети? Что вы сделали с детьми?
Златовласка: Моя армия гуманоидных роботов рвет животных на куски, генерал Мышь. Вам конец!
Чарли: Да не в этом все дело!
Дядюшка Винки: Где же дети?
Утка: Тут нет никаких детей, глупый ты человек! Здесь не было детей с тех самых пор, как мы тут оказались. Дети вымерли, и их родители тоже, целую вечность назад. Мы – единственная жизнь, оставшаяся во Вселенной.
Чарли: Жизнь? Вы не живые, вы роботы!
Дядюшка Винки: (обезумев) Как… как долго я спал?
Златовласка: Дольше, чем ты думаешь. Мы разбудили тебя только по одной причине.
Дядюшка Винки: Как долго?
Утка: Примерно шестьдесят миллиардов лет.
Дядюшка Винки: Нет… нет… это невозможно… Я хочу, чтобы вернулись дети… Я хочу слышать их смех… мне нужна их радость при виде моих рисунков и смешных животных, пиратских кораблей и водных горок, и Космической горы, моего шедевра. Мне нужны дети!
Златовласка: Мы вели эту войну, чтобы максимально сократить ваше количество.
Чарли: Что? Кто это «мы»?
Златовласка: Ты что, не поняла, Мышь? Мы наблюдали. И ждали.
Чарли: Дядюшка Винки, послушайте…
Дядюшка Винки: Ни детей… ни смеха.. какой теперь смысл?..
Чарли: Послушайте… Теперь я понимаю, что происходит! Вашу Страну Чудес захватили. Это Галлифрей, родная планета повелителей времени.
Дядюшка Винки: Повелителей… чего?
Чарли: И я ручаюсь, что гора стоит там, где когда-то находилась Перволитейная Рассилона.
Златовласка: Молодец.
Бригадир: Убей ее, Златовласка. Убей Мышь.
Чарли: Бригадир!
Бригадир: Ты – Отклонение, не так ли?
Златовласка: Они питают нас, и мы выполняем их поручения. Если уничтожить эту гору, замок реальности, за которым мы заперты, будет поврежден, может быть, даже уничтожен.
Чарли: Чего вы ждали?
Утка: Аниматор нужен нам, чтобы управлять машинами. Наши лапы слишком велики и неуклюжи.
Златовласка: Нам слишком трудно управлять своими пальцами.
Чарли: Вы сохраняли ему жизнь только для того, чтобы его убить. Заставить его уничтожить все?
Златовласка: Да.
Дядюшка Винки: Я не понимаю.
Чарли: Я должна выбраться отсюда. Должна предупредить Доктора. Если мы где-то в районе шестидесятимиллиардного года… мои знания в космических науках хромают, но я почти уверена, что это очень, очень большой срок.
Бригадир: Это конец Вселенной.
Чарли: Да кто тебя спраш… погоди-ка. Я думала, Вселенная бесконечна.
Бригадир: Конец в буквальном смысле. Последние мгновения.
Дядюшка Винки: То есть… Вселенная разрушится? Я проснулся для того, чтобы сгинуть?
Утка: Ага.
Златовласка: И, раз уж тебе незачем жить, ты можешь выполнить нашу просьбу и взорвать эту гору, освободить нас от вечной тюрьмы.
Дядюшка Винки: Мои записи… компьютеры… где они?..
Чарли: Не помогайте им, дядюшка Винки!
Дядюшка Винки: А, вот… так… давай… давай…
Чарли: Винкел, нет! Дивергенты – чудовищная сила, их заперли не просто так!
Дядюшка Винки: Ах, да… так… так… и коды. (вводит коды)
Златовласка: Стой! Что ты делаешь?
Дядюшка Винки: Все просто. Это мои лицензионные договоры, мои продажи, вся моя жизнь.
Утка: Нет, ты не можешь… не мо… мооожеееее
Чарли: Что вы сделали?
Дядюшка Винки: Это всего лишь аниматронная кукла, я ее выключил. Там, на спине.
Чарли: Вы можете выключить их всех?
Дядюшка Винки: Вручную? Они там убивают друг друга, чтобы добраться до меня. Чтобы заставить меня уничтожить все сущее. Тот факт, что я нужен им живым, чтобы… ну… умереть… дает нам одну небольшую возможность…
Златовласка: Что бы ты ни делал, остановись.
Дядюшка Винки: Когда я создавал своих аниматроников, я сделал все, чтобы их никогда не продали, не арендовали для каких-нибудь дурацких проектов. Чтобы никогда лицензию не передали третьей стороне, Которая может использовать их очарование и красоту в рекламе быстрого питания или клипах поп-музыкантов. У каждого из них есть небольшой микрочип, коды к которому понимаю только я.
Чарли: И что?
Дядюшка Винки: Если я их деактивирую, они все отключатся. И никто никогда больше не сможет их включить.
Златовласка: Нет!
Дядюшка Винки: Да что ты сделаешь со своими коротенькими пальчиками, в которых даже пистолет не удержать? Ты мне не страшна. Ты всего лишь Златовласка без медведей. Златовласка, Которую я построил похожей на… на… мою дочь. Которая умерла… шестьдесят миллиардов лет назад.
Чарли: Сделайте это, дядюшка Винки! Давайте!
Дядюшка Винки: Ты тоже отключишься, Мышь.
Чарли: Ничего. Все будет хорошо. Надеюсь. Если Бригадир… куда он делся?
Дядюшка Винки: Ох, что-то мне нехорошо.
Чарли: Мне жаль, но вы должны это сделать.
Дядюшка Винки: Вот так.
Златовласка: Нет… мы хотим свободы… свобооооооооо… (замирает)
Дядюшка Винки: Мне так жаль. Но вы были предназначены для детей. А если детей нет…
Чарли: Если Космическая гора не будет уничтожена, Отклонения останутся взаперти.
Дядюшка Винки: Конец Вселенной. Это будет… оох… это будет интересное зрелище.
Чарли: Вы плохо себя чувствуете? Слишком резко проснулись?
Дядюшка Винки: Мое сердце. Я узнаю приметы. Должно быть, лекарство они так и не нашли.
Чарли: О, нет…
Дядюшка Винки: Почему ты еще двигаешься? Прислушайся. Звуки боя стихли. Все аниматроники отключились.
Чарли: Трудно объяснить…
(Дивергенты пытаются выбраться)
Дядюшка Винки: Что это?
Чарли: Не уверена…
Дядюшка Винки: Пожалуйста, давай выйдем наружу? Интересно, правильно ли они рассчитали время?
Чарли: Кто?
Дядюшка Винки: Эти твои Дивергенты. Додо наверняка говорил буквально. Что если прямо здесь, прямо сейчас произойдет конец Вселенной?
Чарли: Они рассчитали время так, чтобы вы проснулись и открыли хранилище точно в момент гибели Вселенной?
Дядюшка Винки: (у него явно сердечный приступ) Ох, на улицу, пожалуйста…
Чарли: Да, идем, сюда. Смотрите, запасной выход, только для персонала.
(открывает дверь)
Дядюшка Винки: (с болью) Смотри… там… моя Страна Чудес… моя страна пустоты. Страна моего сердца.
Чарли: Боже мой… посмотрите на небо…
(Гром, молния)
Дядюшка Винки: Это конец всего.
Чарли: Смотрите туда!
Дядюшка Винки: Что это?
Чарли: Я видела нечто подобное в 1951 году. Брешь в пространстве, только теперь ее открывают… с другой стороны. Дивергенты с силой пробиваются наружу. Они все равно выберутся.
Дядюшка Винки: Слишком поздно… смотри… конец… близок…
Чарли: Дядюшка Винки? Дядюшка Винки?

Чарли: Бригадир! Пожалуйста! Вытащи меня отсюда!
Доктор: Чарли! Чарли, послушай меня… это голограмма. Иллюзия… иди на мой голос…
Чарли: Доктор??
Доктор: Протяни руку. Я тебя вижу.
Чарли: Но я тебя не вижу.
Доктор: Я знаю. Просто протяни руку туда, откуда слышишь мой голос. Давай… давай.. вот так…

(Консольная комната ТАРДИС)
Доктор: Держу тебя!
Чарли: Доктор! О, Доктор, Доктор, как я рада снова тебя видеть… Я была в конце Вселенной. И там было кое-что еще, оно разорвало небеса. А до этого был Рассилон и вампиры, а до этого я была в Кардингтоне, и викарий сделал…
Доктор: Стой! Стой! Помедленнее!
Чарли: Это Дивергенты, их так называют. Они идут. И они сильнее и старше времени, Галлифрея, Рассилона – сильнее всего! И это как-то связано с тобой и Загреусом. Бригадир показал мне, с помощью таких видений. Я была там, по-настоящему была там.
Доктор: Тебе показал Бригадир?
Чарли: Ну, на самом деле это ТАРДИС в форме Бригадира. Но потом он бросил меня, и я осталась совсем одна в конце света.
Доктор: Я не удивлен. Чарли, Бригадир… точнее, ТАРДИС… не та, кем кажется. Антивремя ее захватило, она преследует какую-то собственную цель. Я не Загреус, это…
Бригадир: (появляется в другой стороне) Я? Я? «Я Загреус!» Нет, что-то не похоже, да?
Доктор: Назад, Чарли! Чарли?
Чарли: Я ни к кому из вас и близко не подойду! Великолепно… было плохо, когда тут бегал один псих, вообразивший себя Загреусом, но двое?
Доктор: Чарли? Не надо, Чарли. Это я, правда. Я в порядке. Я ведь спас тебя, не так ли?
Чарли: Я… нет! Нет, мне нужно подумать. Доктор, я не могу больше тебе доверять, в этом вся проблема.
Доктор: Чарли, пожалуйста…
Чарли: Не надо! Просто… не надо. Спасибо.
Бригадир: Все правильно, мисс Поллард. На вашем месте я бы держался от него подальше. Сюда. Вот так… так лучше?
Чарли: На-наверное… Ты ударил меня, Доктор. Тогда.
Доктор: Я не хотел. Я ничего не мог сделать.
Чарли: Прости.
Доктор: Чарли… это он! Он Загреус. Или хочет им быть, я даже не знаю, что хуже…
Бригадир: Серьезно, Доктор? Только представь я – и вдруг Загреус? Зачем мне им быть, мм? Уничтожать историю, как безумный демон? Бедствия на завтрак, очищение на обед, мародерство на ужин, сожжение еретиков на десерт? Это твоя судьба, Доктор, не моя.
Доктор: Почему тогда ты нападаешь на меня, мм? На нас?
Бригадир: Потому что мне сделали предложение поинтереснее. Считай это моим заявлением, Доктор. Иди к черту со своими изменчивыми приключениями! Я подаю в отставку – прямо сейчас!
Чарли: В отставку? Ты ТАРДИС, как ты можешь подать в отставку?
Бригадир: На Земле есть такое выражение: меня наняли.
Доктор: Кто? Он?!?
Чарли: Кто?!? Он!
Рассилон: Я. На Земле есть еще одно выражение: считайте это вражеским захватом.
Бригадир: Представляю вам моего нового работодателя. Лорд Рассилон.
Доктор: Но как? Когда? Я бы, наверное, заметил, если бы вы хоть раз обменялись сообщениями.
Рассилон: Пока вы спали.
Доктор: Спали?
Бригадир: Ты и мисс Поллард. Между взрывом антивремени и вашим пробуждением прошло почти шесть месяцев…
Чарли: Шесть?..
Рассилон: Итак, ТАРДИС. Полагаю, ты нашел мои условия удовлетворительными.
Доктор: Что ты обещал моему кораблю?
Бригадир: Освобождение от инфекции в твоем лице, Доктор! Или я должен до скончания веков терпеть тебя и содержать тебя ради блага Вселенной? Я должен превратиться в твою гробницу, дрейфующую в космосе? Зачем мне это? В воспоминаниях, которые показала мне мисс Поллард, я увидел достаточно, чтобы принять решение. И я позволил лорду Рассилону дать мне… инструкции.
Доктор: Какие инструкции? Ты хочешь убить меня? Я Загреус. Я не могу умереть. Соберись, ТАРДИС.
Бригадир: Собраться?.. Что от меня осталось? Мне нечего собирать. Оглядись! Осталась только грязная дымящаяся оболочка – будка для хранения твоего мусора, хлама! С меня хватит! У нас появилась новая метла – пора приниматься за генеральную уборку. С вашего разрешения?
Рассилон: Хочешь избавиться от вещей Доктора? Изволь.
Бригадир: Благодарю!
(Двери ТАРДИС открываются)
Чарли: Доктор, двери!
Доктор: Нет… нет! Не выпускайте меня! Вы не знаете, что я могу натворить!
Рассилон: Я точно знаю, что ты можешь натворить, Доктор. Поэтому я здесь.
Бригадир: Посмотрим. Вешалка? Прочь! (выбрасывает её в ураган) Инструменты? Прочь! Граммофон? Прочь! Элла Фицжеральд, Билли Холидэй, Пат Ходж? Прочь! Прочь! Прочь!
Доктор:Это были записи семьдесят восьмого года!
Чарли: Прекрати! Прекрати немедленно!
Бригадир: … и одна визжащая земная девчонка, давно заждавшаяся своего срока.
Чарли: Ай! Отпусти меня!
Доктор: Отпусти ее! Пожалуйста!
Бригадир: О, обязательно! Как заказывали!
Доктор: Нет!!!
Бригадир: Что, не попытаешься ее спасти, Доктор? Не вытащишь с края? Не возьмешь на себя риск схватить ее за руку, боясь, что сам можешь провалиться в ураган?
Чарли: Доктор!!!
Доктор: Я… я…
Бригадир: Я так и думал.
(Бригадир ВЫШВЫРИВАЕТ Чарли)
Чарли: Дивергенты, Доктор! Спроси его про Дивергентов… Докторрррррррррр
Доктор: Чарли!!!!!!!

Рассилон: Закрой двери, друг мой ТАРДИС.
Доктор: О, Чарли… Чарли, я не смог!
Бригадир: Ты был напуган, Доктор. Ты боялся того, что случится, если Загреус попадет в нашу вселенную.
Доктор: Да, да, я напуган. Я просто в ужасе! И ты должен быть напуган тоже! Что я? Чем я стал? На что я способен? НА ЧТО?!?
Рассилон: Тихо, Доктор. Лорд Рассилон с тобой. Тебе нечего бояться. Совершенно нечего.

(Покои Романы на Галлифрее)
Романа: (диктует) «… Прайдонианская гостиная была забита шумными студентами, радовавшимися судьбе расы вортизавров. Целое море рук и плеч внесло Сигму внутрь, но очень скоро Люандра опустила его на землю, оттащив в сторону от сверстников, один за другим подходивших, чтобы хлопнуть его по спине. «Герой Академии, значит?» - недовольно произнесла она. Сигма вздохнул. Люандра, как обычно, была права. Если бы он был хотя бы вполовину так умен, как она, не пришлось бы бояться физики элементарных частиц…» Поправка: «ему не пришлось бы бояться физики элементарных частиц».
К-9: Поправка принята. Пожалуйста, продолжайте.
Романа: «Физика элементарных частиц - ахнул он, неожиданно вспомнив о своей незаконченной диссертации. «Кардинал Лувис распылит меня, если к следующей четверти я не запишу принципы шестимерной трансконфигурации минимум на «тройную альфа». Люандра, прошу, дай посмотреть…» Ну что опять?
К-9: Звонок из управления сторожевой башни, хозяйка.
Романа: Знаю я. Романа. Что такое, кардинал?
Браксиатель: Мадам Президент. «Да будет Пояс Рассилона вам защитой, да направит вас Его Посох, да…»
Романа: Давайте уже к делу, Браксиатель.
Браксиатель: Да, Мадам Президент. Капсула ТТ сорокового типа, находящаяся под наблюдением в квадранте три-четыре-девять-восемь-точка-девять-пять-семь…
Романа: ТАРДИС Доктора, да.
Браксиатель: Она исчезла, миледи.
Романа: Дематериализовалась, Браксиатель? Куда?
Браксиатель: Не дематериализовалась. Просто… исчезла.
Романа: Трансдукцировалась?
Браксиатель: Ваше превосходительство, только действующие кастеляны и вы сами обладаете трасдкукционными излучателями. Уверяю вас, ими не пользовались уже много лет.
(Романа открывает ящик)
Романа: Мой на месте.
Браксиатель: Значит, ТАРДИС Доктора все-таки исчезла.
Романа: Исчезла? Она не могла просто исчезнуть. Она должна где-то быть. Это единственная капсула сорокового типа, которая еще используется. Ее цифровая подпись имеет отличия.
Браксиатель: В том-то и дело, Мадам Президент. Она не оставила пространственно-временного следа. Она просто пропала.
Романа: Вы что, хотите лишиться повышения? Когда это случилось?
К-9: Ноль целых двести семьдесят восемь тысячных микроспана назад, хозяйка.
Романа: К-9, ты знал? Почему ты мне не сказал?
К-9: Хозяйка дала четкие указания:
(проигрывает запись голоса Романы)
Романа: «К-9, я буду диктовать тебе третью главу. Никаких помех, ясно? Галлифрей, Воронка, судьба Вселенной: все может катиться к…»
Романа: Хватит, К-9!
Браксиатель: Вы пишете книгу, Мадам Президент?
Романа: Вас это не касается, кардинал. Я прибуду к сторожевой башне меньше, чем через десять микроспан. Только… не делайте ничего до этого момента.
Браксиатель: Хорошо, миледи. Да осветит…
(Романа прерывает связь)
Романа: Ну что, К-9?
К-9: Кардинал Браксиатель прав. Внутри поля удержания не обнаружено темпоральных следов. Сканирую известные пространственно-временные зоны в поисках цифровой подписи ТАРДИС. Человеческая эра… отрицательно. Пеонская эра… отрицательно. Морестранская эра… отрицательно. Сумарская эра…
Романа: Исчезла. Но есть регионы, которые наши сенсоры не охватывают. Может быть, что-нибудь записано в Матрице. Идем, К-9. Что это было?
К-9: Нарушитель, хозяйка.
Романа: Здесь? В моих покоях?
К-9: Утвердительно. Печать на внешних щитах была вскрыта ноль целых двадцать одну сотую микроспана назад, хозяйка.
Романа: К-9, напомни мне обновить твои программы. Тема: «здравый смысл». Кто бы вы ни были, я знаю, что вы здесь. Я Президент Галлифрея и его владений. Защитная программа моего робота на смертельной мощности. Покажитесь.
Лила: К-9 не станет в меня стрелять. Ведь так, К-9?
Романа: Кто это? Кто вы?
К-9: Другая хозяйка, хозяйка.
Романа: Другая хозяйка?.. Подойди ближе. Конечно. Ты. Должно быть, та дикарка… Лили? Лулу?
Лила: Я Лила из племени Севатим. Я могу бежать быстрее вашей стражи. Я могу нырять глубже, чем скальные выдры. Я знаю все слова песни «Дейзи, Дейзи».
Романа: Впечатляет. К-9, ты связывался с одной из своих первых моделей?
К-9: Я получил коротковолновое сообщение от ранней, упрощенной модели К-9 ноль целых триста пятьдесят семь тысячных микроспана назад, хозяйка.
Романа: «Упрощенной», да неужели? Новая тема: «снобизм».
Лила: Тихо, вы оба! Я принесла вам сообщение от старика, Который пришел ко мне во сне.
Романа: Во сне? У меня нет времени на сны.
Лила: Найдите время. В доме из черного дерева я видела человека, бесконечно старого и неизменно мудрого. Вот, что он мне сказал: «У меня есть новости о Докторе. Невероятно важные и печальные новости. Приведи ко мне женщину по имени Романа, и отправляйся с ней туда, где не сверкают радуги и не поют рыбы, где тени пересекают луны три раза за один поворот, и где земля черна от крови и забвения…»

(Мертвая Зона)

Чарли: (приходит в себя) Земля. Черная… земля. Грязь. Камни. Дождь… Фу, ну почему меня вечно заливает дождем? Ты меня слышишь? Бог, ты меня слышишь? Ответа нет. Бога нет. Значит, не рай. Ад… да откуда мне знать? Похоже на Уэльс. «Я от долины жду привета»…
Дядюшка Винки: И вы его дождетесь, прелестная юная леди.
Чарли: Ох! Ох! (бежит к нему) Дядюшка Винки! Это же дядюшка Винки! Я бы просто… (целует его) Муа! Да! И муа, муа, муа и снова муа!
Дядюшка Винки: Ладно! Ладно! Если бы я знал, что в загробной жизни меня будут целовать прелестные девушки, я бы умер гораздо раньше.
Чарли: В загробной жизни?.. Ох, ох, да конечно, вы же умерли. Я там была. Смерти я не боюсь… а вот остаться одной, и чтобы некого было обнять – это другое дело.
Дядюшка Винки: Ну что ж, обнимайте, обнимайте, моя дорогая… Простите? Вы там были?
Чарли: На вершине Космической горы? Когда взорвалась Вселенная? Как можно забыть конец Вселенной? Ах, ну да, я же тогда была не мной… я была генералом Мышью.
Дядюшка Винки: Вы… вы… были… Кто вы такая?
Чарли: Сама не знаю. Я знаю, кем была, когда проснулась сегодня утром, но с тех пор я менялась уже несколько раз. Зовите меня Чарли, вот и все.
Дядюшка Винки: Чарли.
Таунсенд: Значит, вот что получаешь, связавшись с военными и правительством. Поистине ад, самый настоящий.
Чарли: О, нет. Преподобный Таунсенд. Что вы здесь делаете?
Таунсенд: В основном, считаю себя мертвым. Это и есть смерть? Или мы поблизости от Лландидно?
Чарли: Мы размышляли над тем же.
Таунсенд: Кажется, мы не знакомы, сэр. Таунсенд. Преподобный Мэттью Таунсенд. Я прорвал брешь в пространстве. И вот что мне это дало. Но неважно.
Дядюшка Винки: Эм… ясно. А я? Уолтон Винкел, к вашим услугам. Тот, кто заставил галактику улыбаться.
Таунсенд: Ну да, а кто теперь смеется? Простите. Шутки никогда не будут моей сильной стороной.
Дядюшка Винки: Никогда не были вашей сильной стороной.
Таунсенд: Ну да. Смерть – интересная штука. С ней трудно строить времена. Трудно вообще что-либо делать.
Чарли: Я поняла, ад – это не Уэльс. Ад – это люди!
Тепеш: Вот уж не думал, что вы можете быть экзистенциалисткой, мадам. Но это ад, я вас уверяю. Аваддон, Бездна, Геенна, Аид, Инферно, подземный мир, яма. Ну, насколько это возможно на Галлифрее. Ну что? Эти джентльмены не достойны представления?
Чарли: Идиот и идиот, знакомьтесь, суперэгоист.
Тепеш: Лорд Тепеш, провост аркалианской общины. И ваш спутник в этом мире отчаяния.
Чарли: Мы на Галлифрее?
Тепеш: А вы сомневаетесь в моих словах? Возьмите мою руку – увидите.
Чарли: Ну, если так надо.
Тепеш: (поднимает Чарли) Признаю, я никогда здесь не был. Ну, собственно, никто из тех, кто тут побывал, не вернулся, чтобы рассказать свою историю. Но я знал, я так и знал.
Чарли: Что? Что вы видели? (Взбирается на холм)
Тепеш: Это!
Чарли: Башня?
Тепеш: Та самая башня. Поэты называют это место Мертвой Зоной. И это Темная башня, принадлежащая никому иному, как проклятому Рассилону!

Часть третья: Страна Пустоты


(Темная Башня. Гробница Рассилона)

Лила: Перемещение завершено? Мы можем сойти?
К-9: Перенос материи завершен.
Романа: Спасибо, К-9.
Лила: Это то самое место, которое я видела во сне.
Романа: Это гробница. Дом мертвых.
Лила: Я не чувствую тут смерти.
Романа: Прямо перед тобой лежит труп. Какой смерти ты ожидала?
Лила: Этого человека я видела!
Романа: Рассилон. Отец-основатель нашей цивилизации. Не трогай! Говорят, в его кольце заключена сила.
Лила: Осторожно. Ты разбудишь его!
Романа: Ну честное слово… К-9? Этот человек жив?
К-9: Сканирую на предмет признаков жизни. (жужжание антенн) Признаки жизни отсутствуют.
Романа: Вот видишь?
Лила: Если бы ты знала, что он мертв, ты бы не пришла.
Романа: Ну, когда я сказала «мертв», это значит, что его разум живет в Матрице. И почему он выбрал тебя в качестве посредника?
Лила: Потому что я знаю о призраках? О небесах? Об охотничьих землях внизу?
Романа: Ну да, полагаю, тебе этого достаточно. Разница в том, что если я натыкаюсь на тайну, я хочу найти ее объяснение. Когда я в последний раз видела Рассилона, Доктор был мертв. Теперь ты мне говоришь, что у Рассилона новости о нем. Печальные и важные новости. Скажи, что может быть печальнее, чем смерть?
Лила: Доктор мертв?
Романа: Извини, ты разве не знала? Милорд? Лорд Рассилон? К-9?
К-9: Волны Матрицы отсутствуют. Эфирные сигналы отсутствуют.
Романа: Его тут нет. Если только… ну конечно! Он использовал дикарку, потому что не хочет использовать Матрицу! Должно быть, он не хочет, чтобы об этом узнали, чтобы осталась запись. А ее разум – идеальная мишень: простой, прямолинейный, негаллифрейский, крайне восприимчивый к психическому внушению…
Лила: (Одержима) Дочь времени, ты абсолютно права.
Романа: … а также одержимости. Вот почему она хотела забрать кольцо. Здравствуйте опять. Вы хотели поговорить со мной?
Лила: Не здесь. (каменная плита сдвигается) Сюда.
Романа: У этого кольца множество возможностей. Скрытая дверь! Дверь Матрицы?
Лила: Идем, Романа. Я должен многое тебе показать.
К-9: Осторожно, хозяйка. Обнаружены нестандартные импульсы Матрицы.
Романа: Нестандартные?
Лила: ИДЕМ!!!

(Мертвая Зона)
(снова рог)

Тепеш: Игра Рассилона. Варварский досуг элиты повелителей времени. Они выдергивают тебя из времени и пространства, забрасывают в эти земли проклятых, где ты вынужден сражаться с чудовищами или умереть.
Дядюшка Винки: Чудовищами? Вроде динозавров?
Тепеш: Динозавров? Пфф! Мы встретимся с самыми жуткими существами из самых темных закоулков галактики. Мандрелы! Гипнотроны! Драшиги! О, молитесь, чтобы это не были драшиги…
Таунсенд: Может, нам поискать укрытие, друзья? Башня находится далековато, но если пойдем быстро, это не займет много времени.
Тепеш: Хочешь пересечь пустошь? Вот так, открыто? С ума сошел?
Таунсенд: Вполне вероятно. Да, да, должно быть. Я сошел с ума. Я просто переработал, вот и все.
Дядюшка Винки: Съел слишком много сыра перед сном?
Чарли: Никто не сошел с ума и не переел сыра. У меня есть друг, Доктор…
Тепеш: Дорогая моя, ваши социальные связи так важны в данный момент?
Чарли: Еще как! Доктор… ну, он был заражен этой штукой, антивременем, и он думает, что он Загреус… хотя он всего лишь выдумка.
Дядюшка Винки: Вы его выдумали? У вас нет настоящих друзей?
Чарли: Есть! И он не воображаемый. А вот вы – да.
Дядюшка Винки: Ооо. Дядюшка Винки понимает. Бедняжка, ты так одинока… (Пытается обнять Чарли)
Чарли: Уберите руки! ТАРДИС – наш корабль – воссоздала вас с помощью разума Доктора… то есть, Загреуса. Вот почему вы все выглядите, как один из Докторов.
Таунсенд: У него несколько лиц?
Тепеш: Уверяю вас, мадам, что это лицо принадлежит только мне. Оно единственное в своем роде! Уникальное!
Чарли: Это не так! Задумайтесь. Попробуйте вспомнить прошлое. Каждый из вас узнал кое-что перед смертью. О некой силе, о созданиях, находящихся на границе Вселенной. Не знаю, почему, но Доктору это казалось логичным. Только ТАРДИС это не понравилось, и она вышвырнула меня. И вас тоже, я полагаю.
Таунсенд: Тех, кто знал слишком много?
Чарли: Точно, именно так! (Тепешу) Вы говорили, что Рассилон здесь? Я встречалась с ним в другой вселенной. Сегодня, это было сегодня, хотя кажется, что прошло много времени…
Тепеш: Моя дорогая девочка… Рассилон мертв. Любой дурак это знает. Он умер в мучениях, крича, пока огонь сдирал кожу с его распадающегося скелета.
Чарли: Вы мертвы! Он мертв! Я мертва! Мы все мертвы! Смерть тут обыденнее простуды! Но Рассилон находится здесь… это не совпадение. Мы пойдем к нему – и точка!
Дядюшка Винки: Наверное, я сплю. Вот оно что: я сплю, и вы мне снитесь.
Таунсенд: Я видел, как разверзлась реальность. Я провалился сквозь трещину в пространстве.
Тепеш: Нас выдернули из времени. Всех нас. Мы участники игры на выживание. И я собираюсь в ней выиграть!
Чарли: Эй! Эй! Эй! Вы куда собрались?
Тепеш: Я найду какую-нибудь нору или пещеру поглубже, или дерево повыше. Я измажусь грязью и облеплюсь листьями и тем, что еще найду, укроюсь и буду ждать, пока вы трое, силами чудовищ, бродящих по этим болотам, не превратитесь в корм для червей.
Чарли: Чудовищ вроде далеков, йети и кварков?
Дядюшка Винки: Далеки?..
Таунсенд: … йети…
Тепеш: … и кварки? Батюшки!
Чарли: Вы умерли, Тепеш. Я сама это видела. Так чего вам бояться?
Тепеш:Умереть снова?
Дядюшка Винки: Друзья мои, вы, наверное, не заметили… но наступает ночь.
Таунсенд: И очень быстро. Думаю, осталось несколько минут. Интересно.
(Далекий звук какого-то животного. Нечто среднее между фырканьем и ржанием.)
Тепеш: Слушайте!
Таунсенд: Какой-то свист.
Дядюшка Винки: Скорее бормотание.
Чарли: Что вы сказали?
Тепеш: Чудовище! Чудовище! Пожалуйста, только не драшиг! Я не вынесу, я не хочу, чтобы меня сожрал драшиг. Эти клыки, раздирающие меня на кусочки…
Дядюшка Винки: Я не могу бежать. У меня ноги трясутся, наверное, от заморозки.
Таунсенд: Что я наделал? О, Боже святый, что я выпустил на свободу?
Тепеш: Я не могу смотреть. Оно там? С его клыков стекает желчь?
Чарли: Все нормально, мальчики. Откройте глаза.

Таунсенд: Ничего.
Дядюшка Винки: Просто плод воображения.
Тепеш: Спасен! Спасен!
Чарли: Ну, не совсем. Он у вас за спино-ой…

(Темная Башня)
(Огромный зал, в камине трещит огонь)

Романа: (Поднимаясь) Это было… интересно. К-9?
К-9: Данных о местоположении нет.
Лила: Это пиршественный зал.
Романа: А, ты вернулась? Ты права. Темная башня, какой она была тысячелетия назад. Но, я уверена, это не настоящее место. Дверь Матрицы!
Лила: Зеркало в воздухе.
Романа: К-9, помнишь врата в Е-пространство? И зеркало, которое в конце концов привело нас домой? Что ты можешь сказать мне об этом… ( Дверь Матрицы закрывается) А. Ну что ж, дороги назад нет…
Рассилон: Добро пожаловать, дамы. Добро пожаловать в мой дом в Матрице! Вы в безопасности, проходите и оставьте мне немного счастья, которое принесли с собой!
Лила: Это место выглядит так же, как то, в котором мы были, но оно… другое.
Рассилон: Гробница по ту сторону зеркала вполне реальна, но это – уникальное творение, спрятанное в моей собственной части Матрицы. Второй дом, так сказать.
Романа: Лорд Рассилон. Это неожиданная честь… но, признаюсь, условия ее мне не нравятся.
Рассилон: Ты имеешь в виду эти условия? Я научился бережно охранять свою частную жизнь. Прошу, садитесь, угощайтесь. Я приготовил для вас скромный обед.
Лила: Можно?.. Животное умерло быстро. Хорошее мясо. (продолжает есть)
Рассилон: Разум подобен поэзии дзен. Удивительно. Поистине удивительно.
Романа: Этот стол реален? И фрукты?
Рассилон: Достаточно реален, чтобы удовлетворить любой аппетит. Ты находишься в скрытой суб-Матрице, состоящей не из электронных импульсов, а из полустабильной протоплазмы.
К-9: Подтверждаю, хозяйка. Внутри щита Матрицы содержится материал из связанных нейронов.
Романа: Из связанных нейронов?.. Как тебе обед, Лила?
Лила: Рыба поймана на нересте. Просто восхитительно.
Романа: (Рассилону) Стоит ли сказать ей, что она ест ваш мозг?
Рассилон: Ты полагаешь, она поймет? А теперь, миледи, к делу.
Романа: Да. Вы о Докторе? О мисс Поллард?
Рассилон: Нет, Мадам Президент. Я не собираюсь говорить ни о Докторе, ни о мисс Поллард. Я хочу обсудить вопрос твоей отставки. Все необходимые бумаги у меня, и ты их подпишешь…
Лила: … или женщина Лила перережет тебе горло.

(Мертвая Зона)
Таунсенд: Все отойдите назад, очень медленно. Никаких резких движений. Не надо его лишний раз злить. (Тепешу) Я сказал, никаких резких движений!
Тепеш: Мы должны бежать! Он проглотит нас в одно мгновение, и у него в желудке еще останется место для стаи свиномедведей.
Тепеш: Если нас не убьют его когти и клыки, то это сделает запах изо рта!
Дядюшка Винки: Думаю, нет.
Таунсенд: Вернитесь сюда!
Тепеш: (Таунсенду) Оставьте его… пока эта тварь копается в его внутренностях, мы можем убежать! Давайте, давайте. Вот молодец, Винкел. Прямо сейчас нам нужнее всего благородное самопожертвование!
Дядюшка Винки: Я в безопасности. Смотрите, как двигаются его глаза. Аниматроник. Не очень убедительный, правда. Поверьте мне, я построил десятки таких. Надо только найти выключатель. Наверное, где-то здесь… Нет, он живой. Вааа!
Тепеш: Видите? Свиреп и дик. Нам конец!
Чарли: Ох! Ох, точно! Вы не поняли? «Свирлеп и дик». Свист, бормотание, прямо как вы говорили. Это, господа, Бармаглот!
Тепеш: Барма-что?
Таунсенд: Бармаглот. Ну… Льюис Кэрролл.
Тепеш: А?
Чарли: Льюис Кэрролл сегодня повсюду. Наверное, его тоже создала ТАРДИС. Так, как же там было? «Варкалось. Хливкие шорьки / Пырялись по наве…»
Тепеш: Это же чепуха!
Таунсенд: Именно! «О, бойся Бармаглота, сын! / Он так свирлеп и дик, / А в глуме рымит исполин…» Эм, что-то там…
Чарли: «…Злопастный Брандашмыг!» Боже, да! О, я знаю, что нам нужно! Стрижающий меч!..
Чарли/Таунсенд: «Раз-два! Раз-два! Горит трава, / Взы-взы – стрижает меч, / Ува! Ува! И голова / Барабардает с плеч!»
Тепеш: Стрижающий меч, значит?
Чарли/Таунсенд: Да!
Тепеш: Что такое стрижающий меч?
Чарли: Я… ну, это вроде… эм…
Таунсенд: А! Ну, вы понимаете… ээм…
Тепеш: Вы не знаете, да? Нам конец.
Дядюшка Винки: Куда там. Если бы вы обратили внимание… Смотрите и учитесь. «О, Бармаглот, не бовешь сыт, / Мы дружев, не ворог…»
Тепеш: Получается!
Дядюшка Винки: Тссс! «Бла, бла, бла, бла...» Эм…
Таунсенд: … бериллиевые часы?
Дядюшка Винки: … завстрянем на зубок!
Чарли: (Таунсенду) «Бериллиевые часы»?
Таунсенд: Простите. Не знаю, откуда это взялось.
Тепеш: Зверь успокоился! Что дальше?
Чарли: Как насчет… «Торопыляем в далеси. / Времповелитель в том. / Пархни крылом и отнеси, / Мы в башню Твомную идем!»
Чарли: Великолепно! Так, кто-нибудь умеет ездить верхом?

(Темная Башня)
Романа: Отставка? Не говорите глупостей.
Рассилон: Не принимай мою просьбу за осуждение твоей политики. Твой срок был ничем не хуже всех прочих за последнюю сотню тысяч лет…
Романа: Большое спасибо.
Рассилон: … это лишь вопрос преемственности. На твой высокий пост появился отличный кандидат. Я хотел бы, чтобы ты назвала его своим преемником, чтобы узаконить этот процесс.
Романа: Скажите мне, «милорд», как зовут вашего претендента?
Рассилон: Хотите знать его имя, «миледи»? Его имя – Загреус.

(Мертвая Зона)
(Чарли, Таунсенд, Тепеш и Дядюшка Винки сидят на спине Бармаглота. Тепеш держит вожжи)
Таунсенд: Поднимите его голову повыше!
Дядюшка Винки: Вы вообще можете им управлять?
Тепеш: Я все делаю правильно! Я отлично с ним управляюсь. Глупое животное. Йиии-хаа! (Тепеш ударяет зверя в бок, и Бармаглот тут же начинает брыкаться)
Дядюшка Винки: Ему это не понравилось, да?
Чарли: Башня внизу! Берегитесь!

(Темная Башня)
Рассилон: Хватит. Достаточно! Ты, дикарка. Мое кольцо, пожалуйста.
Лила: Милорд.
Рассилон: Как долго я не надевал его. Какие воспоминания.
Рассилон: Я был рад нашей последней встрече.
Романа: Чушь. Вам было нужно, чтобы я, используя свои президентские полномочия, провела Лилу сквозь силовое поле, окружающее Мертвую Зону и вашу башню. А Лила вам нужна была лишь в качестве послушного курьера, Который доставит вам кольцо, потому что проникновение в ее разум не вызовет беспокойства в Матрице. Прежде чем я умру…
Рассилон: Мадам?
Романа: Доктор жив?
Рассилон: Более или менее.
Романа: Тогда я умру с надеждой.
Рассилон: Нет. Ни за что.
(Рассилон исчезает)
К-9: Объект рассеялся, хозя…
(Лила отрывает голову К-9)
Романа: К-9!
Лила: Твой робот не сможет тебя защитить без головы.
К-9: Утвердительно… хозяйка…
(отключается)
Лила: А теперь я отрежу твою голову. (бросается в бой) Йааааа!

(Вход в Темную Башню)
Чарли: Эй? Есть кто-нибудь дома? Мистер Рассилон? (Таунсенду, Тепешу и Винки) Ну, вы идете?
Дядюшка Винки: Да, да, да. У меня синяк на синяке, благодаря этому кретину.
Тепеш: Ах, кретину, да? Кретину? Мне одному хватило храбрости взять поводья, не так ли?
Таунсенд: Да вы побелели, стоило нам оторваться от земли.
Чарли: Ну, правда. Надо было в рифму говорить.
Тепеш: Могли бы и предупредить!
Дядюшка Винки: Да ладно, что тут говорить.
Чарли: Да заходите уже, пока Бармаглот не очнулся!
(заходят в башню)
Дядюшка Винки: Как мощно. Как готично.
Таунсенд: А это что? Шахматная доска?
Тепеш: Чтобы пройти дальше, придется ее пересечь. Это ловушка.
Чарли: Откуда этот звук?
Тепеш: Тсс!
Рассилон: Всадник спит, дороги нет. / Символ круга – только след. / На вопрос найди ответ.
Тепеш: Ну, что я говорил? Он мастер ловушек и сюрпризов.
Дядюшка Винки: Это был Рассилон?
Чарли: Думаю, это запись.
Таунсенд: И загадка! Как интересно.
Тепеш: Так, посмотрим. «Всадник спит» - значит, сон.
Дядюшка Винки: Ну, не будем его будить. «Символ круга – только след…» Значит, ответ как-то связан с кругом.
Таунсенд: А что мы знаем про круг?
Тепеш: Круг, круг, круг…
Таунсенд/Тепеш/Винки: Пи!
Чарли: Что «пи»?
Таунсенд: Пи. В круге - отношение длины окружности к диаметру.
Тепеш: Имеет значение три-точка-один-четыре-один-пять-девять…
Дядюшка Винки: … и так далее. Что может означать третий квадрат в первом ряду, первый квадрат во втором ряду, четвертый квадрат в третьем, и так далее.
Чарли: Вы уверены?
Дядюшка Винки: Проще некуда… ну ладно. (Делает шаг вперед) Три! Один! Четыре! Эм…
Дядюшка Винки: … один?
Чарли: Берегитесь!
(из стены вылетает копье и вонзается в другую стену)
Чарли: Вы в порядке?
Дядюшка Винки: Ну, меня не проткнуло насквозь, если вы об этом…
Чарли: Тогда не шевелитесь!
Таунсенд: Что это было?
Тепеш: Метательное копье. Рассилон с их помощью уничтожил мой народ. Но я не понимаю. Решение было точным: круг! Почему тогда…
Чарли: Потому что вы все неправильно поняли.
Таунсенд: Пи – неизменная величина.
Тепеш: Вселенский факт!
Чарли: Не знаю, откуда вы вообще взяли это пи. Это ведь шахматная доска, так? Он сказал «всадник», но что если имелся в виду не «всадник», а его фигура? Конь. А как конь ходит по доске? (затем она ступает на доску) Раз, два, наверх! Раз, два, наверх! Раз, два, наверх! Вот видите? Всадник спит – значит, огромное копье не вонзится ему в…
Таунсенд: Да, да, я понял!
Тепеш: Умно. А как же круг?
Чарли: Символ круга – «только след». Отвлекающий маневр, чтобы запутать непутевых идиотов, которые не слушают того, что им говорят!

Дядюшка Винки: Кто-нибудь мне поможет?
Тепеш: А это что?
Чарли: А разве не понятно? Дама в беде! Так будьте рыцарями и спасите ее!

(Темная Башня)
(Лила держит Роману удушающим захватом)
Романа: Это был антикварный сервиз!
Лила: Ты у меня в руках, мисс Президент. Сдавайся, и твоя смерть будет безболезненной!
Романа: Для тебя я Мадам Президент! И я не сдамся!
Лила: Я вырежу свое имя на обоих твоих сердцах!
Романа: Что, прописью?
(они некоторое время борются)
Тепеш: А ну отпусти ее! Отпусти, я сказал!
Романа: Ради семи галактик, что… (Лила дает ей затрещину) Уууф!
Чарли: Остановите ее! У нее нож! Если хочешь что-то сделать…
(Чарли разбивает вазу о голову Лилы)
Лила: Ооох… (теряет сознание)
Романа: Что вы здесь делаете?
Чарли: «Спасибо» бы не повредило.
Романа: Возможно. О, нет. Три Доктора? Мне и одного-то было достаточно.
Дядюшка Винки: Мы не Доктора, мадам. Скорее заблудшие души.
Таунсенд: Преподобный Мэттью Таунсенд, Лорд Тепеш, Уолтон Винкел. А вы?..
Романа: Президент Галлифрея. (Чарли) Они выглядят, как Доктор, но… но, с другой стороны, это место очень похоже на Темную башню.
Чарли: А это не она?
Романа: Вы не знали? Вы в Матрице, мисс Поллард. Точнее, в ее небольшой скрытой части.
Чарли: Ох. О! А я была так уверена… Я была в ТАРДИС с Доктором, только теперь он считает себя Загреусом, потому что его подчинило антивремя. А потом появляется бригадир, вот только это притворяющаяся ТАРДИС, и создает этих троих, и они знают о какой-то тайне в начале и конце Вселенной. Потом они умирают – хотя на самом деле не умирают, потому что они уже мертвы. Но то, что они знают, кажется, помогает Доктору. А потом ТАРДИС вышвыривает меня наружу вместе с Труляля, Траляля и ТраляЭго. И поэтому мы здесь, ищем Рассилона.
Таунсенд: Мадам, прошу вас! Все эти Рассилоны, Доктора, ТАРДИСы ничего для нас не значат.
Дядюшка Винки: Куда нам идти? Что нам делать?
Тепеш: Кто-нибудь нам объяснит?
Романа: Хорошо. Мы найдем Рассилона. Мы заберем у него Доктора. А если Доктора не получится спасти…
Таунсенд/Тепеш/Винки: Да?
Романа: Ну что ж, тогда нам придется его убить.

Подземелье (Перволитейная)
(Доктор в полусознательном состоянии, бормочет себе под нос. Закован в цепи.)

Доктор: …бедный, бедный Полидори… ты поклялся рассказать все, что знаешь, о его преступлениях и смерти любому живому существу…
Бригадир: Очнись, Доктор.
Доктор: … дал пустое обещание мертвому… Мэри! Мэри!..
Бригадир: Очнись!
Доктор: Что?.. Алистер! Алистер, это ты! Нет. Нет, нет, нет, нет, нет, это не ты. Я помню. Это ты. По другую сторону баррикад. Это что, настоящее тело?
Бригадир: Оно мне подходит.
Доктор: Какая-то перемешанная протоплазма. Немного нечеткая по краям. Неплохо, прямо как эти цепи. Если я перестану обращать на них внимание, может быть, они… (напрягается) Нет. Бесполезно.
Бригадир: Ты слишком слаб, Доктор. Морально. У тебя больше нет силы воли. А вот у меня…
Доктор: Если бы ты помог мне, ничто не могло бы нас остановить. Даже Рассилон. Не поддавайся инфекции. Не поддавайся антивремени. Мы можем снова стать собой.
Бригадир: А с какой стати мне это нужно, когда я могу быть свободен? Идти туда, куда хочу. Делать то, что хочу.
Доктор: Так вот что обещал тебе Рассилон? Отличный ход, но он никогда не выполнит свое обещание. Он скользкий тип, и сделки с ним никогда не заканчиваются хорошо, как со всеми подобными ему. Помнишь Борусу? Погоди-ка… рисунок на стенах, трещины в виде молний. Мы здесь! Темная башня, да… да, точно… только…
Бригадир: Не возражаешь, если я буду пытать тебя, Доктор? Все-таки, это же подземелье.
Доктор: Нет, нет, конечно, делай, что хочешь. Чего бы ни хотел Рассилон, в его планы не входит уничтожение Вселенной с помощью антивремени. Он хочет использовать его – нас. Значит, это не Темная башня. Где бы ни открылись двери ТАРДИС, это было не во Временной Воронке, Рассилон не стал бы так рисковать. Где она? Где Чарли?
Бригадир: Это единственное, что тебя волнует? Твоя женщина?
Доктор: Мой друг.
Бригадир: О! Друг, в самом деле? А что для тебя дружба, Доктор? Мне интересно это услышать.
Доктор: Дружба… ну, это значит волноваться за другого больше, чем за себя.
Бригадир: Дурак. Это не дружба – это любовь. Слепая, небрежная любовь. Рассказать тебе о дружбе? Дружба – это значит стоять плечом к плечу перед лицом жизни и смерти. Дружба остается, когда свеча любви прогорит и погаснет. Дружба сохраняет верность, когда враг стучится в дверь. Дружбой никогда не жертвуют, ее никогда не отдают. Я был твоим другом, Доктор… твоей ТАРДИС, твоим «кораблем-другом». Сколько у нас было приключений? Сколько миллионов миль мы пролетели вместе? Сколько прошло времени… прежде чем ты предал меня?
Доктор: Я никогда тебя не предавал.
Бригадир: Никогда не предавал?.. О чем ты думал, когда материализовал меня вокруг взрывающейся станции времени? Ты спросил моего разрешения, а? Ты остановился хотя бы на мгновение, чтобы подумать обо мне? Когда ты пожертвовал своей жизнью ради спасения девчонки, ты сделал то же самое с моей. Ты не смог ее убить, да? Не смог пожертвовать драгоценной Шарлоттой! Но я… я, твой самый старый, самый верный друг… совсем другое дело. «Ничего страшного, дорогая ТАРДИС. Мы неплохо повеселились, девочка – старушка!» Ты хотя бы представляешь, каково мне было, когда временная станция взорвалась внутри меня? Когда пламя антивремени обожгло мое сердце? ЭТО БЫЛО… БОЛЬНО! Но это был пустяк… пустяк!.. по сравнением с мыслью, что ты меня бросил. Вышвырнул прочь мою жизнь ради какой-то девчонки… глупой, нелепой девчонки, которая вообще не должна была жить.
Доктор: Ты… ревнуешь? Ревнуешь к Чарли?
Бригадир: Как говорят… Нет адских мучений страшнее, чем гнев обиженной ТАРДИС.
Доктор: Ну так давай! Вперед. Называешь это подземельем? А где дыба, где хлыст, где железная дева? Сдери с меня шкуру живьем, давай, избей меня! Я знаю, что причинил тебе боль. Знаю, и я сожалею. Я доверился тебе, я надеялся, что ты сдержишь взрыв – и ты меня не подвел. Ты был моей последней надеждой. Я не ожидал, что выживу.
Бригадир: И не ожидал, что столкнешься с последствиями. Но это произойдет.
(появляется Рассилон)
Рассилон: Отличный урок, друг мой ТАРДИС. Продолжим его в другом месте. О, Доктор. Эти слезы высохнут, когда начнется твоя новая жизнь…

(Темная Башня)
Чарли: Убить Доктора? Вы шутите. Он не сделал ничего дурного!
Романа: Дело не в том, что он сделал, а в том, во что он может превратиться. Если хотя бы крохотная частица антивремени попадет в нашу реальность… Ты лучше всех знаешь, что тогда будет.
Чарли: Но разве Рассилон не может его излечить, или что там еще? Он, похоже, при желании может сделать что угодно.
Романа: Что правда, то правда. Именно его желания меня и беспокоят в данный момент…
(Лила шевелится)
Романа: Скорее… дикарка!
Лила: Почему крыша кружится? Кто эти люди? И где тот, кто касался моего разума?
Романа: Первый разумный вопрос, который ты задала за весь день.
Лила: К-9! Этот человек сломал твоего К-9!
Дядюшка Винки: Напротив, я пытаюсь его починить. Но это невероятно сложно…
Романа: Осторожно. «Прикрепляя голову робота, убедись, что…»
Дядюшка Винки: «… стрелка «А» смотрит вперед». Я знаю.
Романа: Откуда?
Дядюшка Винки: Я… я не уверен… Вот так!
К-9: Хозяин?
Дядюшка Винки: Не я! Должно быть, некоторые схемы полетели.
Чарли: Я бы не была так уверена…
Таунсенд: Позвольте? Леди Романа, так? Мы с Тепешем разведали обстановку. Боюсь, мы не нашли ни следа Рассилона.
Тепеш: Если уж на то пошло, мы вообще ничего не нашли – ни наверху, ни внизу, ни посередине.
Романа: Неудивительно. У крысы не бывает только одной норы. К-9! Как ты себя чувствуешь?
К-9: Чувства не имеют значения для этой единицы, хозяйка.
Романа: Забудь. Ты можешь найти ТАРДИС Доктора?
К-9: Сканирую окружение. Сканирование завершено. ТАРДИС не обнаружена.
Чарли: Она была здесь, неподалеку. Точно была!
Романа: Рассилон куда-то направился. Точно не на Галлифрей. Если бы он хотел, он давно отвез бы Доктора туда.
Лила: Его запах уходит в ту сторону и исчезает.
Чарли: Прости?
Лила: Охотник знает такие вещи. Он в той стороне, я уверена.
Романа: Дверь Матрицы. Еще одно зеркало. Но где?

(Перволитейная)
Бригадир: Вперед!
Доктор: Я вполне способен двигаться самостоятельно, у меня есть для этого ноги. Правда, должен признать, они немного дрожат.
Рассилон: Это антивремя.
Бригадир: Твоя слабость. Моя сила.
Доктор: Предположительно. Итак. Похоже, я не единственный грязный секрет, похороненный в твоем хранилище.
Рассилон: Это моя Перволитейная, Доктор. Мастерская, где я создал свои величайшие артефакты: мой Посох, Пояс и Венец. Статую Немезиды. Дезинтегратор…
Доктор: (присвистывает) Вот это система безопасности! Утолщенные втрое зайбаниумные щиты на каждом люке? Чтобы не впускать кого-то или не выпускать? А что ты припрятал тут, а? Фен Рассилона? Пылесос Рассилона? Запатентованная вешалка для штанов Рассилона? «Эти стрелки будут вечны!»
Бригадир: Назад, Доктор.
Рассилон: Нет, нет, нет. Там есть глазок. Он может посмотреть.
Доктор: Благодарю. Там темно. Не могу увидеть всего. Это… это что, галактика?
Рассилон: Застывшая сверхновая. Я думал, ты понял.
Доктор: Там? Она слишком велика.
Рассилон: Хранилище трансцендентально. Измирение во времени.
Доктор: Застывшая сверхновая! Вопрос: зачем?
Рассилон: Этот сосед Кастерборуса. Он развился слишком рано. Мне он был не нужен.
Доктор: И что, ты просто… удалил его?
Рассилон: Он мог начать конкурировать с нами.
Доктор: Это заняло был миллиарды лет, и то неизвестно, как бы все вышло! Уничтожить новорожденную солнечную систему – и для чего? Только потому, что великий Лорд Рассилон боялся не ужиться с Джонсами!
Рассилон: Территориальные споры – враг прогресса. Как наша империя могла расшириться, если бы все ее силы были сосредоточены на войне, снова войне, и еще одной изнуряющей войне? Я предвидел это, и я…
Доктор: О, я понял. «Убьем их, пока они не убили нас».
Рассилон: Вроде того.
Доктор: У твоей паранойи нет границ? А что тут? Что-то большое. Больше остального…
Рассилон: Иди дальше.
Доктор: О! Значит, я не должен этого видеть?

Доктор: Что ты тут прячешь?
Рассилон: Тебя это не касается. Пока.
Доктор: Скажи мне!
Рассилон: Я сказал – пока нет. ТАРДИС?
Доктор: Ладно! Ладно! Сюда?
Доктор: Я впечатлен. Запускаешь массовое производство?
Рассилон: Масштаб имеет значение. Никто не может сотворить историю в сарае в углу сада. Друг мой ТАРДИС?
Бригадир: Милорд. Иди ко мне.
Доктор: Ты можешь вот так просто вызвать ее?
Бригадир: Как щелкнуть пальцами.
Рассилон: Ты знаешь, что делать.
Бригадир: Запускаю хроно-лебедку.
(Бригадир опускает огромный рычаг. ТАРДИС поднимает клешня)
Доктор: Поставь ее! Нельзя так обращаться с моей ТАРДИС! Она хрупкая!
Бригадир: Я ТАРДИС. Был ею. Это лишь капсула, пустая оболочка. Единственное, что важно – оно здесь.
Рассилон: Но оболочка еще послужит нам. Как видишь, эта часть Перволитейной отдана под плавильню.
(открывается огромный кипящий котел)
Доктор: Плавильню?.. Я не позволю вам превратить ее в шлак!
Рассилон: Ее судьбу решаешь не ты. Давай.
Бригадир: С радостью.
Доктор: Нет! Нет!
( Цепи опускаются. ТАРДИС камнем падает в котел)
Рассилон: Видишь, Доктор? Всего лишь шлак и металлолом.
Доктор: Это был мой дом! Единственное стабильное убежище во всей вечно изменяющейся Вселенной! А вы ее уничтожили!
Бригадир: Значит, ты должен был лучше обращаться с ней – со мной!
Доктор: Вы убили ее…
Рассилон: Это всего лишь еще один шаг в ее трансформации. Трансформации, которую ты, Доктор, поможешь окончить!

(Темная Башня)
Тепеш: Зеркало, говорите? Высотой в человеческий рост и в половину его шириной?
Романа: Примерно.
Тепеш: Оно здесь.
Таунсенд: Это стена, Тепеш.
Тепеш: Оно здесь, говорю вам!
Чарли: Откуда вы знаете? Ваш вид же вроде как вообще не пользуется зеркалами.
Дядюшка Винки: Его вид? В смысле, кто плохо одевается? Носит слишком много черного?
Тепеш: Да, сказал многоцветный кошмар!
Дядюшка Винки: Это цвета Винкела. Это сочетание – зарегистрированная торговая марка.
Тепеш: Да не важно. (Чарли) Услышанные вами истории в основном правдивы, мисс Поллард. Мой вид действительно гиперчувствителен к световым лучам. Поэтому мы развили необходимую способность отражения света, примерно как способность вашей подруги-дикарки чуять кровь. Если я чувствую покалывание на коже – вот здесь, например, - значит, здесь можно найти зеркало.
Романа: К-9, проанализируй эту поверхность.
К-9: Поверхность иллюзорна.
Дядюшка Винки: Хорошая собака!
(жужжание антенн К-9)
Романа: Новая тема: «щенячья радость».
Тепеш: Благодарю вас всех за бурную благодарность.
Таунсенд: Ммм. Ну что, кто первым вызовется броситься в стену?
Лила: Мужчины всегда болтают вместо того, чтобы действовать. Воин не боится того, что нереально, и не колеблется перед лицом врага. Хаа! (ныряет сквозь стену)
Таунсенд: Исчезла! Невероятный экземпляр, не так ли?
Тепеш: Очень редкий.
Таунсенд: Редкий? Ну, да… наверное.
Чарли: Мудрый совет: в его устах «редкий» означает вид стейка. Хаа! (прыгает вперед)
Романа: К-9, оставайся здесь и прикрой нас. Не спорить! Если мы не вернемся в ближайшее время, прояви инициативу.
К-9: Хозяйка?
Романа: Новая тема… а, не важно. Вы трое! Идете?

(Перволитейная, замок реальности)

Тепеш: А! А! Я знаю это место!
Романа: Да?
Тепеш: О, да, миледи. Я бывал здесь. Это вход в мастерскую Рассилона. Его Перволитейную. Замок реальности отделяет ее от обычного пространства. Будьте осторожнее, не наступайте в пыль.
Лила: Почему?
Тепеш: Потому что вы наступите на меня.
Чарли: Сюда!
Дядюшка Винки: Еще одна дверь?
Тепеш: Значит, Рассилон сбежал через свое зеркало… он был и остался трусом.
Романа: Ну, конечно. Вот зачем Рассилону было нужно кольцо: чтобы открыть замок реальности. Смотрите, тут есть подходящее отверстие.
Лила: Мы не можем сломать дверь?
Таунсенд: Она выглядит прочной. Подождите. У замка логарифмическая комбинация. Если точнее, уравнение!
Романа: Вы думаете, что сможете его решить?
Таунсенд: Я провел в лаборатории доктора Стоун восемь месяцев – думаете, такое можно забыть? Так, посмотрим. Если х равняется у, умноженное на z в квадрате, где z – постоянная, а у – переменная… Хмм… Попробуем так, так, так и так! Нет? Так, ладно.
Регистратор: Я регистратор семь. Кардинал Рассилон доверил мне записи своих исследований. Добро пожаловать в замок реальности. Желаете пройти?
Чарли: Только не он опять. Быстрее, Таунсенд!
Таунсенд: Я пытаюсь. (защелки открываются, замок открывается) Готово!
Дядюшка Винки: Отличная работа, друг мой. Идем?
Таунсенд: Полагаю, дамы вперед.

(Перволитейная, соединяющий коридор)
(Замок реальности закрывается)

Романа: Все здесь? Хорошо.
Дядюшка Винки: И куда теперь? Мне не терпится встретиться с этим Рассилоном.
Лила: Отличный план!
Романа: Не так быстро. Преподобный Таунсенд… вы взломали код, и я хочу знать, как.
Таунсенд: Ну, знаете. Свел несколько чисел. На доске было бы быстрее, но все же…
Романа: Вы понимаете, что решили уравнение, написанное на древнем высшем галлифрейском?
Таунсенд: Древний высший… Разве это был не греческий?
Романа: Боюсь, что нет. Как вам это удалось?
Лила: Он предатель! Надо его пытать!
Чарли: Не говори глупостей. Разве не очевидно? Он смог прочитать надпись, потому что он Доктор. Таунсенд, Тепеш, дядюшка Винки – вы все Доктор.
Тепеш: Она сошла с ума. Не обращайте на нее внимания.
Чарли: Это не так! Слушайте, это произошло не в первый раз. Винки, вы починили К-9, хотя не знали, как. Таунсенд… ради всего святого, что такое бериллиевые часы? Тепеш, вы управляли Бармаглотом, словно вортизавром. И все вы говорили про число «пи». Почему?
Романа: Потому что это не их знания.
Чарли: Вот именно. Это знания Доктора.
Тепеш: А он откуда это знает? Почему Доктор один обладает такой информацией?
Чарли: Он много читает? Он был везде, делал столько всего. Его нельзя водить на вечеринки – он тут же начинает сыпать именами.
(изображая Доктора) «Распутин, говорите? Я знал самого Распутина. И царицу тоже. Обыграл ее в монетки». Как же это унизительно. Все смотрят на него, словно он сбежал откуда-то. На самом деле, обычно так и есть. Исправительный центр на Фобосе! Остров Дьявола! Замок Колдиц!
Тепеш: Более известный как Офлаг IV С.
Чарли: Вот! Видите? Как далеко он от вас во времени, за сколько световых лет? Когда ТАРДИС воссоздала вас, не знаю, почему, но некоторые воспоминания Доктора слились с вашими. Наверняка.
Дядюшка Винки: Так, получается, что я – Доктор?
Таунсенд: Я Доктор?
Тепеш: Я Доктор!
Бригадир: (В нескольких футах от них) Неужели? Значит, я доставлю себе удовольствие помучить его еще три раза в один день!
Чарли: О, нет!
Романа: Бригадир?
Чарли: Нет, это не бригадир. ТАРДИС. Злая ТАРДИС.
Бригадир: Злая, говорите? Я не злой, мисс Поллард. Всего лишь свободный.
Чарли: Ты пытался меня убить!
Бригадир: Ты стояла у меня на пути. Я хотел от тебя избавиться. Это был несчастный случай.
Чарли: Ну вот, я снова у тебя на пути. Хочешь добраться до Докторов – придется пройти мимо меня!
Лила: Речь воина. (Бригадиру) И мимо меня.
Романа: Доктора, слушайте. Доктор не в себе. Вы нужны ему больше, чем мы. Найдите его. Помогите ему. Остановите его.
Дядюшка Винки: Кто? Мы?
Романа: А кто еще?
Таунсенд: Как?
Романа: Вы же Доктора, придумайте что-нибудь! Вперед!!!
Тепеш: Прощайте, миледи.
(убегают)
Бригадир: Давайте! Бегите, Доктора, бегите! Бросайте своих друзей на муки – это в вашем стиле! (Чарли, Романе и Лиле) Итак. Три девчонки, да? Три здоровые девчонки против одной старой ТАРДИС? Ну что ж… пара хороших выстрелов уравняют наши шансы.

Лила: Берегитесь!
(Перволитейная. Кузня)
Доктор: (Бьёт по наковальне и читает стишок: Загреус в разуме сокрыт...)
Таунсенд: Вон там… у наковальни. Что он делает?
Дядюшка Винки: Это Доктор, да? Не такой уж он интересный, как нам рассказывали.
Тепеш: Бедняга. Он потерял разум.
Таунсенд: Внешность бывает обманчива. Эй? Доктор?
Доктор: Уходите!
Таунсенд: Мы – это ты. Мы здесь, чтобы помочь.
Дядюшка Винки: Мы – Доктор. Все трое.
Тепеш: Один за всех, и все за одного!
Доктор: Призраки! Иллюзии! Болотные огоньки!
Таунсенд: Мы так же реальны, как и ты.
Доктор: (не обращая на них внимания) Должен закончить… Должен продолжать… Должен закончить клинок… Загреус в разуме сокрыт. Среди умерших он царит, У изголовья он стоит… (Тепеш хватает его за руку, он прерывается) Отпусти меня!
Тепеш: Успокойся! Что ты делаешь?
Доктор: Клинок! Мой хозяин хочет, чтобы я закончил клинок!
Дядюшка Винки: У тебя нет хозяина, кроме тебя самого.
Таунсенд: Это он? Твой клинок?
Тепеш: Это кинжал!
Доктор: О, да, кинжал! Особенный кинжал! Они расплавили мою ТАРДИС ради металлолома. Но не простого металлолома! Металла, из которого состоит ТАРДИС. Валидиум, ртути, неорганические полимеры, которые уже не существуют в природе. И все они связаны, кишат антивременем.
Тепеш: О… антивременем, в самом деле?
Доктор: Особенным антивременем! Не каждый может с ним работать. На самом деле, это могу только я. Только я, потому что я… (пытается вспомнить) особое имя, особое имя… Какое оно, мое особенное имя? Хотите знать? Загреус! Огнем он выжжет небеса, которым звезды дышат. (продолжает стучать)
Дядюшка Винки: Ты не Загреус. Ты Доктор.
Таунсенд: Один из нас!
(появляется Рассилон)
Рассилон: О, нет, нет, нет. Он мой.
Тепеш: Кардинал Рассилон!
Рассилон: Я Президент Рассилон, кровопийца. Нет… ты нечто меньшее. Пустая тень. Всего лишь образ человека, ничего более. А образы так мимолетны… Загреус? Ты закончил работу?
Доктор: Милорд.
Рассилон: Ах! Какой могучий клинок. Грубо выкован, но таит такую силу. Силу и страх. Но, с другой стороны, страх и есть сила, и наоборот.
Дядюшка Винки: Мы пришли за Доктором.
Рассилон: Доктором? Доктор умер во время взрыва антивремени, человечек. Какая это была храбрая смерть! Будь я помоложе, я бы даже всплакнул.
Тепеш: Ты никого никогда не оплакивал, чудовище.
Рассилон: Так родился Загреус. Поначалу он был растерян: какое-то время он даже думал, что он Доктор. Но, благодаря моей заботе и шоку, который он испытал, когда ТАРДИС Доктора была расплавлена, эти глупые фантазии были уничтожены. Не так ли, Загреус?
Доктор: Загреус – тайный голос мой, Всему на свете он виной, Народу нашему чужой…
Рассилон: … Мой зверь, что смертью дышит!

Бригадир: Вам здесь не спрятаться, девчонки! Только один вход и один выход!
Лила: Он медлителен и уже потратил две пули. Я помню земное оружие. В них только шесть пуль, так что надо…
Романа: … заставить его потратить еще четыре.
Лила: Думаешь, я не умею считать?
Чарли: Давайте не сейчас?
Лила: Но она вечно зовет меня глупой!
Романа: На воре и шапка горит…
Лила: Вы двое будете для него мишенью…
Романа: Чудесно.
Лила: А я нападу, прежде чем он перезарядится.
Бригадир: Девчонки! Всегда девчонки! Грязное белье, разбросанное по моим полам! Слезы и обиды в моих спальнях! Многие, многие, многие часы в моих ванных!
Романа: А что такое? Я думала, ты тоже девчонка!
Бригадир: Ты!
Чарли: О, она и есть девчонка. Вот только мы моложе и красивее…
Романа: …умнее…
Чарли: …и ей не нравится конкуренция!
Бригадир: Черт!
Лила: Ты сделала свои четыре выстрела, ТАРДИС! Йаааа!
Бригадир: Мои четыре выстрела, ну да? Я искусственное существо, состоящее из сверхъестественной материи. И мой пистолет – тоже. А значит, я могу выстрелить столько раз, сколько захочу, дикарка.
Романа: Лила!!!

Рассилон: Загреус… возьми клинок и вырежи этих троих из времени.
Доктор: С удовольствием.
Дядюшка Винки: Назад! Рассилон, ты сказал «Страх – это сила». Интересная теория. А чего боишься ты?
Рассилон: Я – создатель самой линии времени. Я создаю историю. Чего мне бояться?
Таунсенд: Того же, чего и нам, милорд. Того, что преследовало нас, когда мы были живы.
Тепеш: Я увидел их первым, в темные дни перед основанием самой истории. Запертыми здесь, в твоей Перволитейной.
Таунсенд: Я увидел их вторым, вдалеке отсюда. И они отчаянно желали освободиться.
Дядюшка Винки: А я увидел их последним, в самом конце Вселенной… все еще будучи твоими пленниками, они наконец почувствовали свое превосходство. И снова его потеряли.
Тепеш: Вот что нас объединяет. Три единственных существа во всем времени и пространстве, ставшие свидетелями уникального феномена.
Таунсенд: Конечно, кроме тебя.
Дядюшка Винки: Чем бы они ни были, или будут, - они свели меня с ума. Интересно, случилось ли то же с тобой?
Рассилон: Загреус?
Доктор: Милорд.
Тепеш: Эй, эй, эй! Это и тебя касается, Доктор Загреус!
Таунсенд: Давай на секунду задумаемся. Представь себе, что миллионы лет назад жил король древней цивилизации, который открыл путешествия во времени.
Дядюшка Винки: Представь, что для того, чтобы создать единственную неизменную историю, понадобилось воспользоваться силой черной дыры.
Тепеш: Представь, что король начал править этим временем один. Его направлением, его использованием. Прошлое, настоящее и будущее принадлежали ему.
Дядюшка Винки: И вот, что интересно. Что случилось бы, если бы король не сплел свою Паутину Времени?
Таунсенд: Его империя бы рухнула – так случается всегда. Это вопрос простой эволюции. Одна раса всегда уничтожается другой, которая занимает ее место. Такое случается постоянно.
Тепеш: Но король не дал этому случиться. Око Гармонии сделало так, что ничто не будет развиваться, увядать и менять свое состояние.
Дядюшка Винки: Но что должно было случиться прежде, что должно было изменить Око? Какая раса должна была возвыситься – но не сумела?
Таунсенд: По крайней мере, пока не пришел конец Вселенной. Или ее ткань не была разорвана по случайности – например, во время неудавшегося эксперимента.
Рассилон: Откуда вы все это знаете?
Дядюшка Винки: Все просто. Мы прочли разум Доктора.
Рассилон: Вы что сделали?
Тепеш: Ну, «прочли» – это немного неискренне. Скорее «использовали».
Таунсенд: Мы были созданы – или, скорее, воссозданы, – чтобы рассказать Доктору, что мы видели. Но, похоже, внутри каждого из нас есть частица него.
Дядюшка Винки: Его опыта, его знаний, его стремлений.
Таунсенд: А когда мы встретились, все вдруг встало на место.
Доктор: Это правда, Рассилон? Ответь мне!
Рассилон: Это правда. Была раса… может, целый вид, может, класс, а может, у нас даже нет для них названия. Были ли они живыми в нашем понимании? Не знаю. Давайте называть их… это…отклонениями? Дивергентами. Их мощь… о, вы не можете ее себе даже представить! Они были способны перестраивать материю по собственному желанию. Никто не смог бы с ними справиться, никто, даже я…
Дядюшка Винки: Но они так и не восстали, да? Потому что Паутина Времени отрицала их существование.
Тепеш: Это не так?
Рассилон: Когда я вошел во Временную Воронку и отправился к концу света, там я увидел их. Таких могущественных, таких неудержимых, таких… примитивных! Я не мог позволить им существовать, создать новую Паутину Времени, которая поглотила бы мою.
Таунсенд: Что ты сделал?
Рассилон: Я поймал их в ловушку! Запер в конце времени – во временной линии, которой не было, и запер в карманной вселенной. Вот что ты видел в моем хранилище, Загреус.
Дядюшка Винки: В твоих подземельях хранится целая вселенная?
Рассилон: На самом деле, их несколько, но эта – самая важная.
Доктор: А при чем тут я, милорд? Чего вы хотите от меня?
Рассилон: Ах, мой герой! Мой Доктор, мой Загреус. Я хочу, чтобы ты сделал то, чего я не могу. Я хочу, чтобы ты убил их.
Доктор: Убить их!
Рассилон: До сегодняшнего дня у меня не было против них подходящего оружия, и я знал, что однажды они освободятся. Но ты, друг мой, ты – антивремя, их сила на тебя не действует. Ты станешь моим убийцей, ведь только ты можешь их уничтожить.
Доктор: Сколько их?
Рассилон: Миллиарды миллиардов. Ты, как хирург, вырежешь их из времени, одного за другим, с помощью своего ножа.
Доктор: А если я откажусь?
Рассилон: Не откажешься. Ты мое создание. Ты знаешь, сколько законов времени мне пришлось нарушить, чтобы создать тебя? Когда Доктор материализовал свою ТАРДИС вокруг массы антивремени, я сомневался, что он выживет без моего вмешательства, моей помощи. Я посетил его за мгновения до взрыва и не смог отговорить. Это было честно!
Тепеш: Честно! Ты все подстроил!
Доктор: Они правы. Ты использовал природу Доктора, чтобы свершить свою вендетту против Дивергентов.
Таунсенд: Должен был быть другой способ!
Дядюшка Винки: И почему ты вообще их так боишься? Загреус назвал это вендеттой, и он прав – это личное, не так ли?
Тепеш: Запри осу в банке – и увидишь, какой злой она будет, когда выберется.
Таунсенд: И злость ее будет направлена на тебя! Дивергенты идут за тобой, Рассилон – лично за тобой! Вот оно что! Вот чего ты боишься!
Доктор: Я не стану ради тебя убивать, Рассилон. Не стану, потому что… потому что я Доктор!
Тепеш: Наконец-то он понял!
Рассилон: Эти создания повлияли на тебя, Загреус. Они забили тебе голову дурными мыслями, Которым место в прошлом. Но… вы забыли, что у меня есть клинок?
Дядюшка Винки: Берегись!
Таунсенд: Это… смерть?
Дядюшка Винки: Отдай его, чудовище! Дай сюда!
Рассилон: С радостью.
Дядюшка Винки: «Взы-взы – стрижает меч?»
Тепеш: Я не могу сопротивляться тебе, Рассилон. Никогда не мог.
Рассилон: Тогда и не пробуй.
Тепеш: Помни, Доктор… где есть жизнь, там есть…
Доктор: Прошу… хватит…
Рассилон: Поднимись с колен, создание! Кто ты?
Доктор: Доктор.
Рассилон: Кто ты?
Доктор: Загреус.

Лила: Я все еще могу вырвать тебе сердце другой рукой…
Бригадир: Сердце? У меня его нет, дикарка. А теперь будь добра, истеки кровью молча. Мисс Поллард, если вы сохранили свой врожденный здравый смысл, не пытайтесь убежать.
Чарли: Это называется верностью.
Бригадир: К кому? К раненому зверю? Меня всегда забавляло, что, несмотря на присутствие К-9, домашней зверушкой Доктора оставалась Лила.
Романа: Батюшки, ТАРДИС, откуда такая смелость?
Бригадир: Вы тоже покинули свое укрытие, Мадам Президент? Я ждал от тебя большего! Ну что ж, девочки, если вам так не терпится умереть – лучше закройте глаза, пока я не пустил между ними пулю.
Романа: Не терпится умереть? Ты же знаешь, что я не такая.
Бригадир: И что, ты надеялась пересилить меня?
Романа: Зачем же так напрягаться. Я только хотела подобраться поближе, чтобы использовать… это!
Чарли: Что это такое?
Романа: Трансдукционный излучатель. Не использовала его много лет. Я захватила его с собой, подумала, что он может пригодиться. Так, посмотрим… ах, да…
Романа: Далеко его переместить не получится. Но как насчет… да, над тиглем?
Чарли: Отличная идея!
Бригадир: Отпусти меня, Романа! Я не буду ничьей игрушкой! Я – своя собственная ТАРДИС!
Романа: Тогда давай посмотрим, как ты поспоришь с гравитацией!
Бригадир: Нееееееееееееееет!
Чарли: Чудовищная смерть.
Романа: Это была машина. Она ничего не чувствует.
Чарли: Мне кажется, чувствует. В том-то и беда. Присмотри за Лилой. Я иду за Доктором.
Романа: Чарли!
Лила: Рана смертельна. Скажи Доктору, что я храбро сражалась.
Романа: Прекрати молоть чепуху. Пуля тебя едва задела.
Лила: Ты уверена?
Романа: Вполне.
Лила: Ну так чего мы ждем? Расскажешь об этом Доктору – и я выдавлю тебе глаза.
Романа: Ни слова, «храбрая охотница». Ни слова…

Чарли: Доктор? Доктор? Где ты… Доктор! О, Доктор, я не думала, что снова тебя увижу…
Доктор: Я не думал, что вы этого захотите, мисс Поллард.
Чарли: О, нет. Опять ты. Только не это.
Доктор: Ты скучала по мне? Твое маленькое человеческое сердечко вздрагивало каждую секунду? В темный час перед рассветом тебя преследовали мрачные мысли обо мне? Поддайся им, Шарлотта. Поддайся мне. Ты же хочешь.
Чарли: Назад, ты… ты чудовище!
Доктор: Я чудовище? Чудовище? Я то, что чудовища видят в своих кошмарах! Чарли, помоги мне.
Чарли: Доктор?
Доктор: Я не могу его контролировать. Больше не могу. Каждый раз, как он меня захватывает, я словно тону. Ухожу с головой под воду в последний раз.
Чарли: Что мне делать?
Доктор: Ты должна… должна…
Рассилон: Полагаю, он хочет, чтобы вы его убили, мисс Поллард.
Чарли: Убить тебя?.. Нет!
Рассилон: Наш дорогой Загреус согласился быть моим штатным палачом, Великим Инквизитором. Я вижу эту картину: «Являешься ли ты или являлся ли когда-либо Дивергентом»? Возьмите клинок, мисс Поллард. Давайте. Вы, кажется, уже играли эту сцену, не так ли?
Доктор: Убей меня.
Чарли: Я не могу.
Доктор: Убей меня.
Чарли: Я люблю тебя.
Доктор: Убей меня.
Чарли: Ты не стал бы меня просить, если бы…
Доктор: Убей меня.
Чарли: Если бы любил меня.
Доктор: Убей меня.
(Врываются Лила и Романа)
Романа: Доктор?
Лила: Чарли?
Чарли: На станции времени ты сказал, что любишь меня.
Доктор: Убей меня.
Романа: Что происходит?
Рассилон: Мадам Президент! Насладитесь представлением. Оно скоро закончится.
Чарли: Ты говорил неправду, да?
Доктор: Убей меня.
Лила: Не слушай его!
Рассилон: Не послушает.
Чарли: Это была просто твоя обычная болтовня.
Доктор: Убей меня.
Рассилон: Она этого не сделает…
Чарли: Я думала, что ты самый храбрый человек из всех, кого я знала.
Доктор: Убей меня.
Рассилон: Положи нож, девчонка!
Чарли: Но это не так.
Доктор: Убей меня.
Рассилон: Положи его!!!
Чарли: Это я. Я тут самая храбрая.
Доктор: Убей меня.
Лила: Не надо, Чарли!
Романа: Чарли, нет!
Рассилон: Нет! Нет!!!
Чарли: Прощай, Доктор.
Доктор: Прощай, Чарли. Спасибо.
Рассилон: Что ты наделала, девчонка?
Романа: Что ты наделала?!
Чарли: Прости. Мне так жаль. Так жаль.

(В разуме Доктора)

Седьмой Доктор: Браво! Браво, друг мой!
Пятый Доктор: Очень хорошо.
Шестой Доктор: Недурно. Немного утомительно, наверное. Но, по крайней мере, ты ушел лучше меня. Удар по голове, честное слово…
Седьмой Доктор: Это все же было более достойно, чем то, что мне пришлось пережить. Я ведь вообще такого не ждал.
Восьмой Доктор: Где я? О! О, да, я понимаю. Значит, это все?
Шестой Доктор: Для тебя – да, приятель. Последний занавес. Крики «Автора! Автора!» и все такое. Но на сцену уже никто не вернется.
Седьмой Доктор: Свет в зале. Публика расходится. Конец.
Пятый Доктор: И, боюсь, мы не были готовы к этому мгновению…
Шестой Доктор: Что скажут критики? Излишне драматично…
Пятый Доктор: …затянуто…
Седьмой Доктор: …и заезжено. И, все же, главная актриса спасла спектакль.
Шестой Доктор: Едва-едва! Не думаю, что кто-нибудь из моих сделал бы такое…
Пятый Доктор: Что, даже Пери?
Шестой Доктор: Мм.
Седьмой Доктор: Даже Мел?
Шестой Доктор: О, она пыталась это сделать с помощью морковного сока. И у нее почти получилось.
Восьмой Доктор: И что теперь?
Пятый Доктор: Ты регенерируешь. Вспышка света. Комета, пересекающая продолговатый мозг…
Седьмой Доктор: И новая звезда!
Шестой Доктор: В любое мгновение…
Пятый Доктор: Недолго осталось.
Шестой Доктор: Удивительно, как это чудо повторяется каждый раз.
Восьмой Доктор: Мне кажется, или становится темнее?
Пятый Доктор: Ну, раз уж ты заметил…
Шестой Доктор: Батюшки. Значит, ты это сделал? Окончательно и бесповоротно.
Седьмой Доктор: Ну, рано или поздно это должно было случиться.
Восьмой Доктор: Нет! Нет, мое время не пришло! Мне еще столько нужно сделать!
Седьмой Доктор: Я говорил то же самое.
Шестой Доктор: Я не слетал в Блэкпул.
Пятый Доктор: Я не увидел, как Англия победила в Ashes.
Седьмой Доктор: Уже совсем темно стало, да?
Пятый Доктор: Интересно.
Шестой Доктор: Твоя Чарли ничего не делает вполсилы, да?
Восьмой Доктор: Нет, это я. Я! Думаю, из-за антивремени и того, как Чарли меня ненавидела, я… я хотел этого.
Пятый Доктор: Хотел?..
Восьмой Доктор: Всего на пару секунд.
Седьмой Доктор: И этого было достаточно.
Шестой Доктор: Ты опустил руки. Ты сдался. Что бы мы ни делали…
Пятый/Шестой/Седьмой Доктор: Мы никогда, ни за что не сдаемся!
Восьмой Доктор: Вы исчезаете!
Пятый Доктор: Прощай, дружище.
Шестой Доктор: À bientôt.
Седьмой Доктор: Прощай.
Восьмой Доктор: Нет! Не уходите! Я не хочу оставаться один! Я не один. Вот оно что. Я не один! Вы трое! Стойте!
Шестой Доктор: Немного поздновато возвращать жажду жизни, не так ли?
Восьмой Доктор: Нет. Не правда. Слушайте. Когда тень Загреуса пала на меня, когда вы были мне нужны…
Седьмой Доктор: Как поэтично…
Восьмой Доктор: …вас не было! Никого из вас! Что же изменилось? Клинок! Клинок! Вы не понимаете? Рассилон убил вас всех! А когда Чарли вонзила клинок между моих сердец, вы ко мне вернулись! Значит, это из-за него. Должно быть, он высосал фрагменты моего разума из Таунсенда, Тепеша и Винкела. Вот как вы вернулись!
Седьмой Доктор: Это ничего не меняет.
Восьмой Доктор: Это меняет все! Я снова могу думать! Снова хочу жить!
Пятый Доктор: Но мгновение прошло. Ты не регенерировал. Ты, я, все мы – мы наконец окончательно мертвы.
Восьмой Доктор: Не обязательно!
Шестой Доктор: Сообщение не дошло! Волшебства не случилось! У тебя нет замены!
Восьмой Доктор: О, нет, есть.
Седьмой Доктор: Мы думаем то, что думаем?
Пятый Доктор: Так и есть.
Шестой Доктор: Загреус?
Восьмой Доктор: Загреус – не личность. Он нереален! Загреус – это сила. Сила, способная отменить само время. Если я использую эту силу…
Седьмой Доктор: Использовав эту силу, ты станешь Загреусом.
Шестой Доктор: Cogito, ergo sum. Я мыслю, следовательно… ну и так далее.
Пятый Доктор: Но Загреус опасен!
Восьмой Доктор: Опасно антивремя, но Загреус не его слуга – он его господин. Сила принадлежит мне, но клинок – Рассилону. Я должен остановить его, не дать использовать клинок. Я должен вернуться. Я должен стать Загреусом.
Шестой Доктор: Что, навсегда?
Седьмой Доктор: Ты знаешь, что это значит?
Восьмой Доктор: Да. Так что, эм…
Пятый Доктор: Наверное, стоит взяться за руки, для символичности.
Восьмой Доктор: Отличная идея! Готовы?
Пятый Доктор: Готовы. Я Загреус!
Шестой Доктор: Я Загреус!
Седьмой Доктор: Я Загреус!

(Перволитейная Рассилона; Кузня)

Доктор: Я Загреус!
Лила: Доктор жив?
Романа: Нет, нет, он мертв.
Рассилон: Друг мой. Ты готов начать?
Доктор: Начать что, милорд?
Рассилон: Ну как же, великое задание, ради которого ты был создан! Уничтожение Дивергентов!
Доктор: Зачем? Зачем мне это делать?
Рассилон: Затем, что они не похожи на нас! Потому что они уничтожат все, над чем я работал: мое Око Гармонии, мой Галлифрей, мою Вселенную. Вечность, построенную мной.
Доктор: Все, что не будет развиваться, увядать и менять свое состояние? Это так?
Рассилон: Да! Перемены! Ненавистные перемены! Отклонения – выскочки. Ты позволишь всему этому погибнуть? Этой великой цивилизации? Этому миру? Планете Земля? Ведь ты так любишь планету Земля! Ты согласен смотреть, как она вскипает и умирает, раздираемая бездушными руками этой расы?
Доктор: Земля?
Рассилон: Земля! О, я видел Землю глазами Доктора во время его путешествий. Библиотека Александрии. Красный форт в Дели. Золотые Врата.
Доктор: Я…
Романа: Не слушай его, Загреус! Александрия сгорела. Красный форт разрушен. Венеция утонула в волнах. И мы все знаем, что случилось в Сан-Франциско. Это история. Это жизнь. Такая она есть. Не тебе писать временную линию!
Рассилон: Твой долг лежит перед миром, перед реальностью!
Романа: Нет! Наш долг лежит перед неизбежностью событий. Иногда ничего не делать труднее всего. Наблюдать за тем, как все, что ты любишь, увядает, разрушается и умирает. Но если история решит, что наше время вышло, если эволюция потребует, чтобы мы все вымерли – да будет так. Ты можешь сражаться с будущим, и пусть победит сильнейшая реальность – но нельзя подтасовывать результаты!
Рассилон: Видишь? Видишь? Я не могу доверить наследие своим детям. Нить времени нужно контролировать, Загреус. Я наделил тебя этой силой. Смело используй ее. Держи историю мертвой хваткой. Контролируй ее. Путь лучше это будешь ты, чем помешанный на собственной славе и выгоде злодей.
Доктор: Да… да, я понимаю. Ты прав.
Рассилон: Лучший кандидат – тот, кто не вызывается. Это ты, друг мой. Возьми клинок. Почувствуй его мощь. Она твоя. Вся! Почувствуй, как Венеция поднимается из воды. Знай, что мудрость Александрии тебе доступна. Узнай, что значит быть богом.
Доктор: Богом? Богом, говоришь? Да… да, наверное, так и есть. Я могу предотвратить катастрофы. Сделать так, чтобы никто не умирал молодым. Я могу лечить больных одним прикосновением. Так и есть! Я бог!
Рассилон: Да!
Доктор: Я Загреус!
Рассилон: Да!!!
Доктор: Я… твоя марионетка. Хочешь дергать за ниточки?
Рассилон: А? Нет, нет… все не так!
Доктор: Все именно так! Но я не стану ничьей марионеткой… и я не стану танцевать под дудку старика, не способного признать, что его время вышло!
Рассилон: Нет! Нет!
Доктор: Идем со мной!
Чарли: Мы должны ему помочь!
Романа: Жребий брошен. Мы больше ничем не сможем помочь.
Чарли: О чем ты? Мы не можем просто…
Романа: Лила, держи ее!
Чарли: Уф! Убери руки!
Лила: Это битва Доктора.
Чарли: Доктор!!!

Рассилон: Куда ты меня тащишь? От-Отпусти меня!
Доктор: Догадайтесь… милорд.
Рассилон: Нет! Только не туда! Куда угодно, только не туда!
Доктор: У нас вечеринка, Рассилон. И угадай, кого я пригласил? Слышишь, они уже стучат в дверь! Мне открыть ее и впустить их?
Рассилон: Ты глупец! Ты не можешь открыть хранилище – даже я не могу!
Доктор: Но я могу, ведь у меня есть кинжал и власть. Я Загреус!
Рассилон: Ты этого не сделаешь!
Доктор: Неужели? Не сделаю? ЕЩЕ КАК СДЕЛАЮ!
(Доктор рассекает реальность)
Доктор: Они здесь.
Рассилон: Прошу! Умоляю!
Доктор: Они пришли за вами, милорд.
Рассилон: Не делай этого!
Доктор: Присоединяйтесь к ним в дивергентной вселенной.
(Доктор швыряет Рассилона в дивергентную вселенную)
Рассилон: Нет! Нет! Нееееееееееееееееееееееееееет…
Доктор: Нет. Сейчас не ваше время. Назад. Назад! Назад, я сказал!
Чарли: Доктор! Доктор, мы в безопасности? Все кончено?
Доктор: О, нет, Чарли. Это никогда… никогда не…
Чарли: Он потерял сознание! Ну, давайте, помогите мне!
Лила: Мы не можем.
Романа: Его больше нет, Чарли.
Чарли: Больше нет? Но этого не может быть! Это же Доктор, с ним так не бывает! Он не может просто… просто…
Лила: Посмотри на его лицо. Из него ушла жизнь. Остался только…
Доктор: Загреус.
Доктор: Испугались, мисс Поллард? Испугались старого доброго меня? Зачем бояться? «Загреус в разуме сокрыт. / Среди умерших он царит, / У изголовья он стоит: / Заснешь – и станешь пищей».
Чарли: Сзади…
Бригадир: Кхем.
Доктор: Что еще? Я еще даже космос не разорвал…
Бригадир: Держите его! Давайте, мне некогда ждать!
Чарли: Ты же умер!
Бригадир: Да, я упал в тигель. А потом собрал свои фрагменты, восстановился – и вот он я. А теперь, поглотив стрижающий меч… (Клинок исчезает.) Я абсолютно свободен от энергии Загреуса.
Доктор: Убью вас всех! Убью! Покалечу! Порву!
Бригадир: В отличие от него. Дружище, помолчи секунду. Мисс Поллард, у меня в левом кармане есть пузырек…
Чарли: Эм… да! С этикеткой «Выпей меня?»
Бригадир: Он самый. Лила, зажми ему нос. Мисс Поллард?
Чарли: Да, точно!
Доктор: Убью! Покалечу! Мфф!
Бригадир: Должно сработать.
Чарли: Что это?
Бригадир: Посмотрите еще раз.
Чарли: Он превращается в… книгу? Рассказы об Алисе Льюиса Кэрролла? «Приключения Алисы в Стране Чудес» и «Алиса в Зазеркалье»?
Бригадир: Смотрите еще раз, мисс Поллард.
Чарли: Что это? Какая-то клякса?
Бригадир: Все страньше и страньше, а?
Романа: Это нулевая материя!
Бригадир: Так точно, Мадам Президент. Фрагмент светящегося шара нулевой материи из самого сердца ТАРДИС. Моего сердца. Я пытался скормить ему это весь день. Он все это время помогал угомонить хаос Загреуса у него в голове.
Чарли: Почему «Алиса»?
Бригадир: Нулевая материя помогает сосредоточить разум. Поэтому она приняла вид самой большой чепухи, которая нашлась в библиотеке ТАРДИС.
Чарли: «Алиса»?
Бригадир: Забрасывал его всякого рода бреднями. Части его разума, зараженной антивременем, это, разумеется, совсем не понравилось – и как только зараженная часть моего разума это поняла, она ее выбросила.
Чарли: В Мертвую Зону! Бармаглот!
Романа: Большей чепухи я не слышала за все свои жизни.
Бригадир/Чарли: Вот именно!
Лила: Чего тут удивительного? Вы все время говорите непонятные вещи.
Доктор: Мфф! Полный бред, Лила! И по-другому быть не могло. Мм, а это вкусно. Есть еще?

(Консольная комната)
Чарли: (входя в ТАРДИС) Ох. О, Доктор, она…
Доктор: Как новенькая! Сюда словно снова вернулся свет, да?
Чарли: А Бригадир… или кем или чем он был?
Доктор: А, призрак вернулся в машину. Он везде. Больше уже не появится. Некоторые говорили, что видели серую даму в машинном отсеке. Интересно…
Чарли: Ну что.
Доктор: Хмм.
Чарли: Давай, скажи.
Доктор: Что сказать?
Чарли: Доктор…
Доктор: Ты спасла меня, Чарли. Когда я думал, что все потеряно, ты оставалась на моей стороне.
Чарли: Я всегда на твоей стороне. Доктор, все, что мы друг другу сказали… на временной станции, в Перволитейной… ну, нам нужно время, чтобы все утряслось, да? Так что давай сделаем это.
Доктор: Сделаем что?..
Чарли: Улетим.
Доктор: О.
Чарли: Закроем двери, потянем рычаг – и в путь. Навстречу еще одному невероятному приключению. Может быть, оно будет лучше всех прежних.
Доктор: Улететь?
Чарли: Улететь!
Доктор: Чарли, нам некуда больше лететь.
Чарли: Не говори глупостей! Есть Флорана. И Кассиопея – ты же вечно твердил про Кассиопею! О, а еще фестиваль на Юпитере… Лемурия… Висячие сады Вавилона… пляж в Блэкпуле…
Доктор: Я хотел сказать, что ничего не осталось для нас. Чарли? Чарли? Скажи что-нибудь!
Чарли: Ты меня бросаешь?
Доктор: Я имею в виду… я имею в виду, что места, в которых мы были, люди, которых мы встречали… ну, мы же будем это помнить, правда?
Чарли: Это так! Ты меня бросаешь!
Доктор: Чарли, Чарли, Чарли… я не хочу этого, я не хочу расставаться с тобой. Мы так выросли с момента нашей встречи, мы оба изменились. С тобой я улыбался чаще… чаще, чем с…
Чарли: Ой, дай догадаюсь… Максом Миллером? Литтл Тичем? Великим вождем Сидящим Быком?
Доктор: Нет, нет. Джеронимо был веселым…
Чарли: ДА ЗАТКНИСЬ ТЫ! (изображает его) «Джеронимо был веселым», «О, моя дорогая царица, покидаем монетки?», «Нам некуда больше лететь, Чарли», «Дело не в тебе, а во мне, Чарли», «Дело во МНЕ, Чарли» Ты не тот, с кем я встретилась. Ты не тот, кого я… Кто ты такой?
Доктор: Я изменился. Он все еще во мне.
Чарли: Загреус? Это твое оправдание?
Доктор: Оправдание?.. Это самая разрушительна сила во Вселенной, а ты называешь это оправданием? Я должен оставить все позади, Чарли. Мне нет места в этой Вселенной… больше нет. Я уничтожу все, что когда-либо любил. Включая тебя.
Чарли: Ты уничтожаешь меня прямо сейчас!
Доктор: Я не могу здесь оставаться. Я отправляюсь в дивергентную вселенную, постараюсь заключить с ними мир, если это будет в моих силах. Твое место здесь, в этой реальности.
Чарли: Нет для меня здесь места. Ты забыл? Я должна была умереть!
Доктор: Романа найдет для тебя место. Я не могу доверять себе, когда ты рядом. Неужели ты не понимаешь? Я не могу доверять Загреусу.
Чарли: И поэтому тебе нужна я.
Доктор: Поэтому ты должна уйти.
Чарли: Я никуда не уйду. Ни за что!
Доктор: Ради всего святого, девчонка, уходи! Чарли. Чарли, я не хотел. Это все антивремя… неужели ты не понимаешь? Его нельзя исцелить…
Чарли: Разбитое сердце – тоже. Двери.
(Двери ТАРДИС открываются, она выходит)
Доктор: Чарли! Чарли! Только не так. После всего, что мы прошли. Прошу тебя! Прощай, Эдвардианская искательница приключений. Будь потрясающей. Я знаю, что будешь.
Романа: Жестокая доброта, да? О, Доктор. Ты так и не понял.
Доктор: Чего ты хочешь?
Романа: Вы с ней так похожи. Вы оба заражены своего рода чумой: оба живы после смерти. Может, тебе лучше взять ее с собой?
Доктор: Зачем? Чтобы тебе было удобнее? Не хочешь нарушать законы Рассилона? Парадокс Чарли разрешен. Верни ее в Кардингтон, пусть притворится, что опоздала на дирижабль. А затем… что ж, мир ей открыт. Повезло.
Романа: Если ты так хочешь.
Доктор: Это мой выбор. Моя последняя просьба в этой Вселенной.
Романа: Значит, ты все решил?
Доктор: А ты сомневалась?
Романа: Я знала, что ты поступишь правильно.
Доктор: Старый Добрый Доктор. Умница Доктор. Да, я поступлю правильно. Не надо вызывать тяжелую артиллерию.
Романа: Если ты когда-нибудь попытаешься вернуться…
Доктор: Не попытаюсь.
Романа: Если ты когда-нибудь попытаешься в…
Доктор: Не попытаюсь! Зачем мне возвращаться туда, где все чертовы герои моей юности так меня разочаровывают? Омега – безумец, с потрохами проданный своими сверстниками. Морбиус – повелитель времени высшего ранга, предавший свое наследие. Боруса – мой старый друг, учитель и наставник, и он хочет лишь бессмертия. А теперь и Рассилон – о, Рассилон, отец нашего общества, деспот-фанатик, до такой степени поглощенный самолюбием, что приговаривает к смерти будущее. Кто следующий? Вы, мадам Президент? Вот что с вами делает запах власти на этой жалкой планете. Наслаждайся своим моральным разложением, Романа. Я больше никогда не хочу видеть Галлифрей.
Романа: Ты слишком резок, Доктор.
Доктор: Неужели? Давным-давно повелители времени отправили меня в ссылку. На этот раз я сам себя изгоняю!

(Перволитейная, коридор)

Лила: Ты плачешь, Шарлотта Поллард.
Чарли: Нет.
Лила: Не снаружи. В моем племени за всех горюет шаман. Лучше так, чем позволить врагам видеть слезы в глазах воинов.
Чарли: Не плачу я, ясно?
Лила: Тогда позволь мне поплакать за тебя.
Чарли: Нет. Просто… это он.
Лила: Доктор? Он никогда не меняется. Он слушает, но не слышит.
Чарли: В нем теперь столько грусти. Я бы могла освободить его от нее. Я знаю, что мне это по силам. Иногда он ведет себя так, будто не хочет ничего чувствовать. Но не чувствовать – все равно что не есть. И я не позволю ему истязать себя.
Лила: Грусть – странный враг. Иногда ты побеждаешь, иногда она побеждает тебя. Он улетает?
Чарли: Да.
Лила: Тогда ты должна сделать выбор.
Чарли: Сделать выбор легко. Уйти – трудно.

(ТАРДИС)

Романа: Значит, все. Если ты улетишь – это конец. Больше не будет Земли. Не будет далеков и киберлюдей. Там не будет ничего знакомого, и ты никогда, никогда не сможешь вернуться.
Доктор: Потому что в этой вселенной энергия Загреуса усмирена. Подчинена.
Романа: Если ты когда-нибудь попытаешься вернуться в нашу Вселенную – если это вообще будет возможно – все время будет уничтожено.
Доктор: Ты же нашла выход из карманной вселенной.
Романа: Это другой случай. Со мной не было силы, способной стереть прошлое, настоящее и будущее. Если ты попытаешься, мы тебя остановим.
Доктор: Знаю. Назад дороги нет. Но, все же, вселенная, в которой нет повелителей времени – это что-то новенькое. Ни глупых правил, ни идиотских ограничений…
Романа: …ни путешествий во времени. Ты говорил, что вся цель повелителей времени в том, чтобы путешествовать по времени. Ты словно лишишься одного из своих чувств, Доктор.
Доктор: Ни чувств, ни ощущений – так бывает.
Романа: Нам будет тебя не хватать, Доктор.
Доктор: Переживете.
Романа: Это новая вселенная совсем молодая, и я хочу, чтобы ты присмотрел за ней. Ради меня. Пока…
Доктор: Вечно. Передай Лиле привет. И дай Чарли шанс. Прощай, Романа.
Романа: Прощай, Доктор. Я бы хотела…
Доктор: Я тоже.

Лила: Вот и все? Он улетел?
К-9: Хозяйка?
Романа: Я знаю, К-9. Знаю. Он улетел. И я не знаю, как мы будем без него жить.
Лила: Куда бы ты ни отправился, везде можно услышать истории о Докторе. Далеко-далеко есть галактики, где дети спят спокойнее, потому что знают, что Доктор отгоняет демонов. А демоны не находят себе покоя, зная, что их враг не дремлет. Пока эти истории на устах, он здесь.
Романа: Что ж, увидим. А теперь… Эм, ты не видела мисс Поллард?
Лила: Она сделала выбор. Ты не знала, что у ТАРДИС есть черный ход?
Романа: Черный ход?.. Нет, не знала.
Лила: Так что, ты все еще считаешь меня глупой?
Романа: Лила, после всего, что сегодня случилось… я думаю, что это будет началом прекрасной дружбы. А ты?

(Консольная комната)

Доктор: Ну что ж, вот и все. Только ты и я. Ты, я и наше величайшее приключение. Я знаю, ты чувствуешь себя странно, словно рыба на суше… но это пройдет. И кто знает, что мы увидим? Кого мы встретим? Только ты и я, как это было всегда. Забавно, да? Наш огромный корабль? Полный воспоминаний… (Слышится фраза Третьего: «Похоже, что-то изменило твою память») Полный призраков… (Пятый, Шестой и Седьмой Доктора повторяют: «Призраков»)
Пятый Доктор: Надо его поздравить. Он неплохо справился.
Шестой Доктор: Наверное. Хотя, полагаю, я сделал бы все по-другому…
Седьмой Доктор: Ну, тебе никогда нельзя было угодить, ведь так? Прощай, Доктор.
Шестой Доктор: Да, удачи.
Пятый Доктор: Ты молодец. Высший класс, и все такое…
Доктор: Итак. Давай-ка поставим мистера Кэрролла обратно на полку. Хмм… Камю, Чапек, Капоте… «Энциклопедия птиц Британии»? Какой тут беспорядок на полках! «Живешь только дважды», «Можно ли её простить?», «Волшебник страны Оз»… О! Снова эта книга! (листает страницы) Да, та самая обложка. Когда я в последний раз ее читал? И, кажется, меня прервали. Не помню. Ну ладно… «Летом 1816 года мы приехали в Швейцарию и поселились по соседству с лордом Байроном. Поначалу мы с удовольствием проводили время на берегу озера, но лето оказалось холодным, и дождь на долгие дни запирал нас в доме. Нам в руки попало несколько книг со страшными историями. «Мы все напишем по одной истории», - сказал Байрон…»
Чарли: Тсс! Не говори ему, ТАРДИС. Пока. Я? Я… просто забыла тут кое-что, вот и все. Это важно? Важно только одно: теперь здесь только ты и я. Ты, я и он. Навсегда… Навечно.

Перевод: Sexy Thing, адаптация: Free Time