Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4

Часть 1


Экселсиор: Добрый народ Бортресойе. Мой народ, любимый народ. С тяжёлым сердцем говорю я вам о том, что так важно для всех нас. Как вы знаете, слишком долго тёмная туча нависала над безопасностью и спокойствием в нашем королевстве. Туча, что стала всё более угрожающей, и которую, боюсь, невозможно убрать мирным... стоп! Стоп, стоп.
Восс: Леди Экселсиор недовольна текстом? Ещё не поздно внести последние исправления. Это слово поменять, те переставить местами. Только скажите – будет сделано.
Экселсиор: Текст в порядке, министр Восс. Не поэзия, но вполне подходит к случаю. А вот мой макияж – совершенная катастрофа! Где мой гримёр? Я хочу, чтобы он немедленно был здесь!
Восс: Позвольте сказать вам, моя госпожа, вы выглядите сиятельно. Спросите моего достопочтенного друга, Министра Мира. Вам не кажется, что Леди Экселсиор выглядит сегодня особенно блистательно?
Тралфиниал: Воистину так. Мой достопочтенный друг Министр Войны говорит правду.
Экселсиор: Не льстите мне, Министр Тралфиниал. И вы тоже, Министр Восс. Вы политики, а не косметологи. Так где там мой гримёр?
Гримёр: Я здесь, моя госпожа.
Экселсиор: Ну так займись делом, дурак. Ты же видишь, что тут надо сделать.
Гримёр: Не вижу, моя госпожа.
Экселсиор: Парик немного съехал набок. Кожу на подбородке надо снова подтянуть. Один-два надреза, и будь осторожнее. Я не хочу, чтобы он разошёлся посреди трансляции.
Гримёр: Разумеется, моя госпожа.
Тралфиниал: (шёпотом) Поговори с ней, Восс. Объясни.
Восс: (шёпотом) Да, да, я знаю. (громко) Эм, моя госпожа, нашим людям стоит как можно лучше объяснить, перед какой ужасной опасностью они стоят. Ужасной и неизбежной опасностью.
Экселсиор: Я знаю, Министр Восс.
Восс: Они захотят подготовиться, проститься с близкими.
Экселсиор: Вы говорите так, словно грядёт конец света, Министр. Мы сражаемся в войне, которая не проиграна, и в которой мы ещё можем победить. Вы же в это верите, не так ли?
Восс: Разумеется.
Экселсиор: Было бы прискорбно, потеряй вы веру прямо накануне нашей победы.
Восс: Этого ни за что не случится. Потери мной веры, я имею в виду. Как и нашего поражения в войне. Конечно же мы победим.
Экселсиор: Отлично. Я рада это слышать. Ай! Что ты творишь, идиот? Хочешь задушить меня моим собственным лицом?
Гримёр: Простите, моя госпожа.
Тралфиниал: Мой достопочтенный друг Министр Войны хочет сказать, что тем, у кого есть убежища, надо дать последний шанс укрыться в них, пока не стало слишком поздно.
Восс: А уже скоро может стать слишком поздно.
Тралфиниал: Эти люди ждут от вас совета и защиты, моя госпожа.
Восс: Вам нужно показать им, что вы в безопасности, что власть в ваших руках.
Тралфиниал: Что вы не покинули их.
Экселсиор: О, поосторожнее выбирайте слова, Министр Тралфиниал. Я бы никогда не покинула свой народ, вы это знаете. Они это знают.
Тралфиниал: Они не знают, что их правительство сидит в защищённом бункере глубоко под землёй.
Экселсиор: И не узнают, если конечно кто-нибудь не ценящий свою жизнь не расскажет им.
Восс: Это точно буду не я, моя госпожа.
Экселсиор: А как насчёт вас, мой Министр Мира?
Тралфиниал: Когда война закончится, людям понадобится кто-то, кто поведёт их за собой. Кто-то, кому они могут верить.
Восс: Мой достопочтенный друг говорит, конечно же, о вас, моя госпожа. Нам надо продолжить трансляцию.
Экселсиор: Ох, хорошо. Но меня беспокоит, что я предстану не в наилучшем виде. В конце концов, высокие стандарты надо поддерживать. Небрежность и недисциплинированность нельзя терпеть.
Тралфиниал: Учитывая обстоятельства, уверен, наш народ поймёт.
Восс: Скажите, когда будете готовы, моя госпожа.
Экселсиор: Давайте уже, Министр Восс, пока я не передумала.
Восс: Повторить фанфары.
Экселсиор: Добрый народ Бортресойе. Мой народ, любимый народ. С тяжёлым сердцем говорю я вам о том, что так важно для всех нас. Как вы знаете, слишком долго тёмная туча нависала над безопасностью и спокойствием в нашем королевстве. Туча, что представляет всё большую угрозу, и которую, боюсь, невозможно убрать мирным путём. Даже сейчас, пока я говорю с вами, враги готовят атаку, угрожающую нашему будущему. У меня, следовательно, не остаётся выбора кроме как разрешить использование соответствующей силы, способной отвадить от наших границ всех, кто на них посягает. Я делаю это во имя Бортресойе. Как и в любом конфликте, будут жертвы. Мы должны быть готовы к этому. Это – природа войны. Но после войны будет мир, и я буду с вами и поведу вас в новое светлое будущее! Мой народ, все надежды и чаяния Экселсиор с вами.

Восс: Ваши слова дадут им сил, моя госпожа.
Экселсиор: Наплевать на слова, дурак. Мой подбородок разошёлся. Пусть этого идиота-гримёра казнят.
Гримёр: Нет, госпожа. Прошу.
Экселсиор: И оставьте его кожу. Она хотя бы принесёт пользу.

Доктор: Чарли? Керизз? Я же просил вас не уходить далеко. Я говорил, что мы потеряемся если разойдёмся. Но вы не слушаетесь. И вот смотрите что произошло. Чарли, ты же должна быть где-то. Ты не можешь быть далеко. Чарли! Чарли! Это ты, Керизз? Я кого-то вижу. Крикни, если слышишь меня. Это ты, Чарли? Чарли? Я знаю тебя. Я знал тебя. Катарина? Катарина, служанка из Трои, многие годы назад. Но ты умерла. Ты мертва. Ты пожертвовала собой, чтобы спасти других, спасти меня. Это ведь ты, так? Это ты. Ох Катарина, мне так жаль, так жаль. Я пытался защитить тебя, и я тебя подвёл. Я должен был оставить тебя там. А вместо этого я дал тебе надежду и мог только смотреть как ты умираешь. Прошу, прости меня. Там с тобой кто-то есть. Кто это? О нет, нет, нет, нет, нет, этого не может быть. Адрик? Нет, это невозможно. Вы с Катариной никогда не встречались. Это иллюзия. Это всё в моей голове. Либо я схожу с ума. Зачем ты это делаешь? Что ты получишь с этого? Зачем ты меня мучаешь?
Кро'ка: Мучаю тебя, Доктор?
Доктор: Да, мучаешь. Зачем ты меня мучаешь?
Кро'ка: Я думал, ты будешь рад увидеть старых друзей.
Доктор: Адрик и Катарина мертвы, и я совершенно не рад видеть их живыми, зная, что они мертвы. Это иллюзия, плод моего воображения. Убери его.
Кро'ка: Жизнь. Смерть. Большая ли разница?
Доктор: Очень большая, если ты мёртв.
Кро'ка: Откуда тебе знать? Как ты можешь быть уверен? Ты когда-нибудь спрашивал у мёртвого человека?
Доктор: Не надо играть со мной в игры, Кро'ка. То, что я застрял в этом мире, достаточно плохо и без твоих картинок из моего прошлого, которые рассчитаны, чтобы сделать мне больно.
Кро'ка: Картинок?
Доктор: Призраков, привидений, называй как хочешь.
Кро'ка: Твои мёртвые друзья расстроились бы, узнав, что их вид приносит тебе такую боль.
Доктор: Боль мне приносит сам факт того, что они мертвы. Что я мог бы сделать больше, чтобы помочь им, когда они были живы.
Кро'ка: А. Вина.
Доктор: Вина, да, в некоторой степени. Они со мной путешествовали, они мне доверяли. Так или иначе, я ничего не могу с этим поделать. Я не могу вернуть их, как и ты, Кро'ка, несмотря на все твои фокусы и игры ума.
Кро'ка: Сила Кро'ки может быть больше чем ты думаешь. Было бы ошибкой меня недооценивать, Доктор.
Доктор: Единственная сила, которой ты, похоже, обладаешь, — это прятать ТАРДИС. Но я её найду. Если мне придётся пройти все зоны и обыскать каждый дюйм этой планеты, я найду ёё. Может быть, ты не в курсе. Я так просто не сдаюсь.
Кро'ка: Ищи, где хочешь. Ищи долго и тщательно.
Доктор: Так и сделаю. ТАРДИС должна быть где-то здесь.
Кро'ка: Твои поиски будут куда дольше, если её тут нет.
Доктор: Если её здесь нет? Очередная игра ума, Кро'ка? Где ТАРДИС?!
Кро'ка: Это была бы подсказка. Терпение, Доктор.
Доктор: Ты забираешь у меня последнюю надежду, и говоришь терпеть? Да что ты за существо такое?
Кро'ка: А каким существом ты хотел бы меня видеть?
Доктор: Я не хочу больше слушать твои загадки. Где Чарли и Керизз? Что ты с ними сделал?
Кро'ка: Ничего. Твои юные друзья в следующей зоне.
Доктор: Тогда я хотел бы присоединиться к ним, если позволишь
Кро'ка: Они тебе доверяют, Доктор. Они в тебя верят. Это всё лишь вопрос веры. Жизнь и смерть, Доктор. Жизнь и смерть. Конец одного путешествия это начало другого.

Чарли: Доктор! Доктор, сюда!
Доктор: Чарли?
Чарли: Сюда!
Доктор: Чарли, слава богу, ты в порядке.
Чарли: Где ты был? Мы думали, ты застрял в Интерзоне. Мы волновались за тебя.
Доктор: Меня подкараулил Кро'ка.
Чарли: Что-то существенное?
Доктор: Да нет, не очень. Обычная чушь. Где Керизз?
Чарли: Прячется от ветра. Мы выходили по очереди, высматривали тебя. Пойдём, сюда. Ох, смотри, куда шагаешь, тут всё шатается.
Доктор: Прости, что я так долго.
Чарли: О, да ты ничего не пропустил. Здесь в основном темно и холодно, не считая островков солнечного света, пробивающихся сквозь облака. Как думаешь, что тут произошло?
Доктор: Должно быть, это когда-то был город. Не так давно, судя по камням. Недели, может даже дни. Природа ещё не начала возвращаться на своё место.
Чарли: Тут больше стекла, чем камней. Наверное, эти дома были целиком из стекла.
Доктор: Может быть, но я так не думаю. Боюсь, тут другое объяснение.
Чарли: Ох, сюда, Доктор. Иди за мной.
Доктор: Здесь? Выглядит небезопасно.
Чарли: Лучше, чем ничего. Пойдём.
Керизз: Шарлотта?
Чарли: Это мы.
Керизз: Мы уж думали, ты нас оставил здесь самих по себе, Доктор.
Доктор: Я бы так не поступил. Мы команда. Мы всюду ходим вместе. Не так ли, Чарли?
Чарли: И в горе, и в радости.
Доктор: Тут скорее в горе. Кажется, мы оказались в одном из самых негостеприимных мест, которые только можно себе представить. Хотя что-то говорит мне, что тут не всегда было так. Вы встречали какие-нибудь признаки жизни с тех пор, как прибыли?
Чарли: Если и встречали, то не распознали их.
Керизз: Было слишком холодно, чтобы долго оставаться на улице, к тому же мы не хотели уходить от портала из Интерзоны, чтобы тебя не пропустить.
Доктор: Правильно. Здравая мысль. Вы знаете, где мы?
Чарли: На первом этаже какого-то здания, того, что от него осталось. У нас был не очень большой выбор. От большей части зданий вообще ничего не осталось. Как думаешь, землетрясение?
Доктор: Не землетрясение. Бомба.
Чарли: Доктор, сколько бомб нужно, чтобы такое устроить? Сотня? Тысяча?
Доктор: Всего одна.
Чарли: Всего одна?
Доктор: Одна очень мощная, очень противная бомба. Бомба, от которой едва ли может спастись хоть что-то, оказавшееся в её радиусе поражения. Ядерная бомба. Взрывное устройство, берущее энергию из самой планеты, и способное превратить сталь и бетон в стекло и уничтожить целую цивилизацию одним ударом.
Чарли: В городе такого размера могли жить тысячи людей.
Доктор: Десятки, сотни тысяч. Может, миллионы.
Керизз: Может, все покинули город до взрыва, и поэтому мы не видели признаков жизни?
Доктор: Давай на это надеяться. Но даже если бы они остались тут, мы вряд ли встретили бы признаки жизни. А если бы кто-то и пережил сам взрыв, им бы пришлось пережить ещё осадки от него и ядерную зиму, которую ты можешь увидеть снаружи.
Керизз: Но это возможно.
Доктор: Возможно, да.
Чарли: А это мог быть несчастный случай?
Доктор: Тоже может быть. Но мы гадаем. Мы не знаем, что здесь случилось. Но в чём я уверен, это в том, что мы не можем здесь оставаться. Наверняка тут смертельная радиация.
Чарли: Кро'ка наверняка послал нас сюда с какой-то целью. Он нас не отпустит пока цель, ну, какой бы она ни была, не будет достигнута. Мы здесь застряли, Доктор. Мы в ловушке.

Восс: По нашим оценкам количество жертв находится в районе шестидесяти миллионов при общем населении в семьдесят пять миллионов. Так что мы живы и можем сражаться ещё.
Тралфиниал: Неужели тебе недостаточно сражений, Восс? Неужели это тебя ничему не научило? Неужели ты хочешь ещё?
Экселсиор: Теперь, когда война закончена, нам надо строить новый мир. Ваш доклад, министр Тралфиниал.
Тралфиниал: Цифры, которые даёт мой достопочтенный друг Министр Войны, неверны, моя госпожа.
Восс: Это только оценка.
Тралфиниал: Это совершенный вымысел!
Экселсиор: Тишина. Я не потерплю, чтобы мои министры цапались. Это понятно?
Тралфиниал: Мой достопочтенный друг Министр Войны недооценивает серьёзность произошедшего.
Восс: А мой достопочтенный друг Министр Мира проявляет чрезмерный пессимизм.
Тралфиниал: Чрезмерный? Быть может, леди Экселсиор желает представить нам свои планы парада победы?
Экселсиор: О, спасибо что напомнили, министр Тралфиниал. Как скоро он может быть организован, министр Восс? Мне не терпится встретить мой народ в час триумфа.
Восс: Ээм, есть ещё ряд нерешённых проблем, моя госпожа.
Экселсиор: Проблемы? Какие, например?
Восс: Опасные химикаты были вброшены врагами в атмосферу и недостаточно рассеялись, чтобы её можно было считать безопасной.
Экселсиор: Я надену маску.
Восс: И скроете своё лицо, моя госпожа?
Экселсиор: Действительно. Что ещё?
Восс: Как вы понимаете, экстренные службы напряжены до предела. Ещё много беспокойства и сумбура. Не было ли бы лучше провести парад победы, когда стабильность вернётся на определённый уровень?
Экселсиор: Да, вы правы, Министр Восс. Важно, чтобы меня увидело как можно больше людей, и если для этого надо подождать, то так тому и быть. А я пока прикажу своей портнихе добавить ещё украшений на мою победную мантию.

Ландскар: Как типично для моей госпожи превратить минус в плюс.
Экселсиор: Ооо, спасибо, Ландскар. Тебе бы стоило быть политиком, как Министры Восс и Тралфиниал. Мы как раз обсуждали мою победную мантию. Накинуть её на плечи или нет, как думаешь?
Ландскар: О, конечно нет. Было бы преступлением скрывать столь элегантные плечи.
Тралфиниал: Простите, это закрытое совещание.
Ландскар: Я вижу. Прошу, не дайте мне себя отвлечь.
Тралфиниал: Ещё как не дадим. Как вы смеете входить сюда без разрешения. У вас нет никакого права-
Экселсиор: У него есть разрешение. Я ему разрешаю.
Тралфиниал: Со всем почтением, моя госпожа, этот человек не является избранным членом правительства. Следовательно он не может участвовать в принятии решений. Мой достопочтенный друг Министр Войны согласится со мной.
Восс: Мой достопочтенный друг Министр Мира прав. Я предложил бы перенести нашу встречу на более позднее время, когда наше уединение не будет нарушено.
Экселсиор: Как скажете, министры. Идите.
Восс: Моя госпожа.

Тралфиниал: Это неприемлемо, Восс. Ей нужно сказать правду.
Восс: Тогда лучше ты скажи, Тралфиниал.

Ландскар: Кажется, я расстроил ваших политиков, моя госпожа.
Экселсиор: Ничего, Ландскар. Они постоянно расстраиваются. Политики беспокоятся из-за совершенных пустяков.

Керизз: Ветер усиливается, температура упала. Света почти нет.
Чарли: Мы умрём.
Доктор: Не говори так, Чарли. Мы не умрём. Продолжай говорить себе, что мы не умрём.
Чарли: О, да признай, Доктор. В смысле, куда мы можем пойти? Что мы можем сделать? Если мы тут ещё посидим, мы околеем.
Керизз: А если не околеем, то вероятно умрём от радиации или чего похуже.
Доктор: Да что с вами не так? Вы оба так хотите умереть? Тяжёлый случай сезонной депрессии? Вы же никогда не были такими подавленными, даже когда всё шансы были не на нашей стороне. Я вас как-нибудь спасу отсюда. Я когда-нибудь подводил вас? Не отвечайте на этот вопрос.
Чарли: Ох, прости, Доктор. Это просто, ну, я не знаю, это. С этим местом что-то не так. Я не могу этого объяснить. Оно такое безнадёжное.
Доктор: Да, безнадёжное – самое подходящее слово. Оставь надежду всяк сюда входящий.
Керизз: Доктор, осторожно!
(камни падают)
Доктор: Спасибо, Керизз. Ты в порядке, Чарли?
Чарли: В порядке, да.
Доктор: Эти стены не такие сильные как кажутся, а они кажутся не очень-то крепкими. Здесь нам ничего хорошего не светит, придётся выйти наружу, найти другое укрытие.
Керизз: Везде будет та же проблема. Я думаю, надо остаться здесь пока не утихнет ветер.
Доктор: Это ядерная зима, Керизз. Неестественное последствие рукотворного катаклизма. Она может идти десятилетиями, веками. Может никогда не закончиться. Так что если хочешь её пересидеть, садись поудобнее.
(Ещё падение камней.)
Чарли: Что это было?
Керизз: Крыша, она складывается внутрь!
Доктор: Оба, пригнитесь. Вниз! Бегом!
(Много камней падает.)

(Звук одних медленных шагов и других, бегом догоняющих первые.)
Тралфиниал: Восс.
Восс: Что на этот раз, Тралфиниал? Мне надо работать.
Тралфиниал: Подделывать статистику, чтобы впечатлить Экселсиор? Она может и безумна, но не глупа. Всем понятно, что война прошла нехорошо.
Восс: Понятно всем кроме Экселсиор, которая предпочитает верить, что всё прошло великолепно.
Тралфиниал: Только потому, что ты даёшь ей ложные данные. Скажи ей правду. Скажи, что всё пошло не по плану. Что бо́льшая часть её подданных мертва. Что её любимая Бортресойе – бесплодная пустошь.
Восс: Я не собираюсь признавать, что мы спровоцировали войну, уничтожившую девять десятых населения планеты. Пусть сама поймёт. Я к тому моменту буду далеко.
Тралфиниал: Куда это ты собираешься, Восс?
Восс: Как можно дальше отсюда.
Тралфиниал: Ты же видел отчёты. Я имею в виду, настоящие. Идти некуда. Мы наконец-то достигли уничтожения собственной планеты.
Восс: Когда Экселсиор поймёт, что ей нечем больше править, нас с тобой казнят в первую очередь. В этом бункере всё ещё достаточно людей, поддерживающих её безусловно и готовых выполнить её приказы без лишних вопросов. А, не стоит нам так говорить. Нас могут подслушать.
Тралфиниал: Ты про Ландскара?
Восс: В том числе.
Тралфиниал: Кто он, Восс? Я не помню, чтобы я брал его в бункер. Он не в моём отделе.
Восс: И точно не в моём. Я вообще не помню, чтобы видел его до войны.

Ландскар: Они, конечно, лгут, моя дорогая госпожа.
Экселсиор: Кончено, Ландскар. Это то, чем занимаются политики. Но мне довольно подробно доложили о состоянии поверхности. Думаю, я знаю, чего ждать.
Ландскар: Я так не думаю, Экселсиор.
Экселсиор: О?
Ландскар: Чтобы понять условия на поверхности, надо увидеть их своими глазами.
Экселсиор: Мне рассказали про химикаты в воздухе. Яды, загрязнители. Ты серьёзно предлагаешь мне выйти им навстречу? Ты что, свихнулся, Ландскар?
Ландскар: Вовсе нет, моя госпожа. Есть другой путь, и вам даже не придётся покидать комнату.
Экселсиор: Ты свихнулся.
Ландскар: Моей госпоже нужна демонстрация, но для этого нужно открыть этому своё сознание.
Экселсиор: Чему?
Ландскар: Сидите неподвижно.
Экселсиор: Ч-ч-что ты...
Ландскар: И безмолвно.
Экселсиор: Ландскар...
Ландскар: Тсс!

Экселсиор: Что это было?
Ландскар: Ветерок, моя дорогая госпожа. Летний ветерок.
Экселсиор: Да. Да, я чувствую его на моём лице, всё холоднее и холоднее. Сильно холоднее. Что ты сделал, Ландскар? Что ты сделал?
Ландскар: Я ничего не делал, моя дорогая госпожа. Вы открыли своё сознание стихиям. Вы сделали это. Откройте сознание ещё шире, дорогая госпожа. Будьте едины со стихиями!
Экселсиор: Мне нравится, мне нравится!

(Двигают камни с большим усилием)
Чарли: Ох, Доктор, это ты?
Керизз: Это я, Шарлотта.
Чарли: Ох, Керизз. Ты ранен?
Керизз: Вроде нет. Одно из преимуществ внешнего скелета. Могу изрядно получить и не будет видно никаких синяков.
Чарли: Только потому что все они внутри.
Керизз: Вроде того, да. Где ты? Столько пыли. Доктор? Доктор?
Чарли: Побереги дыхание, Керизз. Я его звала, но он не ответил.
Керизз: Он может быть закопан живьём. Мы должны достать его. Ты поможешь, Шарлотта? Доктор? Ты там?
Чарли: Эй, полегче. Ты на меня всё кидаешь.
Керизз: Ох, прости, я не знал. Прости, Шарлотта. Давай руку.
Чарли: Я бы дала, если бы могла. Ты может и не заметил, но меня придавило довольно большой балкой. Не поднимешь её? Я, кажется, не могу. Неудобное положение.
Керизз: Конечно. Прости.
Чарли: Хватит извиняться, не ты же виноват. А я бы с радостью вытряхнула пыль из глаз.
(поднимает камень)
Чарли: Убрал?
Керизз: Ты не заметила? Можешь вставать. Давай руку. Шарлотта.
Чарли: Я не могу.
Керизз: Конечно можешь. Давай.
Чарли: Я не могу. Я не могу пошевелить.
Керизз: В смысле, не можешь пошевелить? Чем не можешь пошевелить? Руками? Ногами? Чем? Чем не можешь пошевелить?
Чарли: Ничем. Не могу ничем пошевелить.
Керизз: Постарайся!
Чарли: Стараюсь. Не могу.
Керизз: Наверное, шок. У тебя шок, вот в чём дело. Твои чувства скоро восстановятся.
Чарли: Да, а ещё скоро остаток здания рухнет на нас. Ох, тебе придётся меня вынести наружу.
Керизз: Там же холодно.
Чарли: Что ж, если я замёрзну до смерти, я этого хотя бы не почувствую. Хоть что-то радует.
Керизз: Я найду помощь.
Чарли: Где?
Керизз: Не знаю, но я найду помощь. Я скоро. Не двигайся.
Чарли: Керизз, вернись! Керизз! Ох. Не двигайся, говорит. Не двигайся. В другой ситуации это могло бы быть смешно. Слышал, Доктор? Не двигайся.

Экселсиор: О, какая сила, Ландскар. Как много я могу совершить с этой силой!
Ландскар: Сила, что есть во всех живых существах, моя дорогая госпожа. Если бы только можно было приручить её. Быть воистину единым с природой. Представьте. Мощная, неземная, стихийная.
Экселсиор: Да?
Восс: Моя госпожа.
Тралфиниал: Нам доложили о тревоге в этой комнате.
Экселсиор: Министр Тралфиниал, Министр Восс, как видите, я в полном порядке.
Ландскар: Всё под контролем.
Восс: Здесь была драка, моя госпожа? Мебель сломана, бумаги разбросаны по полу.
Экселсиор: Вы слышали Ландскара, Министры. Всё под контролем. Можете нас покинуть.
Тралфиниал: Хорошо, моя госпожа. Пожалуйста, сообщите нам, если возникнут какие-то проблемы.

Восс: Снова потеряла контроль над собой.
Тралфиниал: Должно быть, Ландскар что-то не то сказал.

Ландскар: Видите, моя дорогая госпожа, и правда всё под контролем.
Экселсиор: А то, что не под контролем, скоро будет под ним, как только я смогу покинуть эту тюрьму, как только я воссоединюсь с моим народом, как только я...
Ландскар: Нет!
Экселсиор: Обязательно постоянно меня перебивать?
Ландскар: Что-то поменялось. Что-то по-другому. Появилась жизнь, которой прежде не было.

Чарли: Эй? Кто-нибудь слышит? Ау? Доктор! Керизз! Кто угодно! Кто-нибудь помогите! Пожалуйста! Помогите!
(Неясные голоса бормочут сквозь ветер.)
Чарли: Ау?

Керизз: Ау? Ау? О, да что же это. Мерещится всякое. Глаза устали.
Керизз: Ау? Я знаю, вы там. Я вас слышу. Ау? Ау! Это не было эхо. Это было не эхо. Ау? Я вас вижу. Подождите! Нет, не уходите.
(Бежит.) Прошу, подождите. Слушайте, моим друзьям нужна помощь. О пожалуйста, вы можете помочь? Нам нужна помощь. О, вы наша единственная надежда. Прости, Шарлотта.
Реквием: Кто вы? Пожалуйста.
Керизз: Не заметил вас. Не слышал. Откуда вы взялись?
Реквием: Кто вы?
Керизз: Керизз. Меня зовут Керизз.
Реквием: Керизз.
Керизз: Слушайте, вы можете помочь, пожалуйста? Мои друзья не могут выбраться. Один под завалом, у другой травма. Она не может двигаться. Вы понимаете? У неё травма.
Реквием: Травма.
Керизз: Да, вы должны пойти со мной. У вас есть друзья? Кто-нибудь кто может помочь? Хоть кто-нибудь?
Реквием: Никого.
Керизз: Хватит и вас, наверное. Вы можете пойти со мной сейчас?
Реквием: Сейчас.
Керизз: Пожалуйста? Это очень срочно. они в здании, которое рухнет в любой момент. Я должен вернуться к ним как можно скорее.
Реквием: Помочь.
Керизз: Спасибо. Я покажу дорогу.

Чарли: Керизз? Керизз, это ты? Ох, Керизз, скажи что-нибудь. Вы не Керизз.

Керизз: Вы не сказали, как вас зовут. Я сказал, как зовут меня.
Реквием: Керизз.
Керизз: Керизз, правильно. А как ваше имя? У вас же должно быть имя.
Реквием: Реквием.
Керизз: Реквием. Что тут случилось, Реквием? Доктор сказал, что это была ядерная бомба.
Реквием: Бомба.
Керизз: Много людей погибло? Прости, мне не стоило этого спрашивать. Это было грубо с моей стороны. Как давно это было? Должно быть, недавно.
Реквием: Недавно.
Керизз: Насколько недавно? Несколько дней? Несколько недель?
Реквием: Недавно.
Керизз: Ты выглядишь неважно. Как ты выжил сам? Где взял еду и воду?
Реквием: Вопросы.
Керизз: Прости, не хотел быть назойливым. Я хочу знать, что случилось, чтобы я мог рассказать моим друзьям, помочь им понять. Может, найти способ спастись.
Реквием: Спастись.
Керизз: Да. И ты пойдёшь с нами. Ты и все, кто ещё жив.
Реквием: Жив?
Керизз: Смотри, почти пришли. Я забегу вперёд.

Керизз: Шарлотта? Доктор? Говорил же, скоро вернусь, и знаете что? Мы не одни. Шарлотта? Шарлотта, где ты? Доктор?
Реквием: Доктор.
Керизз: Я не понимаю. Она не могла пошевелиться. Они исчезли, Реквием. Оба исчезли.

Ландскар: Вам будет приятно узнать, что эти бинты только на время. Вам повезло, Доктор. Ваши травмы могли быть куда серьёзнее, чем небольшая рана головы.
Доктор: Где они?
Ландскар: Ваши спутники?
Доктор: Чарли и Керизз, да. Где они?
Ландскар: Чарли здесь, в больнице, где за ней хорошо следят.
Доктор: А Керизз? Где он?
Ландскар: Всё ещё на поверхности, я боюсь.
Доктор: Но жив?
Ландскар: Насколько я знаю.
Доктор: Ох, слава богу, слава богу. Я не помню ничего после того, как упала крыша. Что с Чарли? Она в порядке?
Ландскар: Её травмы серьёзнее ваших.
Доктор: Насколько серьёзные? Я должен её увидеть.
Ландскар: Она отдыхает, и вам стоит тоже отдохнуть.
Доктор: Я должен увидеть её сейчас. Ай!
Ландскар: Вы травмированы, Доктор. Вы могли погибнуть от этого несчастного случая.
Доктор: Эти здания опасны, потому что кто-то решил сбросить на них ядерную бомбу. Случай тут совершенно ни при чём, уверяю вас.
Ландскар: Справедливо.
Доктор: Полагаю, мы с Чарли должны поблагодарить вас за спасение. Вы, кажется, знаете все детали, как бы вас ни звали.
Ландскар: Ландскар.
Доктор: Моя благодарность, Ландскар.
Ландскар: Не надо благодарности, правда.
Доктор: Может и не надо, но так я чувствую себя лучше.
Ландскар: Ваш другой друг, Керизз, уже ушёл, когда я прибыл на место происшествия. Обрушения. Он ушёл искать помощь для вас, а значит, должен был быть относительно цел. Однако мы не смогли его найти, и нам показалось более важным оказать срочную помощь тем, кто был ранен.
Доктор: На поверхности, вы сказали. Керизз до сих пор на поверхности.
Ландскар: Верно.
Доктор: Простите, если я кажусь вам недалёким, но где тогда мы?

Тралфиниал: Моя госпожа, Ландскар проявляет вопиющее безразличие к безопасности всех в этом бункере. Он привёл с поверхности двух людей, которые могут быть тяжело заражены отравленным воздухом, и, возможно, заразился сам.
Экселсиор: Я думаю, это маловероятно, Министр Тралфиниал. Вы не подумали, что то, что он сделал, можно толковать как акт доброты по отношению к этим двум людям? О, вам действительно стоит обуздать свою паранойю. Она начинает меня утомлять.
Восс: Мой достопочтенный друг Министр Мира прав в своём беспокойстве о риске заражения, моя госпожа. Кроме того, почему Ландскар взял на себя такой риск ради двух людей из множества нуждающихся в помощи? Кто эти люди? Кто, раз уж на то пошло, сам Ландскар?
Тралфиниал: Мы ничего не знаем о нём. Ни Министр Восс ни я не помним, чтобы он был среди отобранных для сохранения в бункере. Он не избранный член правительства. Кто он? Мы имеем право знать.
Экселсиор: О-хо-хо, помните, кто вы такие, Министры. Вы – слуги государства, но я, Экселсиор, и есть государство, и вы не имеете права знать что-либо. Прочь с глаз моих!

Медсестра: Чарли, к тебе посетитель.
Доктор: Привет, Чарли.
Чарли: Доктор. Ты просто загляденье. Как голова? Милая повязка.
Доктор: Забудь про мою голову. Я легко отделался, чего о тебе не скажешь.
Медсестра: Постарайтесь её не утомлять, ей необходимо много...
Доктор: Много отдыхать. Да, я знаю.
Медсестра: Позови если что-то нужно, Чарли.
Чарли: Спасибо, сестра. Тут все такие добрые.
Доктор: Как ты себя чувствуешь?
Чарли: Хороший вопрос. Не уверена, чувствую ли я себя. Ниже шеи точно не чувствую.
Доктор: Больно?
Чарли: Нет. Боли нет. Ничего нет, чего уж там. Словно моё тело не моё. Где Керизз? Его уже нашли?
Доктор: Нет, ещё нет, но я уверен, найдут. Ты же знаешь Керизза, он непотопляемый. Беспокойся не о нём, а о том, как поскорее снова встать на ноги. Нельзя же целый день лежать в кровати. У нас есть дела, которые надо сделать, места, в которых надо побывать, люди, которых надо встретить. Целые миры, которые надо исследовать.
Чарли: Я знаю.
Доктор: Ландскар говорит, мы в комплексе безопасности, уходящем на полтора километра под землю. От плохой погоды можно прятаться и так, я полагаю. Хотя мне сложно представить, чтобы это стало популярнее старых-добрых зонтиков в деле защиты от стихий. К тому же в таких местах туго с естественным светом. Не способствует здоровью.
Чарли: Я повредила позвоночник, Доктор.
Доктор: Позвоночники можно чинить.
Чарли: Нет, я имею в виду, серьёзно повредила. Не подлежит ремонту.
Доктор: Ерунда. Ты что, недостаточно долго меня знаешь? Что угодно можно починить.
Чарли: А ТАРДИС?
Доктор: Ладно, хорошо, почти что угодно.
Чарли: Я вижу это в их глазах. В глазах тех, кто работает здесь: докторов, медсестёр. Каждый раз, когда они на меня смотрят. Так же, как вижу сейчас в твоих.
Доктор: Что? Что? Что ты видишь? О чём ты?
Чарли: Смесь жалости и понимания. Взгляд, говорящий "я хочу помочь, но я ничего не могу сделать, никто не может".
Доктор: Чарли, ты говоришь глупости.
Чарли: О, да не притворяйся. Будь со мной честным. Скажи мне правду. Я парализована.
Доктор: Чарли, нет.
Чарли: Я парализована, Доктор. Я больше никогда не смогу ходить.

Часть 2


Экселсиор (трансляция): Добрый народ Бортресойе, худшее осталось позади. Теперь мы можем строить планы на будущее. Будущее без страха, будущее без конфликтов, будущее мира и процветания. Пока я говорю, проводятся спасательные операции. Экстренная помощь оказывается тем, кто в ней нуждается. Еда и крыша для тех, кто лишился домов. Лечение для тех, кто болен или ранен. Благодаря нашим храбрым и неустанным спасателям нам удалось избежать многих тягостей и страданий. Делается всё возможное, чтобы восстановить обычный порядок как можно скорее. Мы пережили тёмную главу истории. Свобода бесценна, но мы должны учитывать цену войны и делать всё возможное, чтобы эта тёмная глава никогда не повторилась. Мой народ, все надежды и чаяния Экселсиор с вами.

Керизз: Они не могли просто исчезнуть. Шарлотта не могла идти. Она не могла пошевелиться. А Доктор был закопан под этим мусором. Бо́льшая часть крыши, судя по всему. Эй, Реквием, может быть, он не был мёртв?
Реквием: Мёртв.
Керизз: Он был жив, и выбрался сам. Или ему помогли. Ты видишь, где всё раскидано. Доктор не настолько силён. Кто-то был тут, забрал их. Прости, Реквием, зря шёл. Кто-то добрался сюда раньше нас.

Доктор: Я не могу принять этого, Чарли. Я просто не могу этого принять. И ты не должна.
Чарли: Это не вопрос принятия, Доктор. Ты сам видишь. Посмотри на меня. Я не смогу вскочить с этой кровати и побежать кросс по пересечённой местности.
Доктор: Может, не сейчас, но через пару часов, пару дней, как знать? Ты восстановишься, будешь в порядке. Мы ещё смеяться будем над тем, как ты перепугалась.
Чарли: Я так не думаю.
Доктор: Ты не можешь сдаться. Я тебе не позволю. Ты должна верить, что всё наладится, что ты снова сможешь чувствовать своё тело.
Чарли: О, и я подниму свою кровать и пойду? Доктор, несмотря на все восхитительные навыки и таланты, ты не можешь творить чудеса. Есть предел тому, что можешь сделать ты или кто-нибудь ещё.
Доктор: Чарли, это просто несправедливо. Я никогда не говорил, что могу творить чудеса.
Чарли: Ох, прости. Я не это имела в виду.
Доктор: Ты расстроена, ты отчаялась. Я понимаю. Я просто хочу убедиться, что ты не оставляешь надежды. Ты должна сражаться, как сражалась против многих вещей в прошлом. Сражалась и побеждала.
Чарли: Мой позвоночник не починит себя по волшебству.
Доктор: Опять негатив.
Чарли: Это не негатив, это реализм. Если на поверхности остались больницы, почему Ландскар притащил меня сюда? Почему не отнести меня в нормальную больницу? Разве это не было бы логичнее?
Доктор: Действительно. Что бы ни было повреждено, твоя логика в порядке.
Чарли: Спасибо.
Доктор: Да, это было бы логичнее, но у Ландскара могли быть свои причины принести нас сюда.
Восс: Интересное наблюдение.
Доктор: Здравствуйте. Я Доктор, это Чарли. Простите её. Она не может встать.
Восс: Я Министр Восс, это Министр Тралфиниал. Ваша подруга ранена?
Доктор: Временно недееспособна. Спасибо что впустили нас в убежище, джентльмены. Сомневаюсь что мы бы долго прожили снаружи.
(Дверь открывается.)
Медсестра: Прошу прощения, Министры. Я могу вам помочь?
Восс: Мы хотим поговорить с вашими новыми пациентами.
Медсестра: Я сообщу вам как только они будут в состоянии беседовать с вами.
Восс: Мы хотим поговорить сейчас же. Пожалуйста, покиньте нас.
Тралфиниал: Уверен, у вас есть другие дела.
Медсестра: Это больница, Министры, не комната для допросов.
Восс: Вы превышаете свои полномочия. Уйдите!
Доктор: Всё в порядке, сестра. Небольшая беседа с Министрами не повредит.
Медсестра: Как скажете, но это совершенно неправильно.
(Уходит.)
Тралфиниал: Теперь посмотрим. Да, ваши анализы показывают минимальное радиационное заражение. Куда ниже чем можно бы было ожидать от выживших.
Восс: Можете объяснить эту аномалию, Доктор?
Доктор: Я попытаюсь.
Чарли: (тихо) Доктор.
Доктор: (тихо) Чарли, они мне либо поверят, либо нет. Очевидно нет смысла пускать им пыль в глаза. Они умные люди.
Тралфиниал: Ну?
Доктор: Мы с Чарли не выжившие местные жители. Мы были посланы сюда с заданием. Для проверки, если угодно. Мы прибыли только несколько часов назад и... что ж, это всё.
Тралфиниал: Вы здесь на задании?
Доктор: В некотором смысле, да.
Восс: Вы шпионы.
Доктор: Нет!
Восс: Присланные нашими врагами.
Доктор: Нет, мы не шпионы, мы невинные мирные люди, оказавшиеся среди чего-то, что мы не понимаем.
Чарли: Мы не просили нести нас в бункер. Мы не знали, куда Ландскар нас несёт. И из меня был бы паршивый шпион в таком-то состоянии.
Тралфиниал: Кто вас послал?
Доктор: Не ваши враги, кем бы они ни были. Нас послал страж Интерзоны, неприятная личность по имени Кро'ка. Звучит знакомо? Нет, я этого и не ожидал.
Тралфиниал: Ты пытаешься нас запутать.
Доктор: Я пытаюсь объяснить. Я мог бы солгать. Я мог бы сказать, что мы прятались в другом убежище.
Восс: Других убежищ нет. По крайней мере таких, что пережили бы взрыв.
Доктор: Именно. А. В любом случае, мы здесь, и мы благодарны. Но если вы хотите, чтобы мы ушли наружу, так тому и быть.
Восс: Спасибо, Доктор. Мы думаем над этим вариантом.

Керизз: Кажется, скоро будет буря, Реквием. Нам далеко ещё идти?
Реквием: Не очень далеко. Почти пришли.
Керизз: Эй, это было целое предложение. Ты сказал целое предложение, а не одно-два слово. В чём дело? Что изменилось?
Реквием: Мне с тобой хорошо, Керизз. Ты хороший человек. Ты заботишься о других. Люди должны заботиться.
Керизз: Я, эм, надеюсь, ты не против отвести меня туда, где ты живёшь. Пока я не найду Доктора и Шарлотту, мне некуда идти. А они могут быть в километрах отсюда и вообще в другую сторону. О, да они где угодно могут быть. И кажется, скоро пойдёт дождь. Ох, мы намокнем если не... ай! Жжётся! Дождь жжёт кожу. Ай! Ой, ты не чувствуешь? Давай, Реквием, побежали. Давай!

Экселсиор: Как любопытно.
Ландскар: Моя дорогая госпожа?
Экселсиор: Ты это видишь, Ландскар? Вода капает с моих пальцев. Нет, не вода. Кислота. Кап. Кап, кап. О, ты глянь как поверхность стола реагирует на каждую каплю. Каждая капелька оставляет отметину. И потом... едкий запах горелого дерева. Слабый, но ощутимый и о, какой прекрасный.
Ландскар: Вы воистину на одной волне со стихиями, моя дорогая госпожа. Каждая клетка вашего тела резонирует с энергией, что вокруг вас. Ваш разум тянется за пределы этого хрупкого убежища к камню, к почве, к воде, к огню, горящему в сердце этого мира, прорывающемуся вновь наверх, пожирая один за одним слои истории, поднимаясь наконец к свету. Иссушающий, слепящий, ужасный свет. Идёт дождь, и ваше тело его чувствует, ощущает, как он ласкает вашу кожу.
Экселсиор: О, есть ещё один источник воды. Ближе, мощнее. Ах! Гораздо мощнее.
Ландскар: Да, да, моя госпожа. Подземная река течёт неподалёку. Вы правы. Вы правы. Но поток грозится победить нас. Мы ничто по сравнению с такой природной силой. Ничто!
Экселсиор: Ты говоришь об угрозах, Ландскар, но сам же уходишь на поверхность без моего разрешения. Ты приносишь выживших, которые могут быть заражены. Что ты на это скажешь?
Ландскар: Они не заражены, моя госпожа. И они не выжившие в том смысле, о котором вы говорите. Они путешественники. Они не отсюда.
Экселсиор: Путешественники? Откуда?
Ландскар: Из других миров, моя госпожа.
Экселсиор: Ох, чушь, Ландскар. Ты дурак, если веришь в подобное. Они набили тебе голову глупой ложью. Их злоключения свели их с ума.
Ландскар: Это не с их слов.
Экселсиор: Тогда с чего ты это взял? Наверняка это они сказали тебе.
Ландскар: Я знаю, что это правда, моя госпожа. Они не должны здесь быть. Им здесь не место.
Экселсиор: Твои загадки начинают меня злить, Ландскар. Осторожнее, а не то я разозлюсь слишком сильно. То, что я тебя слушаю, не значит, что тебя нельзя казнить.
Ландскар: Как прикажете, моя леди Экселсиор.
Экселсиор: Хмм. Расскажи мне, каково ликование на поверхности. Скажи, что моим людям не терпится снова меня увидеть.
Ландскар: О, воистину так. Люди Бортресойе с нетерпением ждут, когда вы к ним присоединитесь. Это будет исторический момент.
Экселсиор: Мне надо начать готовиться. Так много ещё дел. Мне нужен новый гримёр. Моя парадная мантия должна быть готова к последней примерке. И ты будешь там, Ландскар, рядом со мной. Мы будем вместе встречать новый рассвет.
Ландскар: Как скажете, моя госпожа. Новый рассвет.
Керизз: Это место огромно, Реквием. Очень просторно. Ты здесь живёшь?
Реквием: Сейчас я живу здесь. Я работал здесь. Мой дом был разрушен, когда пришёл свет.
Керизз: Свет? А, ты про бомбу.
Реквием: Мы видели только свет. Остальное было во тьме. Это Архив, где хранились все наши записи. История моего народа. Всё было здесь. Бо́льшая часть была уничтожена. Свет прошёл даже на такую глубину.
Керизз: Мы же под землёй метров на пятнадцать.
Реквием: Этого было мало. Мы искали тут убежища, думали, этой защиты хватит. Но многие погибли.
Керизз: Сколько выжило?
Реквием: Некоторые. На время. Но потом были болезни и голод. Было трудно.
Керизз: Хмм. У меня дома было так же после атаки кромонов. Большинство моих друзей и родственников погибли тогда, так что я знаю, каково это. Вот, посмотри на это. Я его уже тысячу лет ношу на шее. Это называется лунный камень. Мой отец подарил мне его на свадьбу. Он отдал мне эту половину, а другую оставил себе. В некотором смысле связывает нас, хотя мы и оказались разделены. Когда я на него смотрю, я всех их помню. Все их лица. Мысли о них помогали мне двигаться дальше, помогали мне жить, когда мы были под властью кромонов. А что насчёт тебя, Реквием? Как ты выжил?
Реквием: Я не знаю. Какая-то внутренняя сила, какая-то энергия толкает меня вперёд, но я не могу её описать и не могу объяснить этого. Надеюсь, однажды я узнаю правду.
Керизз: Мне жаль, Реквием, но я должен спросить. Почему это произошло? Зачем столько смерти и разрушений? Кто это допустил?
Реквием: Наше правительство было слабо, напугано. Когда риск нападения был неизбежен, мы нанесли первый удар. Возмездие было немедленным и беспощадным. Ничто не могло остановить полное уничтожение Бортресойе. Я помню свет и помню, как пришёл в сознание и увидел Архив таким, какой он сейчас. Уже намного позже я вышел на поверхность и увидел масштаб нашей катастрофы.
Керизз: Ваше правительство – катастрофа.
Реквием: Мы всегда воевали, всю нашу историю. Каждое новое правительство пыталось договориться о вечном мире, только чтобы начать новую войну. Шаг за шагом мы были поставлены на колени.
Керизз: Под "мы" ты имеешь в виду город?
Реквием: Я имею в виду Бортресойе. Весь мир. На Бортресойе война никогда не прекращалась. Все. Меня удивляет, как долго мы протянули, учитывая то, что все природные ресурсы были давно истощены, и на планете не осталось жизни, кроме нас.
Керизз: Не может быть. Должны быть ещё тысячи разных биологических видов. Миллионы. От крошечных организмов до крупных животных.
Реквием: Все уничтожены, Керизз, один за одним. Чрезмерная эксплуатация, биологическое оружие, эксперименты – результат был один. Вымирание.
(Треск и падение.)
Керизз: Что это было?
Реквием: Мир становится всё более нестабильным, Керизз. Своими действиями мы нанесли последний удар.

Восс: Доктор, объясни нам, как ты оказался на Бортресойе.
Доктор: Боюсь, это нелегко.
Тралфиниал: Почему?
Доктор: Я не знаю, как мы здесь оказались. Я не посвящён в эти знания.
Восс: Ваш транспорт, что это было?
Доктор: У нас не было транспорта.
Чарли: Мы просто вроде как появились.
Доктор: Из Интерзоны.
Тралфиниал: Интерзоны?
Доктор: Да, Интерзоны. Я же говорил, будет сложно объяснить.
Восс: Как вы собирались вернуться к своим?
Чарли: Мы не собирались. И они не наши.
Доктор: Нам нет пути назад, видите ли. Билет в один конец.
(Треск.)
Чарли: Это землетрясение, Доктор?
Доктор: Да. И это немного напрягает когда ты в бетонной коробке в полутора километрах под землёй. Простите, Министры, тут часто такое?
Тралфиниал: Сейсмическая активность случается, да.
Доктор: Понимаю. Слушайте, я думаю, нам надо выбираться отсюда. Уверен, незачем напоминать, что вокруг нас миллионы тонн движущихся камней. Не можем ли мы поговорить про Интерзону попозже?
Тралфиниал: Вы никуда не уходите, Доктор.
Восс: Точно не без нас.
Тралфиниал: Восс, ты с ума сошёл говорить двум чужакам, что хочешь убраться отсюда?
Доктор: Вообще-то он этого не говорил. Он просто сказал, что нам не дадут уйти из бункера без сопровождения.
Тралфиниал: Звучало это по-другому.
Восс: Тралфиниал, послушай меня. Есть небольшая вероятность что Доктор и его подруга говорят правду. У них может быть доступ к технологии более продвинутой, чем наша. Неужели это не заслуживает внимания?
Тралфиниал: Я не собираюсь бросать мой народ, Восс.
Восс: Какой народ? Какой народ? Никого не осталось кроме кучки выживших на поверхности, которые долго не протянут.
Чарли: А как же все кто здесь? Как же ваши коллеги, друзья, ваш лидер?
Восс: У меня нет друзей. Мои коллеги сами о себе могут позаботиться. А что касается нашей дражайшей правительницы-
Тралфиниал: Ты виновен в произошедшем не меньше остальных. И ты не уйдёшь от этого так просто. Сейчас надо думать о будущем.
Восс: Нет, ты не понимаешь? Нет у нас будущего.
(Дверь открывается. Бегущие шаги.)
Медсестра: Экселсиор, прошу. Мои пациенты-
Экселсиор: Это мои подданные, сестра, и потому я могу их беспокоить, когда считаю нужным. Так, ты. Да, ты там. Ты первый её видишь. Как я выгляжу?
Доктор: Прошу прощения?
Экселсиор: Моя победная мантия. Такой меня увидит остальной народ. Она ещё не закончена, конечно же. Надо добавить ещё несколько небольших украшений, но в целом, что думаешь? И будь честен. У тебя своего рода привелегия. Не всякий может увидеть её заранее. Я очень хочу создать правильное впечатление.
Доктор: Я даже не знаю, что сказать. Ты, Чарли, тебе наряды ближе, чем мне...
Чарли: Доктор, я ничего не вижу. Приподними меня немного.
Медсестра: Не думаю, что стоит это делать. Мы не хотим ещё сильнее повредить позвоночник.
Чарли: Прошу. Я с ума схожу от просто лежания тут.
Медсестра: Хорошо. Давай я подложу подушку. Вот. Лучше?
Чарли: Ммм. Гораздо лучше, спасибо.
Экселсиор: Ну?
Чарли: Эм, повернитесь. Что ж, кайму можно бы удлинить на пару сантиметров, и вам нужен пояс, чтобы подчеркнуть талию. В смысле, не слишком сильно. Что-нибудь свободное. Может быть, что-то вроде верёвки, которую можно завязывать, сделать её из такого же материала. А в остальном да, очень мило. Очень царственно.
Экселсиор: Прекрасный вкус, юная леди. Как вас зовут?
Чарли: Шарлотта.
Экселсиор: Шарлотта.
Чарли: Мои друзья зовут меня Чарли.
Экселсиор: А, эм, вы?
Доктор: Называйте меня Доктор.
Экселсиор: Доктор. Я, конечно, не нуждаюсь в представлении.
Доктор: Ну мы здесь новенькие, так что не помешало бы.
Медсестра: Доктор и Чарли ещё, эм, дезориентированы после всего пережитого, Экселсиор.
Экселсиор: Понимаю.
Медсестра: Это пройдёт.
Экселсиор: Надеюсь что так. Я ваша правительница!
Доктор: Правительница?
Экселсиор: Экселсиор. И прошу, незачем стоять. В конце концов, вы герои войны!
Доктор: Экселсиор! Ну конечно. Чарли, разве я не говорил, что нам стоит ожидать визита от правительницы?
Чарли: Говорил.
Доктор: Хорошая моральная поддержка.
Экселсиор: Очень жаль, что ты ранена, Чарли.
Чарли: Мягко сказано.
Экселсиор: Многие лишились жизней.
Доктор: Мягко сказано.
Экселсиор: Мы благодарны им за то, что они отстояли нашу свободу, которую мы часто принимаем как должное. Их жертва позволит остальным жить обычной жизнью не боясь угнетения или недостатка жизненно важных вещей. Благодаря их жертве большинство из нас сохранили свои дома, свою честь, своё достоинство. Если бы не их...
Доктор: Прошу прощения, Экселсиор, правительница.
Экселсиор: Что?
Доктор: Когда была написана эта речь?
Экселсиор: Речь? Какая речь?
Доктор: У меня появляется неприятное чувство, что довольно давно. Может, до того, как упала бомба?
Экселсиор: Бомба? Какая бомба?
Доктор: О боже.
Чарли: Вы не знаете? Вы должны знать.
Экселсиор: Что знать?
Доктор: Жизнь на поверхности, а точнее, её отсутствие. Что вам известно о происходящем на поверхности?
Экселсиор: Мои Министры держат меня в курсе.
Восс: Воистину так, Экселсиор.
Тралфиниал: Всегда.
Экселсиор: Видите? Я знаю всё, что нужно. Министры, оставьте нас. Я хочу поговорить с этими двумя храбрыми подданными наедине.
Тралфиниал: Но конечно-
Восс: Пойдёмте, Тралфиниал. Сейчас же!
(Уходят)
Доктор: И что же именно сказали вам Министры?
Экселсиор: Они кое-что конечно преувеличили. Каждый хочет, чтобы бюджет его отдела был увеличен в следующем финансовом сроке. В этом ничего необычного. Мой Министр Войны будет просить денег из Боевого Фонда. Мой Министр Мира будет просить денег из Фонда Великодушия. Налоги соответственно вырастут, как и всегда после кризиса. Будет вотум недоверия правительству, новые выборы, я выиграю с внушительным преимуществом.
Доктор: В отсутствие реальной оппозиции.
Экселсиор: Если вам угодно так это трактовать, да.
Доктор: Экселсиор, вам стоит знать ещё кое-что, и мне совершенно не нравится быть тем, кто сообщает об этом вам.
Экселсиор: Продолжай.
Чарли: Наверху всё не совсем так, как вы ожидаете.
Экселсиор: Просто, Чарли, я не понимаю.
Доктор: Скажем так, у вашей парадной мантии не наберётся много зрителей.
Экселсиор: Всё ещё не понимаю.
Чарли: Просто скажи ей, Доктор.
Доктор: Да, я подвожу к этому. Не торопи меня.
Чарли: Они мертвы, Экселсиор. Они все мертвы. Все до единого. Мертвы.
Экселсиор: Кто?
Чарли: Кто, по-вашему?
Доктор: Что Чарли пытается сказать это то, что всё могло бы пойти и лучше.
Чарли: Едва ли могло пойти хуже.
Медсестра: Была война, Доктор. Жертвы неизбежны.
Доктор: Согласен, сестра, но должен же для них быть лимит. Не всё население. Иначе это называется геноцид. То, на что цивилизованные общества обычно смотрят с неодобрением.
Экселсиор: О, вы ошибаетесь. Многие выжили. Очевидно, вы куда сильнее травмированы, чем мы полагали. Опасность в том, что вам могут поверить. Нельзя этого допустить. Такие разговоры расходятся как инфекция. Очень вредно для боевого духа.
Чарли: Так что вы сделаете, заткнёте нам рты?
Экселсиор: Если необходимо, да.
(Дверь открывается.)
Ландскар: Моя госпожа, чрезвычайная ситуация!
Экселсиор: Что?
Ландскар: Во внешней стене брешь.
Доктор: Чарли, тряска.
Экселсиор: Отведи меня туда.
Ландскар: Сюда.
Доктор: Я с вами.
Чарли: Доктор!
Медсестра: Прошу, в чём дело?
Экселсиор: Ох, с дороги, сестра.
Доктор: Останьтесь с Чарли, сестра. Я ненадолго.
Чарли: Ох, Керизз сказал точно так же, и с тех пор я его не видела.

Экселсиор (трансляция): Как и в любом конфликте, будут жертвы. Мы должны быть готовы к этому. Это – природа войны. Но после войны будет мир, и я буду...
Реквием: Это была последняя трансляция перед началом войны.
Экселсиор: ...новое светлое будущее! Мой народ, все надежды и чаяния Экселсиор с вами.
Керизз: Кто такая Экселсиор?
Реквием: Наша демократически избранная правительница. Глава правительства. Она принимает все решения.
Керизз: Значит, все неправильные решения приняла она.
Реквием: Не суди нас так строго, Керизз. Мы получили самый тяжёлый урок.
Керизз: Ваши правительства слишком долго игнорировали уроки. Теперь же слишком поздно. Теперь им нечем править.
Реквием: Жалко, что никто не услышит о наших ошибках, не примет их во внимание. Деньги, которые должны были быть потрачены на исследование космоса, были перенаправлены на создание оружия. Всё впустую. Мы строили оружие, чтобы защитить родную землю. Это самое оружие её уничтожило.
(Шепчущие голоса.)
Керизз: Реквием, если ты был тут один, то кто это?
Реквием: Друг.
Керизз: А этот? И там? Реквием, сколько вас тут?
Реквием: Всё больше и больше.
Керизз: Ты солгал, ты сказал, что ты один.
Реквием: Я этого не говорил. Это было твоё предположение.
Керизз: Почему ты не сказал мне? Это же прекрасно. Это значит, что есть надежда на будущее.
Реквием: О, ты так думаешь?
Керизз: Да, конечно. Всё было не зря. Ведь если выжили вы, могут быть и другие. Достаточно, чтобы создать общину и начать снова, без вашего тупого правительства.
Реквием: Мы никогда не будем свободны. Никогда, пока жива Экселсиор.
Керизз: Ой, да ладно. Бомба уничтожила ваши дома, должна была уничтожить и её, если, конечно, она не неуязвима.
Реквием: Не неуязвима, но согласно секретным правительственным бумагам, хорошо защищена в безопасном убежище вместе с остальными.
Керизз: Интересно. У такого места же должны быть запасы еды и лекарств, нужные вам. Где это убежище?
Реквием: Километрах в пяти отсюда.
Керизз: Хорошо. Недалеко.
Реквием: И ещё полтора километра вниз.
Керизз: Оу.

Восс: Брешь за участком стены в двенадцатом коридоре, моя госпожа. Мониторы показывают, что в этой же зоне возрастает давление.
Экселсиор: Благодарю, Министр Восс. Внутренняя стена может сдерживать его?
Восс: Не вечно. Точно нет, если будет ещё одно сейсмическое возмущение, даже малое.
(Далёкий грохот.)
Тралфиниал: Вроде такого?
Экселсиор: Министр Тралфиниал, система безопасности здесь рассчитана, чтобы выдержать куда худшее.
Тралфиниал: Она уже выдержала куда худшее, моя госпожа, но конструкция ослаблена постоянными встрясками, и не сможет выдержать много. На всякий случай надо эвакуировать нижние уровни.
Экселсиор: Если и как только я прикажу.
Тралфиниал: В этом убежище более сотни людей. Их надо предупредить, чтобы готовились к чрезвычайной ситуации.
Экселсиор: Вы сомневаетесь в моей власти, Министр?
Тралфиниал: Нет, моя госпожа.
Экселсиор: Так молчи! Ситуация у меня под контролем.
Доктор: Ландскар, я правильно понимаю, что за стеной двенадцатого коридора есть нечто довольно мощное и потенциально опасное?
Ландскар: Да, Доктор. Подземная река там проходит ближе всего к нам и может прорваться внутрь. Большой риск затопления.
Доктор: Тебя это, кажется, не волнует. Ты ведь утонешь вместе с нами всеми.
Ландскар: Всё живое должно умереть.
Доктор: Согласен, но нам незачем стоять тут и дожидаться этого. Должно же быть что-то, что ты можешь сделать.
Ландскар: Мы можем перебраться на уровень земли и запереть эту часть убежища, с позволения Экселсиор.
Экселсиор: Приняв во внимание все обстоятельства я решила, эм, перебраться на уровень земли и запереть эту часть убежища. Министр Восс? Ведите.
Восс: Мониторы говорят, что внутренняя стена покрылась трещинами, моя госпожа. Вода затекает в двенадцатый коридор.
Тралфиниал: Мы утонем!
Доктор: Чарли. Я должен забрать Чарли!
Восс: Беги потом к концу шестнадцатого коридора, Доктор. Лифт поднимет вас на уровень земли.
Доктор: Шестнадцатый коридор. Спасибо, Министр Восс. Удачи.
Тралфиниал: Сюда, моя госпожа.

Керизз: Им придётся впустить нас когда мы доберёмся, Реквием. Они не могут оставить нас умирать снаружи.
Реквием: Почему нет? Они допустили войну. Они позволили свету всё уничтожить. Какое им дело до кучки выживших?
Керизз: Да ладно, нас тут человек пятьдесят, а то и больше. Едва ли это кучка. Вот только хватит ли всем места в убежище?

Доктор: Сестра, можете мне помочь с Чарли?
Медсестра: Конечно.
Доктор: Нам надо поднять её на уровень земли, не повредив ещё сильнее её позвоночник. Это возможно?
Чарли: Доктор, в чём дело?
Доктор: Убежище затапливается. Надо убираться отсюда.
Медсестра: Лежак Чарли можно снять с основания, словно носилки.
Доктор: Нам надо как можно скорее дойти до конца шестнадцатого коридора.
Медсестра: Это недалеко.
Доктор: Хорошо. Готовы, сестра?
Медсестра: Всегда готова.
Доктор: И поднимаем. Вот так. Ты в порядке, Чарли?
Чарли: Всё ещё ничего не чувствую.
Доктор: Может, оно и к лучшему.
Медсестра: Я поведу, Доктор.
Доктор: Спасибо.
Чарли: Это воду слышно?
Доктор: Да, у нас под ногами сантиметров пять. Скажи, если замёрзнешь.
Чарли: Учитывая обстоятельства, мне не до того.
Медсестра: Мы прятались тут в темноте, притворялись, что всё будет в порядке. Обманывали себя.
Доктор: Пока есть жизнь, есть надежда.
Медсестра: Какая надежда, Доктор? Какая жизнь? Мы разрушили свой мир. К чему нам там возвращаться? Зачем мы вообще пытаемся спастись?
Доктор: Затем.
Медсестра: Зачем затем?
Доктор: Просто затем. Не останавливайтесь. Шестнадцатый коридор. Шестнадцатый коридор!
Медсестра: Там, прямо. Слушай.
(Громкое течение воды.)
Доктор: Давай надеяться, что это сзади, а не спереди.
Медсестра: Вот он, Доктор. Шестнадцатый коридор. Восс (по громкой связи): Доктор!
Доктор: Министр Восс.
Восс: В лифт, скорее, вы все.
Чарли: Вода уже близко, Доктор.
Доктор: Я в курсе, Чарли. Постарайся не паниковать.
Восс: Давайте сюда, сестра.
Медсестра: Конечно, Министр.
Доктор: Спасибо. Чарли, ты в порядке?
Восс: Доктор, заходи!
Доктор: Сестра!
(Медсестра кричит. Двери лифта закрываются и он начинает подниматься.)
Доктор: А как же сестра?
Восс: Вода забрала её, Доктор. Мы уже ничего не можем поделать. Нам надо закрыть двери.
Доктор: Нет! Нет, мы должны её спасти.
Восс: Поздно. Мы движемся к уровню земли.
Чарли: Вы не можете оставить её умирать! Пожалуйста, Доктор.
Восс: Она уже мертва.
Доктор: Чарли, пойми. Всё затоплено. Мы не можем туда вернуться.
Чарли: Сестра помогала меня нести, а мы дали ей умереть. Надо было брать её, а не меня. Что от меня толку, когда я такой овощ.
Доктор: Ты не овощ, ты человек. У тебя такое же право на жизнь, как и у любого другого существа.
Восс: Любого другого человека.
Доктор: О боже. Это фигура речи, Министр.
Восс: Вы и правда путешественники. Не из других земель, а из другого мира.

Тралфиниал: Нижние уровни необходимо запечатать, моя госпожа, и немедленно.
Экселсиор: Мы подождём возвращения Министра Восса, Министр Тралфиниал. Мне нужна моя портниха. Мантия была жутко повреждена водой. Остальной мой гардероб уничтожен!
Тралфиниал: Лифт едет, моя госпожа.
Экселсиор: Прекрасно. Тогда нижние уровни можно запечатывать. Ничто и никто не должен забраться или выбраться оттуда. Позаботьтесь об этом.
(Двери лифта открываются, вода вытекает.)
Доктор: Ты в безопасности, Чарли.
Чарли: Я всё ещё думаю, что лифт надо отправить назад. Пусть уедет пустой. Вам не надо ехать на нём.
Экселсиор: Где моя портниха?
Восс: Мертва, моя госпожа. Утонула, как и все остальные, кто там был. Я не мог рисковать и ждать дольше.
Экселсиор: И вам хватило наглости вернуться без моей портнихи, Министр? Лучше бы вы сами остались там.
Восс: Хоть на минуту перестаньте думать о своей идиотской мантии!
Экселсиор: Что вы сказали, Министр Восс? Да вас казнят за это!
Восс: Кто казнит, моя госпожа? Кроме вас, остались только Министр Тралфиниал, Доктор и Чарли.
Экселсиор: Я сама казню вас, Министр. Тралфиниал, дайте своё оружие.
Доктор: Что вы творите? Скажите мне. Мы – всё что осталось от сотни с лишним людей, бывших на нижних уровнях?
Тралфиниал: Верно.
Чарли: Бедные люди.
Доктор: Пять человек из сотни с лишним, и вы говорите о казнях? Не кажется ли это вам немного опрометчиво, быстро, если не сказать безумно? Ладно, вперёд. Что вам ещё одна смерть, когда вы видели их так много.
Экселсиор: Может, мне стоит казнить вас, Доктор?
Восс: Нет! Моя госпожа.
Экселсиор: Министр Восс несогласен.
Чарли: Но вы конечно можете себе позволить проявить великодушие, Экселсиор? Не такой ли ваши люди хотели бы вас видеть? Своей благожелательной правительницей? Всепрощающей, и так далее. Доктор и я – мы ваши люди.
Экселсиор: Ты нравишься мне, Чарли. Хорошо. Казнь министра Восса и Доктора пока что откладывается. Министры, мне нужно хорошо подготовиться к встрече с моим народом на поверхности. Распорядитесь, чтобы мне выделили отдельную комнату на этом уровне.
Тралфиниал: Да, моя госпожа.
Чарли: Доктор, она совершенно безумна.
Доктор: Ты заметила.
Чарли: Все эти люди умерли, больше сотни людей, а её волнует только её одежда.
Доктор: Учитывая миллионы погибших в войне, неудивительно, что она сошла с ума.
Чарли: Не оправдывай её, Доктор. Она должна принять хотя бы часть ответственности за случившееся.
Доктор: Её капризам потворствовали слишком многие и слишком долго. Они прятали от неё все плохие и тревожные новости и давали ей только хорошие. Всё, чтобы она была довольна.
Чарли: Не может же она быть настолько слепой, Доктор.
Доктор: Скорее, сумасшедшей. Она так справляется с тем, что произошло тут. Проще отгородиться от этого, представить, что это неправда.
Чарли: Как можно отгородиться от целой войны? Как можно отгородиться от смерти и разрушения таких масштабов? Должно же что-то быть в её голове, какая-то искра осознания того, что бросать на людей бомбы – плохо. Что любая война это плохо.
Доктор: Не все согласились бы с твоей последней фразой, Чарли, но я с тобой согласен. Но тебе надо понять, что Экселсиор, вероятно, травмирована случившимся, и её реакция естественна и непроизвольна.
Чарли: Или она блефует.
Доктор: Или она блефует.

Чарли: Что это?
Доктор: Какой-то сигнал, я думаю.
Восс: Доктор, это сенсоры по периметру убежища. Они настроены на обнаружение жизни. Там что-то есть. Оно либо любопытное, либо пытается войти внутрь.
Тралфиниал: Не открывай дверь, Восс. Что угодно, но не открывай дверь.
Восс: Я сначала проверю экраны, Тралфиниал. Не беспокойся. Если оно выглядит хоть немного опасным, оно останется снаружи. Я не совсем идиот, знаешь ли.
Доктор: Качество изображения не очень хорошее. Должно быть, из-за бури.
Чарли: Что вы там видите?
Восс: Я просканирую участок. Попытаюсь сделать изображение резче. Я вижу что-то. Кого-то.

Керизз: Есть там кто? Алло? Меня слышно?
Реквием: Объектив двинулся. Они смотрят на нас, Керизз. Продолжай кричать.
Керизз: Возможно, они меня не слышат.
Реквием: Но они тебя видят.

Тралфиниал: Что это за существо?
Доктор: Это Керизз!
Чарли: Ах, Доктор, он жив!
Доктор: Похоже на то.
Восс: Я включу звук.
Доктор: И он не “существо”. Он — эутермиец.
Тралфиниал: Что?
Доктор: Он со мной. Он друг. Ему можно доверять.
Керизз (через коммуникатор): Меня кто-нибудь слышит? Алло?
Доктор: Он слышит нас?
Восс: Теперь да.
Доктор: Керизз, ты меня слышишь?
Керизз (через коммуникатор): Доктор? Это ты?
Доктор: Да. Мы тебя впустим.
Тралфиниал: Нельзя.
Доктор: Он там замёрзнет. Вы должны его впустить.
Восс: Ничего такого мы не должны. У нас есть только твоё слово о том, что ему можно верить.
Доктор: Прошу. Он вам не навредит.
Керизз (через коммуникатор): Со мной ещё друзья.
Тралфиниал: Он не один, Восс.
Чарли: Должно быть, выжившие.
Доктор: Сколько друзей, Керизз?
Керизз (через коммуникатор): Около пятидесяти.
Тралфиниал: Пятьдесят? Это же такой риск заражения!
Доктор: Пятьдесят переживших войну, Министр. Пятьдесят людей, которым нужна защита от бури. Вы должны их впустить.
Восс: Я открываю дверь.
Тралфиниал: Подумай что делаешь, Восс.
Восс: Доктор прав. Мы не можем оставить их умирать снаружи.
Тралфиниал: Впусти их, и мы сами можем умереть.
Восс: Я готов рискнуть. Двери открываются.
Тралфиниал: Я открою огонь на поражение по всем, кто будет представлять угрозу.
Восс: Нет, опусти оружие.
Тралфиниал: Я предупреждаю. Если будет нужно, я всех их убью.
Доктор: Керизз!
Керизз: Доктор. Шарлотта.
Доктор: А где остальные? Ты сказал, с тобой ещё человек пятьдесят.
Керизз: Считать разучился? Взгляни на них.
Доктор: Я умею считать, но я насчитал только одного, и это ты.
Керизз: Открой глаза, Доктор.
Доктор: С тобой никого нет, Керизз. Ты один.

Часть 3


(Гром и сильный дождь.)
Экселсиор (трансляция): Добрый народ Бортресойе, близится момент когда мы можем начать жизнь с чистого листа. Когда мы снова сможем вкусить вольность, отнятую у нас тёмной тенью противостояния. Но эта вольность слишком часто принимается как должное во время мира. Мы должны беречь их, наслаждаться ими и помнить, что наши герои погибли, чтобы их сохранить. Что пока у нас есть безопасность наших домов и тепло наших семей, есть те, кто не вернётся с поля боя. Но если не телом, то душой и они будут с нами в день парада победы. День, который я и моё правительство хотим сделать началом нового будущего для всех нас, новой надежды и силы. Присоединитесь ко мне в день парада победы. Вместе мы можем творить историю! Мой народ, все надежды и чаяния Экселсиор с вами.

Доктор: Министр Тралфиниал, опустите оружие. Вы сами видите, Керизз безоружен.
Восс: Делай как он сказал, Тралфиниал.
Тралфиниал: Доктор здесь не командует. Не забывай, он тоже чужак. Я бы мог их обоих застрелить за шпионаж.
Доктор: Только не снова, Министр. Мы же через это уже прошли. Будьте добры, опустите, пожалуйста, оружие. Мы все тут нервничаем и кто-то может пострадать.
Чарли: Кроме того, Керизз очевидно безоружен и очевидно один.
Керизз: Они были со мной. Я не понимаю.
Тралфиниал: Минимум пятьдесят, ты сказал. Пятьдесят друзей с поверхности. И где же они теперь? Где они прячутся? Говори правду!
Керизз: Я говорю правду. Они были тут. Они были прямо за мной.
Реквием: Мы всё ещё там, Керизз.
Керизз: Реквием?
Доктор: Керизз, что с тобой?
Керизз: Теперь верите?
Восс: О чём ты? во что верим?
Керизз: Они здесь. О, да вы должны видеть их.
Восс: Кого?
Доктор: В этом-то и проблема, Керизз. Мы их не видим.
Керизз: Но они же прямо (пауза) Их тут нет. Вы их отпугнули.
Восс: Твоих друзей тут и не было.
(Шум панели управления дверьми.)
Керизз: Нет, подождите. Они наверное вышли. Впустите их.
Чарли: Керизз, ты пришёл один. Больше никого не было. По крайней мере из тех, кого мы могли бы видеть.
Тралфиниал: Кого мы могли бы видеть? В каком смысле, мы могли бы видеть?
Доктор: Нечего паниковать, Министр. У Керизза какие-то галлюцинации, возможно вызванные долгим облучением. Что ему нужно, так это отдых.
Керизз: Думаете, мне мерещится. Вы все думаете, что мне мерещится. Даже ты, Доктор.
Доктор: Разум иногда проворачивает странные трюки, Керизз. То, что ты видел, должно быть казалось тебе очень реальным.
Керизз: Шарлотта, ну ты-то мне веришь, да? Шарлотта.
Чарли: Я хочу. Я правда очень хочу поверить.
Керизз: Но не можешь.
Доктор: Это не вопрос доверия тебе. Нам тоже приходится верить своим глазам. И глаза говорят нам, что с тобой никого не было.
Керизз: Тогда как ты объяснишь это, Доктор? Я нашёл дорогу сюда случайно?
Чарли: Может, ты видел привидение?
Керизз: Что?
Восс: Или полсотни привидений.
Тралфиниал: О чём она, Восс? Какие привидения?
Восс: Тени, Тралфиниал. Души умерших.
Чарли: Просто предположила.
Доктор: Интересное предположение, Чарли. Может, в нём что-то есть. Если призрак – неупокоенная душа, представь, сколько неупокоенных душ должно появиться после ядерной бойни. Невинные жертвы, ищущие ответ, сбитые с толку скоростью и жестокостью их бессмысленных смертей. Возможно, даже не знающие, что мертвы.
Керизз: Доктор, я видел их. Я говорил с ними, и они со мной. Про убежище, про войну и про бомбу. Я это не придумал.
Тралфиниал: Они здесь. Вы их не слышите? Вы их не чувствуете? Духи мертвецов. Злые духи. И ты привёл их, чтобы они проникли сюда и всё уничтожили. Уничтожили нас!
Керизз: Нет! Скажи им, Доктор.
Тралфиниал: Слушайте. Неужели вы не слышите? Неужели вы не слышите?
Восс: Тралфиниал, я думаю, вам стоит отдохнуть в вашей комнате. У меня всё под контролем.
Тралфиниал: Нет, не у тебя. Всё под контролем злых духов. Они смотрят на нас, ждут.
Доктор: Министр Тралфиниал.
Тралфиниал: Не подходите ко мне, никто.
Восс: Тралфиниал, не глупите.
Тралфиниал: Это ты глуп, Восс. Ты впустил их сюда, теперь они всех заразят. Но не меня. Я не дам им меня заразить.
(Топот бегущих ног. Шепчущие голоса.)
Доктор: Я прошу прощения, Министр. Кажется, мы вам тут навели шороха.
Восс: Не ваша вина, Доктор. Но может, вы можете помочь кое в чём.
Доктор: Конечно, сделаю что смогу. Вы нам помогли.
Восс: Расскажите о своих путешествиях.
Доктор: Путешествиях?
Чарли: Это очень долгая история, да, Доктор?
Доктор: Детали вас утомят. Скажем просто, что они были весьма обширны.
Восс: Вы умеете управлять транспортом?
Доктор: Даже не смей, Чарли.
Чарли: Я и не собиралась ничего говорить.
Доктор: Да, я знаком с большинством видов транспорта.
Восс: Можете управлять ракетой?
Доктор: Ракетой? У вас есть ракета?
Восс: Ответьте, Доктор. Да или нет.
Доктор: Что ж, да, осмелюсь сказать. Что за ракета?
Восс: Мне стоит проведать Министра Тралфиниала. Пожалуйста, не пытайтесь уйти из убежища. Вы не протянете там больше пары часов.
(Шаги удаляются.)
Доктор: Министр Восс, что за ракета? Министр!
Керизз: Не протянем больше пары часов. Мы все тут долго не протянем.
Чарли: Ты знаешь что-то чего не знаем мы?
Керизз: Только то, что рассказал Реквием.
Доктор: Реквием?
Чарли: Его призрачный друг.
Доктор: Спасибо, Чарли. Реквием сказал, что мы все скоро умрём?
Керизз: Не такими словами. Он сказал, что этот вид – единственный на планете, что всё остальное вымерло. Звучало не очень многообещающе.
Доктор: Согласен. Всё хуже, чем я боялся. Он точно сказал именно это, Керизз?
Керизз: Я же не мог это всё придумать. Я не придумал это. Всё что я видел и слышал, всё было по-настоящему. Так же реально как ты и Шарлотта.
Доктор: Я тебе верю.
Чарли: Без такой реальности я бы с радостью обошлась.
Керизз: Прости, Шарлотта. Я слишком эгоистичен.
Чарли: Нет, не правда.
Керизз: Как ты?
Чарли: Всё ещё не могу двигаться. Боюсь, это всё. Так мои путешествия и закончатся.
Керизз: Ты не можешь говорить это серьёзно.
Доктор: Мы тебя вытащим отсюда, Чарли, чего бы это ни стоило, даже если это последнее, что я сделаю.
Чарли: И судя по тому, что рассказал Керизз, это вполне может стать последним. Без ТАРДИС мы можем выбраться только через Интерзону.
Доктор: Или на ракете Министра.
Чарли: Доктор, даже если эта ракета работает, ты тогда бросишь ТАРДИС.
Доктор: Не обязательно.
Чарли: Теперь я запуталась.
Доктор: Прежде чем я вышел из Интерзоны, Кро'ка намекнул, что ТАРДИС может быть в другом месте.
Керизз: Где-то ещё на планете?
Доктор: Нет, вообще не на планете. Я думал, он пытается отнять надежду, но может, он наоборот давал её.
Чарли: Не верится мне, что он пытается нам помочь.
Доктор: И всё же есть возможность, что ТАРДИС перенесли и она уже в безопасности. И мы можем обсудить мотивацию Кро'ки когда тоже будем в безопасности. Решено? Чарли и
Керизз: Решено.

(Дверь отсека открывается.)
Экселсиор: Заходите, Министр Восс. Присоединяйтесь.
Восс: Моя госпожа.
(Дверь закрывается.)
Экселсиор: Министр Тралфиниал говорит, что мы открыли двери потенциальной опасности. Это так, Министр Восс?
Тралфиниал: Мой достопочтенный друг Министр Войны знает, что это так, моя госпожа. Его безрассудные действия увеличили риск заражения! Кроме того, наше убежище теперь кишит злыми духами.
Экселсиор: Злые духи, Министр Восс. Что вы на это скажете?
Восс: Мой достопочтенный друг Министр Мира запутался, моя госпожа. Он придаёт слишком много значения бредням полубезумного выжившего.
Тралфиниал: А мой достопочтенный друг Министр Войны снова скупится на правду. Ест факты, с которыми леди Экселсиор возможно не вполне знакома.
Восс: Это тут неуместно, Тралфиниал.
Тралфиниал: Как может подтвердить Восс, моя госпожа, война прошла не очень хорошо. Скорее даже наоборот.
Восс: Замолчи же, Тралфиниал.
(Звук взводимого оружия.)
Тралфиниал: Стой где стоишь, Восс. Я не хочу тебя убивать, но я скажу что должен.
Экселсиор: Министр Тралфиниал, я возмущена что вы угрожаете использовать оружие в моей комнате. Отдайте мне его немедленно. Так дела не делаются.
Тралфиниал: Это не дела, моя госпожа. Это выживание. Министр Восс скрывал правду от вас с самого начала войны, но продолжение притворства ни к чему не приведёт.
Экселсиор: Хорошо. Отдайте мне оружие.
Тралфиниал: Не раньше чем договорю.
Экселсиор: Немедленно, Министр!
Восс: Делайте как говорит госпожа, Тралфиниал.
Экселсиор: Я прослежу, чтобы министр Восс остался на месте, не бойтесь.
Тралфиниал: Моя госпожа.
Экселсиор: Ах, спасибо, Министр. Вы поступили мудро.
Тралфиниал: Министр Восс подтвердит, что ситуация снаружи убежища куда серьёзнее, чем вам было доложено ранее.
Экселсиор: Оу?
Тралфиниал: Число жертв куда больше всех наших прогнозов. Ущерб, нанесённый Бортресойе, столь велик, что какое бы то ни было восстановление не представляется возможным. Правда, моя госпожа, в том,
(Выстрелы. Тралфиниал вскрикивает от боли. Глухой стук.)
Восс: Моя госпожа, вы убили Министра Мира.
Экселсиор: Ещё одна прискорбная жертва войны, Министр Восс. Мне нужно думать о морали. Храбрый народ Бортресойе не готов слышать такую антивоенную пропаганду. Это же нельзя терпеть.
Восс: Нет, моя госпожа.
Экселсиор: Я, конечно, вставлю яркое описание жизни и работы покойного Министра Мира в свою речь на параде победы. Возможно, даже представлю его к посмертной награде.
Восс: Да, моя госпожа.
Экселсиор: А теперь, Министр Восс, я хочу знать больше про Доктора и его друзей.

Керизз: Ну, он архивариус, отвечает за сохранение записей в Центральных Архивах. Многие из них были повреждены или уничтожены, но информации хватает, чтобы собрать по кусочкам историю Бортресойе. Ох, тебе она покажется поразительной, Доктор.
Чарли: Так значит, пока мы за тебя волновались, представляя всевозможные ужасы, которые могли с тобой случиться, ты сидел в библиотеке и читал книги?
Керизз: Мне больше некуда было пойти, Шарлотта. Ведь вы с Доктором исчезли. Что мне оставалось делать?
Чарли: Да я шучу, Керизз. Ты всё сделал правильно. Ты хотя бы был там в безопасности.
Доктор: В относительной, настолько насколько безопасно могло быть где бы то ни было. Что ещё тебе сказал Реквием?
Керизз: Похоже, все ресурсы этого мира были истощены. Вода загрязнена, воздух отравлен, на мёртвой земле ничего не растёт. Люди в основном едят синтезированный белок. Не знаю, как они выжили.
Доктор: Они не выжили, Керизз. Они мертвы. Смирись. Никто не мог долго прожить в таких условиях. Реквием и его друзья мертвы.
Керизз: Зачем ты так говоришь, Доктор? Они не мертвы. Я не мог бы это всё знать, не расскажи он мне.
Доктор: Ты мог взять информацию из книг. Ты сам сказал, вокруг тебя была куча книг. Может, ты прочитал их, или хотя бы их части, заснул, проснулся не соображая, в чём дело. Не забудь, ты часами не ел и не спал. И убедил себя, что встретил выживших. Ты ведь не один видел призраков с тех пор как мы ушли из прошлой зоны.
Керизз: Правда?
Чарли: Ты об этом не рассказывал, Доктор.
Доктор: То, что видел я, было искусственной картинкой. Одним из трюков Кро'ки.
Чарли: И что это была за картинка?
Доктор: Ничего существенного. Это было не по-настоящему, просто моё воображение. Беспорядочные и болезненные воспоминания, видимо, поэтому и выбранные. Похоже, ему нравится смотреть, как я мучаюсь.
Чарли: Он ничего не делает просто так. Ты должен был уже это понять. Это всё часть его большого плана.
Доктор: Сомневаюсь. Ты слишком высоко о нём думаешь, словно он главный. Я думаю, он только поджигает фитиль и убегает на безопасное расстояние. Он как обезьянка. Шарманщик кто-то другой.
Чарли: Керизз, кажется, ничего не понял, Доктор. Лучше объясни ему свои метафоры.
Доктор: Прости, Керизз. Я хотел сказать, что за ним есть серый кардинал, кто-то кто дёргает за ниточки? Наводит прицел.
Керизз: Да, понятно, спасибо.
Доктор: Хорошо, а то у меня заканчиваются метафоры. Что бы он ни делал, Кро'ка не тот, кто ответственен за то, что эта планета оказалась на грани уничтожения. Вина за это лежит полностью на его жителях.
Керизз: Мы должны принять ответственность за то, что сделали. Ну, Реквием так сказал.
Доктор: И он был прав. Планеты не принимают решений о самоуничтожении. По крайней мере, не часто. Не считая смерти солнц, чёрных дыр и столкновения с гигантскими космическими телами, именно жизнь на планете скорее всего найдёт рано или поздно способ её уничтожить. Именно в этом так называемые цивилизованные общества особенно хороши. Ни единого исключения.
(Шаги.)
Восс: Доктор.
Доктор: Министр Восс. Я полагаю, вы нашли Министра Тралфиниала?
Восс: Увы, с моим достопочтенным другом Министром Мира случилось несчастье.
Чарли: В смысле, он мёртв?
Восс: К сожалению, да.
Доктор: Знаете, Министр, после всего произошедшего вы серьёзно не можете позволить себе терять ещё людей.
Восс: Есть одно транспортное средство, ракета, ну, скорее боевая, чем транспортная но её можно переделать под перевозку людей.
Доктор: И какой масштаб переделки?
Восс: Я отвезу вас в ангар. Он всего в нескольких километрах, прямо за чертой города. Можем добраться на бронемашине. Должно быть вполне безопасно.
Чарли: Переделать боевую ракету звучит как не очень хорошая идея. Все беды началось именно с таких ракет.
Доктор: Я понимаю, но это, возможно, наш единственный шанс спастись. Я должен тебя вытащить. Это стоит риска. Министр Восс, ваша ракета способна покинуть термосферу планеты?
Восс: Она была предназначена для космических путешествий, а потом переоборудована для войны.
Керизз: Реквием сказал, что космическую программу отменили, а бюджет отдали на создание оружия.
Чарли: Совершенное безумие.
Доктор: Жаль, что вы не держались изначального плана, Министр.
Восс: Мы должны были защищаться, Доктор. У нас не было никакого выбора.
Доктор: Никакого выбора. Никакого выбора. У вас был выбор, и вы выбрали неправильно. Вы выбрали войну, и этим превратили свою планету в безжизненный камень, висящий в космосе.
Восс: Не надо морализаторствовать, Доктор. Вы никогда не ошибались в жизни? Никогда не принимали решения, о которых жалели потом? Никогда не хотели вернуться назад и сделать что-то по-другому?
Керизз: Доктор, надо как можно скорее вытащить отсюда Шарлотту. Ей нужна срочная помощь. Неважно, кто, кому, что и когда сделал. Об этом поспорите позже.
Доктор: Ты прав, Керизз. Прости, Чарли.
Чарли: О, не волнуйся за меня, Доктор. Иди и посмотри, работает ли ракета. Спаси стольких, скольких сможешь.
Доктор: Я готов, Министр.
Восс: Я подвезу машину к этому выходу. Условия снаружи стремительно ухудшаются.
Керизз: Я с тобой, Доктор.
Доктор: Нет, Керизз. Останься с Чарли. Проследи, чтобы она ни во что тут не влипла.
Чарли: Ха, ха, очень смешно.
Керизз: Доктор.
Доктор: Да, Керизз?
Керизз: Будь осторожен.
(Шаги удаляются.)

(Шепчущие голоса.)
Экселсиор: Добрый народ Бортресойе, со смесью скорби и гордости сообщаю я вам о смерти Министра Тралфиниала. Моего дорогого друга и коллеги Министра Тралфиниала. Так лучше звучит. По злой иронии судьбы Министр Мира. Министр Мира стал последней жертвой войны.
Реквием: Экселсиор.
Экселсиор: Министр Мира стал последней жертвой войны. Да, мне нравится.
Реквием: Экселсиор, я знаю, ты слышишь меня.
Экселсиор: Добрый народ Бортресойе, со смесью скорби и гордости сообщаю я вам-
Реквием: Послушай меня!
Экселсиор: Ох, да уйди, кто бы ты ни был. Мне надо речь писать.
Реквием: Тебе разве не интересно, что ты натворила? Разве ты не хочешь знать, что стало с твоим народом?
Экселсиор: Нет. Теперь уходи.
Реквием: Ты злая женщина, Экселсиор, и ты уничтожила нас всех.
Экселсиор: По злой иронии судьбы Министр Мира стал последней жертвой войны.

Керизз: Куда бы мы ни пошли дальше, это будет идиллическое и спокойное место. Там не будет никаких войн, сражений, революций, только свобода и гармония. Мы будем гулять на прекрасной природе, вдоль экзотических берегов, подобных которым мы не видели.
Чарли: Тебе придётся меня нести.
Керизз: Ты сможешь ходить. Шарлотта, первое же что мы сделаем это найдём тебе лучшую медицинскую помощь.
Чарли: Я хочу больницу с великолепным видом, симпатичными докторами, приходящими по вызову в любое время дня и ночи, заботливыми медсёстрами, которые принесут мне всё, чего бы я ни попросила, и исполнят любой мой каприз.
Керизз: Всё это будет. Обещаю.
Чарли: И не забудь, в любое время дня и ночи. Ты же хочешь, чтобы я полностью выздоровела, так?
Керизз: Конечно. Как думаешь, я схожу с ума?
Чарли: Это ещё почему?
Керизз: Вижу призраков, говорю с мертвецами.
Чарли: Это не делает тебя сумасшедшим. Одарённым разве что. Многие бы позавидовали твоей способностью общаться с миром духов.
Керизз: Хмм. Не все верят в призраков. Доктор не верит.
Чарли: Доктор говорит, что всему есть логическое объяснение. Он в это верит. И как бы это ни раздражало, но он как правило прав. А ты веришь в призраков?
Керизз: Я не знаю. Я часто вижу Лайду в своей голове, улыбающейся, какой она обычно была. Не такой, какой она была в конце, когда я-
Чарли: Когда ты освободил её от смерти при жизни. Не притворяйся, что это было чем-то другим. Не обвиняй себя в произошедшем. Ты сделал лучшее, что мог для неё сделать.
Керизз: Да. Я знаю.
Чарли: А для меня ты бы сделал то же самое?
Керизз: То же самое?
Чарли: Если бы я попросила. Если бы это было необходимо.
Чарли: Что было бы необходимо?
Чарли: Если бы лучшие доктора во вселенной подтвердили, что я останусь такой на всю жизнь. Парализованной. Неспособной ничего сделать самостоятельно. Сделал бы?
Керизз: Убил ли бы я тебя?
Чарли: Помог ли бы мне умереть?
Керизз: Этого ты хочешь?
Чарли: Нет, я этого не хочу. Ну я же буду обузой для вас с Доктором, и зачем вам рисковать своими жизнями ради моей? Это бессмысленно.
Керизз: Ты разве не хочешь жить?
Чарли: Нет, если я обреку остальных на смерть. Вы должны подумать о себе, Чарли. Если вы увидите возможность сбежать, любую возможность, воспользуйтесь ею. Я пойму.
Керизз: Ты идёшь с нами, Шарлотта. Мы тебя тут не оставим, и это не обсуждается.

Восс: Почти на месте, Доктор.
Доктор: Я только надеюсь, что ракета перенесла движения коры. Ваша планета вот-вот развалится на куски.
Восс: Если не перенесла, нам конец. Смотри, вот она, Доктор. Да, наша последняя боевая ракета, а теперь наш единственный шанс спастись.
Доктор: Под нами ты подразумеваешь горстку оставшихся в убежище, потому что нет больше никого в целом мире. Не так ли, Восс? Никого и ничего. Ни души.
Восс: Всё должно было быть не так. Превентивный удар должен был предотвратить войну, обезвредить их способность к атаке прежде, чем атака случится. Это должно было сработать.
Доктор: Бомбы никогда не работают, Восс. Неужели вы ничего не поняли из своей собственной истории? Война порождает войну. Одна ведёт к другой, и к третей, и так далее до бесконечности, до тошноты. Ты должно быть горд вашими достижениями.
Восс: А что я должен делать, Доктор? Броситься на свой меч? Кто бы от этого выиграл? Мой народ уже слишком поздно спасать. Мою планету слишком поздно спасать. Бомбы сделали своё дело. Но может, я смогу спасти тебя и твоих друзей.
Доктор: Да, и свою шкуру. Если ты не возражаешь, Восс, я скорее умру на этой планете, чем сделаю что-нибудь, чтобы помочь тебе бежать. Я не хочу, чтобы вы распространились как болезнь.
Восс: Подумай о Кериззе. Подумай о Чарли. Неужели это правильно, отказывать им в шансе на спасение только потому, что ты решил показать моральное превосходство?
Доктор: Министр, я не уверен что найдётся слово, способное описать, за смерти скольких людей ты со своими коллегами из правительства ответственен! По меркам военных преступлений это так плохо, что хуже некуда, так что ты уж пойми меня если я кажусь немного немилосердным.
Восс: Хорошо. Тогда мы остаёмся и ждём конца. Надеюсь, твои спутники не возражают, что ты без их ведома подписал им смертные приговоры. Они очевидно очень тебе доверяют.
Доктор: Доверяют. Да. Полагаю, ядерная боеголовка всё ещё внутри ракеты?
Восс: Её, конечно, надо будет извлечь перед стартом. Слишком опасно.
Доктор: Извлеките её, и у нас не будет энергии чтобы долететь до ближайшей планеты. Это считая, что мы сможем выйти из гравитационного поля этой и не разбиться по прибытии. Я бы на это не поставил. Шансы очень плохие.
Восс: Если мы не уберём боеголовку, Доктор, места для пассажиров будет ещё меньше.
Доктор: Даже без неё всем места не хватит. Посмотрим, нас осталось пятеро. Скольких нам надо потерять, чтобы этот полёт удался?
Восс: Сложный вопрос.
Доктор: Уверен, у тебя есть ответ. Скольких?
Восс: Двоих, может, троих.
Доктор: Хмм. Знаешь, во время затопления нижних уровней ты вернулся, чтобы найти меня, так? Не Чарли, не медсестру, именно меня. Единственного, кто мог бы помочь тебе сбежать на ракете, которую ты, видимо, для этого и приберёг.
Восс: Может так показаться, Доктор, но это не правда. Ну, так ты мне поможешь или нет?
Доктор: Я проверю двигатели и панель управления. Ты пока выброси столько груза, сколько можешь. Всё, что не прибито к полу и не кажется важным. Нам понадобится расчистить много места, чтобы втиснуть пять человек.

Чарли: Надеюсь, Доктор без проблем добрался до шахты. Там довольно опасно.
Керизз: О, не переживай, Шарлотта. Доктор может сам о себе позаботиться.
Чарли: Да, но он не неуязвим. И я бы ни на секунду не стала доверять Министру Воссу. Его Доктор интересует только как пилот для-
Керизз: Тсс.
Чарли: Что?
(Шаги приближаются.)
Экселсиор: Мы не знакомы, так ведь? Вы не бортресойец.
Керизз: Я эутермиец. Меня зовут Керизз.
Чарли: Керизз, это Экселсиор.
Керизз: Правительница Бортресойе. Я слышал о вас от некоторых ваших людей.
Экселсиор: О да, это очень лестно что они говорят обо мне, хотя военные заслуги стоит делить с другими. Я их так вдохновляю.
Керизз: Ничего лестного в этом нет, уверяю Вас.
Чарли: Не надо, Керизз.
Керизз: И то, что вы зовёте заслугами, они зовут виной. Они винят вас за войну, за страдания и горе, вызванные ею, за бесполезную трату жизней. Где тут заслуги?
Экселсиор: О, у тебя острый язык, эутермиец. Смотри, чтобы я его не вырвала.
Керизз: Смотри, чтобы я не выбросил тебя наружу умирать.
Чарли: Керизз!
Экселсиор: (смеётся) Ну, ну, ну, мне нравится твой друг, Чарли. Он говорит то, что думает. Скажи, Керизз, ты не думал пойти в политику? У меня сейчас свободна должность Министра Мира. Предыдущий её держатель, эм, уволился. Если подумать, новый Министр Мира это прекрасная идея. Точно в цель. Новое лицо, новая политика. Мы пропустим факт что ты не бортресойец. Эта была бы освежающая перемена. А голосующие так непостоянны, что едва ли заметят замену.
Керизз: Думаю, ты скоро поймёшь, Экселсиор, что голосующие мертвы. Они не могут беспокоиться о политике или, чего уж там, о чём-либо ещё. Неужели ты не понимаешь? Всё ушло. Закончилось. Пропало.
Экселсиор: Министр Войны будет стоять слева от меня, а ты справа на параде победы. И мы с Чарли подберём тебе что-нибудь особенно очаровательное, чтобы надеть под регалии. Что-нибудь что подойдёт к твоему эм, вечно меняющемуся цвету кожи.
(Керизз рычит.)
Экселсиор: О, нет, нет, нет, не говори "нет", не подумав хорошенько, Керизз. Я редко делаю такое предложение дважды.
Керизз: Нет. Ни за что. Никогда.
Экселсиор: Превосходно. Сообщи, когда примешь решение.
Керизз: Я пойду прогуляюсь, Шарлотта. Вернусь когда она уйдёт.
Чарли: Керизз.
Керизз: Всё нормально, я не уйду далеко.
Реквием: Керизз.
Керизз: Сказал же, я не уйду далеко.
Реквием: Сюда, Керизз. Сюда.
(Шепчущие голоса.)
Керизз: Реквием, это ты? Где ты?
(Шаги удаляются.)
Экселсиор: Тебе тут удобно, Чарли? По-моему, тебе не очень удобно.
Чарли: Я в порядке, правда.
Экселсиор: О, ты уверена?
Чарли: Вполне уверена.
Экселсиор: Принести тебе чего-нибудь поесть?
Чарли: Нет, спасибо.
Экселсиор: Я могу тебя покормить, если хочешь. Я видела, как медсёстры делают это с другими пациентами.
Чарли: Я не хочу есть.
Экселсиор: Тогда может, пить? Давай я принесу тебе попить.
Чарли: Нет, спасибо. Пожалуйста, я не хочу ни пить ни есть. Я в порядке.
Экселсиор: Тебе я тоже не нравлюсь, да?
Чарли: Нет, не слишком.
Экселсиор: Ничего страшного. Моя работа – не выигрывать конкурсы популярности. Моя работа – принимать тяжёлые решения.
Чарли: Кто-то должен, я полагаю.
Экселсиор: Решения, которые могут иногда вовлечь мой народ в войну.
Чарли: Спровоцировать войну, вы хотели сказать. Вы её начали.
Экселсиор: Война шла столько, сколько кто-либо помнит. Сейчас по крайней мере прекратились бои.
Чарли: Потому что некому сражаться, вот почему. Довольно радикальный способ остановить войну. Жаль, вы этого раньше не придумали. Меньше людей умерло бы потому что они бы даже не успели родиться. Идеально!
Экселсиор: Родиться?
Чарли: Да, родиться. Не пришли бы в мир, не были бы созданы. Дети? Растущие малыши? Дети. Вы знаете, что такое дети?
Экселсиор: Дети?
Чарли: Молодые, следующее поколение. О, да ладно, вы должны знать. Должны же были быть дети. Ну, что случалось когда люди умирали? Как восстанавливалось их количество?
Экселсиор: Но оно не восстанавливалось.

Керизз: Я знаю что ты тут, Реквием. Прошу, поговори со мной. Я твой друг. Мне надо поговорить. Реквием, прошу.
Реквием: Керизз.
Керизз: Я рад тебя видеть. Мне жаль, что всё так вышло когда мы пришли. Ты не должен был узнать таким образом.
Реквием: Это ведь правда, да? Я мёртв.
Керизз: Мне жаль, Реквием. Хотел бы я, чтобы это было неправдой. Я должен был понять. Дай руку.
Реквием: Прошла прямо сквозь мою. Значит, это правда.
Керизз: Мне так жаль.
Реквием: Не надо меня жалеть. Мои страдания закончились. Я не чувствую ни боли, ни страха, ни тревоги. Волнуюсь за тебя и твоих друзей, но не больше того. И немного злости к тем, кто уничтожил мой народ.
Керизз: Ты чувствуешь злость?
Реквием: Я хочу увидеть справедливость. Злость, пожалуй, слишком сильное слово.
Керизз: Ты и твои друзья были убиты.
Реквием: Это была война. Люди умирают в войне. Это общеизвестно. Мы идём на войну зная, что люди умрут, поэтому не надо удивляться, когда это происходит.
Керизз: Если ракета Министра не работает, мы скоро к вам присоединимся.
(Сильный грохот.)
Керизз: Очень скоро.
Реквием: Всё живое должно умереть.
Керизз: Куда ты пойдёшь?
Реквием: Пойду?
Керизз: Что случится с миром духов когда этот прекратит существовать? Они должны быть как-то связаны.
Реквием: Миру не будет конца.
Керизз: Миру духов.
Реквием: Миру не будет конца. Пока нет.
Керизз: Всё живое умрёт. Ты так сказал.
Реквием: Нет, Керизз. Всё живое должно умереть, иначе миру придёт конец.
Керизз: Это бессмыслица. Должны умереть? Умрут? В чём разница?
Реквием: Разница между жизнью и смертью. Конец одного путешествия – это начало другого.

Чарли: Вы когда-нибудь могли размножаться?
Экселсиор: Я не знаю. Все возможности воспроизводства были ранним эволюционным процессом, который давно был нами утерян. Необходимость восполнять количество удовлетворялась затем другими способами.
Чарли: Вы хотите сказать, эволюция остановилась?
Экселсиор: Она больше не была нужна. Мы достигли верха нашего физического и умственного развития. В смысле, всегда был риск, что по воле природы мы могли эволюционировать во что-нибудь страшное и глупое. Было необходимо вмешаться.
Чарли: Лучше бы вы оставили это природе, потому что результат тот же самый. Вы и ваши люди и так страшные и глупые. По крайней мере те, кто допустил эту войну.
Экселсиор: О, ты даже не представляешь, каково это, принимать решения, которые влияют на жизни миллионов. Непрерывное давление, бесконечные встречи, долгие дни, бессонные ночи. Груз власти воистину тяжёл.
Чарли: Если ты хочешь выдавить из меня жалость, не старайся. Ты сама решила пойти на высший пост. Ты на этой должности не по воле случая. Если бы тебе не нравилось, ты бы взяла и ушла. Но тебе нравилось. Нравилась власть. Нравилось строить из себя бога.
Экселсиор: Бога?
Чарли: Не слышала про бога? Не удивительно. Здесь богу нет места.
Экселсиор: Да что ты знаешь про мой народ? Что ты знаешь о Бортресойе? Ничего. Ты и твои друзья приходите сюда и рассказываете мне, что я должна и чего не должна делать моему народу? Это мой мир, Чарли, и если я хочу его уничтожить, я это делаю.
Чарли: А ты не такая сумасшедшая, какой хочешь казаться.
Экселсиор: Что ты...
Чарли: Керизз эутермиец, но насколько тебе было известно, я и Доктор были с Бортресойе. Мы были выжившие, которых спасли и принесли сюда в безопасность. Если конечно ты не знала, что не было выживших, что все снаружи убежища были мертвы.
Экселсиор: Ты мне нравишься, Чарли.
Чарли: Что ты делаешь?
Экселсиор: О, мне всё-таки кажется, что тебе не удобно.
Чарли: Я в порядке. Оставь меня в покое.
Экселсиор: Я могу сделать удобнее.
Чарли: Экселсиор, прошу, мне не нужна помощь. Уйди пожалуйста.
Экселсиор: Но я могу сделать тебе удобнее. Удобнее чем тебе было когда-либо в жизни.
Чарли: Нет! Не хммф! (Сдавленные крики.)
Экселсиор: Просто расслабься. Вот так, Чарли. Расслабься. Ещё минутка и всё закончится.
(Крики сменяются всхлипами и прекращаются.)

Восс: Я выкинул всё в безопасных пределах, Доктор. Должно хватить места для троих или четверых.
Доктор: Всё ещё недостаточно. Придётся выкидывать что-то в небезопасных пределах. Мы никого тут не бросим умирать, и не забудь, что Чарли надо лежать.
Восс: Двигатели в порядке?
Доктор: Ракета полетит, вопрос только как далеко и как быстро. Я переназначил боеголовку, чтобы использовать её для дополнительного ускорения, но такой риск я бы предпочёл на себя не брать. Сколько у нас ещё времени?
Восс: Считанные часы, потом эта планета станет непригодной для жизни.
Доктор: Лучше перевезти всех из убежища сюда, на случай если придётся покидать в спешке.
Восс: Я займусь.
Доктор: Так иди. У меня тут есть работа. Если я смогу соединить эти провода, боеголовка не должна взорваться раньше чем мы взлетим, а не то мы никуда не полетим.
Чарли: Доктор?
Доктор: Чарли, передай пожалуйста тот паяльник. Он. Чарли? Министр Восс? Должно быть, усталость. Начинает мерещиться всякое. Надо бы тут закончить, а не то будет слишком поздно.
Чарли: Всё в порядке, Доктор. Всё в порядке.
Доктор: Чарли, это ты?
Восс: Звал меня, Доктор?
Доктор: Чарли. Что-то случилось с Чарли. Мне надо вернуться в убежище.
Восс: Да, а что насчёт ракеты?
Доктор: К чёрту ракету! Я должен вернуться туда немедленно.

Керизз: Шарлотта? Шарлотта, я только что поговорил с Реквиемом. Он тут. Мне не померещилось. Он знает, что мёртв, и кажется, он смирился. Его больше ничего не беспокоит. Ох, давай, Шарлотта, проснись. Это важно. Поспишь потом. Эй, давай, соня. Проснись и пой. Шарлотта? Шарлотта, нет. Нет. Нет, нет, нет. Пожалуйста, нет. Нет!

Часть 4


(Ревущий огонь.)
Экселсиор (трансляция): Добрый народ Бортресойе, вы как и я были обмануты теми, кому горячо доверяли. Худшее не прошло, как думала я, а настигло нас только сейчас. Нам предстоит самое тяжёлое испытание в нашей истории, мои надежды на светлое будущее тают день ото дня и кажется, в этой жизни я буду навсегда разделена с вами. Не все выживут в последней битве, но пусть вас утешит то, что многие уже ушли туда, куда скоро пойдут остальные. Туда, где мы воссоединимся с теми, кого потеряли. Где не будет боли, страдания, жертв. Где будут только вечные блага. Парад победы должен подождать пока мы не воссоединимся в лучшей жизни. Как всегда, мой народ, все надежды и чаяния Экселсиор с вами.

Керизз: Ты не можешь умереть, Шарлотта. Нет, ты не можешь умереть. Пожалуйста, проснись. Пожалуйста, Шарлотта, открой глаза и проснись. Прошу, Шарлотта! Это не может закончиться так. Не может!
Экселсиор: Что ты кричишь? Я пытаюсь писать свою речь.
Керизз: Она мертва. Она мертва. И ты в этом замешана. Ты последняя видела её живой.
Экселсиор: И она была жива когда я уходила, так что не обвиняй меня в том, чего не можешь доказать. Насколько я могу судить, ты сам её убил.
Керизз: Как я мог убить Шарлотту? Она была моим другом. Я бы ничего не сделал ей во вред.
Экселсиор: Может, это было убийство из жалости. Может, ты хотел прекратить её страдания.
Керизз: Я хотел забрать её из этого места, посмотреть за ней, помочь ей поправиться. Я хотел дать ей шанс на нормальную жизнь. Но теперь поздно. Её больше нет. Что я скажу Доктору?
Доктор: Доктор уже знает. Ох, Чарли, что произошло?
Керизз: Я не знаю. Она уже была такой когда я пришёл.
Экселсиор: Мы не успели, Доктор. Мы ничего не смогли сделать. Должно быть, это её сердце.
Доктор: О, Чарли, Чарли, что же я с тобой сделал? Прости, Чарли. Прости. Прости. Такая холодная. Она такая холодная, Керизз. Она, должно быть, уже довольно давно мертва. Я просил тебя остаться с ней. Где ты был?
Керизз: Говорил с Реквиемом.
Доктор: Реквием призрак.
Керизз: Я знаю, но он был здесь. Он хотел со мной поговорить. Не уйди я, она бы по-прежнему была жива. Ох, Шарлотта, это я во всём виноват. Я не должен был от тебя уходить.
Доктор: Если кто и виноват, это я. Вы оба тут из-за меня.
Керизз: Мы сами решили пойти с тобой.
Доктор: Мне от этого ничуть не лучше. Вы по-прежнему здесь из-за меня. Экселсиор, ты знаешь, что случилось? Ты видела или слышала что-нибудь, какое-нибудь волнение?
Экселсиор: Только плачущего Керизза когда он нашёл Чарли лежащей тут. Какое ужасное потрясение.
Керизз: Ты знаешь больше, чем говоришь, Экселсиор. Я не успокоюсь, пока не узнаю правду. О чём вы говорили когда я ушёл?
Доктор: Вы с Чарли оставались наедине?
Экселсиор: О, ненадолго, да. Она спрашивала меня о моей блистательной карьере. Ей было интересно, как женщина смогла достичь таких головокружительных высот в политике. Я видела, что она устала, так что я убедилась, что ей удобно, и вернулась в свою комнату работать над речью. Я больше ничего не могу рассказать.
Керизз: Она убила Шарлотту, Доктор, я знаю.
Экселсиор: тебе не помешало бы контролировать Керизза, Доктор. Мне не нравится его тон.
Доктор: Ты делаешь поспешные выводы, Керизз. Не ухудшай ситуацию.
Керизз: Разве может быть хуже, Доктор? Шарлотту убили.
Доктор: Мы не можем быть уверены, что её убили. Этому нет доказательств. Никаких признаков борьбы.
Керизз: Конечно тут нет признаков борьбы. Шарлотта не могла двигаться. Она была совершенно беззащитна.
Доктор: Да, я сглупил. Прости, Керизз. Мысли путаются. Я ещё толком не осознал. И у нас мало времени. Ракета почти готова к запуску.
Керизз: Мы не уходим. Мы не можем уйти. Не теперь, после того, что случилось.
Доктор: Особенно после того, что случилось. Я уже потерял сегодня одного друга, Керизз. Я не намерен терять другого. Ты идёшь со мной.
Керизз: Нет, Доктор, я останусь с... её телом. Я никуда не пойду.
Доктор: Чарли мертва. Мы не можем это изменить. Но у меня хотя бы есть шанс спасти тебя, спасти нас всех. Ради всего святого, Керизз, оплачем её позже. Она бы не хотела, чтобы мы все умерли.
Экселсиор: Прошу прощения, Доктор. Ты сказал что-то про ракету?
Керизз: Ну если она идёт, я точно остаюсь.
Доктор: Не глупи, мы все идём. Да, Экселсиор, есть ракета, и нам всем надо быть на борту как можно быстрее если мы не хотим быть уничтоженными вместе с планетой.
Экселсиор: Мне нужно собрать мою косметичку и ещё пару вещей в дорогу.
Доктор: Экселсиор, нам надо уходить немедленно. Промедление может стоить нам жизни.
Экселсиор: Я не могу уйти без моей косметики!
Доктор: Да забудь ты про косметику.
Керизз: Реквием сказал, планета не будет уничтожена.
Доктор: Прости меня, Керизз, что не верю на слово призраку. Мои глаза и уши говорят мне, что эта планета на грани разрушения, и я не хотел бы спорить о сверхъестественном когда это случится. Нам пора идти.
Керизз: Но что насчёт Шарлотты? Мы не можем её так оставить. Это неправильно. Мы должны, ну, похоронить её достойно, с какой-нибудь погребальной службой.
Доктор: Планета вот-вот взорвётся.
Керизз: Реквием так не считает.
Доктор: Планета вот-вот взорвётся, и когда это случится, у Чарли будут самые зрелищные похороны во Вселенной. Поверь, ты не захочешь быть к ним ближе чем за пару сотен тысяч километров. А я хотел бы посмотреть с относительно безопасного расстояния. Теперь прошу, пойдём.
Керизз: Прощай, Шарлотта. Чарли.
Доктор: После тебя, Экселсиор. Бронетранспортёр ждёт снаружи.
Экселсиор: Спасибо, Доктор. О, такая жалость с вашей подругой. Такая трата жизни.
Доктор: Прощай, Чарли. До встречи.

Восс: Кто там? Там кто-то есть? Доктор, это ты? Я поднимаюсь.
(Шаги по металлу.)
Восс: Кто это? Кто там? Выйди, чтобы мне было видно. Это ты, Доктор? Я не слышал, как ты вернулся. Ты! Но этого не может быть! Ты умер! Не подходи ко мне, слышишь? Держись пода-агх!
(Крик затухает, громкий удар.)

Экселсиор: Добрый народ Бортресойе, наконец я пришла к вам отпраздновать нашу победу, наградить ваши...
Керизз: Доктор, что она делает?
Доктор: Репетирует речь для парада победы.
Экселсиор: Этот день войдёт в учебники истории.
Керизз: Она чокнутая.
Доктор: Почти наверняка. Может, она думает, что это и есть парад победы, что она видит тут толпу, машущую руками и приветствующую её, чувствует лепестки роз, падающие с неба. Совершенно спятила.
(Треск!)
Доктор: Прыгай, Керизз, прыгай!

Доктор: Ты в порядке?
Керизз: Что случилось?
Доктор: Дыра образовалась там, где её не было. Боюсь, мы потеряли наш транспорт. Он должно быть уже на полпути к ядру планеты.
Керизз: А Экселсиор?
Экселсиор: О, как далеко нам ещё идти?
Керизз: Нет, к сожалению, нет.
Доктор: Не слишком далеко, но боюсь, всё пешком. Можешь идти?
Экселсиор: Конечно я могу идти, идиот. Я ведь не парализована.
Керизз: Убил бы её за это.
Доктор: Керизз, брось.

Доктор: Министр Восс должен был освободить в ракете место, чтобы мы все поместились. Будет тесновато, но сейчас комфорт – не самое важное.
Керизз: Без Шарлотты нас всего четверо. Министр Восс, Экселсиор, ты и я.
Экселсиор: А это не Министр Восс там, лежит на раме со странно согнутой головой, как будто он упал с большой высоты?
Доктор: Возможно это как-то связано с тем, что Министр Восс упал с большой высоты. Или его столкнули.
Керизз: Он мёртв, Доктор. Шея сломана.
Доктор: Всё сломано, я думаю. Слегка облегчает вопрос размещения. Будет место вытянуть ноги. Так значит, нас осталось всего трое, Экселсиор. Ты, Керизз и я.
Экселсиор: Эм, четверо.
Доктор: Эм, по последним подсчётам трое.
Экселсиор: Четверо если считать Ландскара.
Доктор: Ландскара.
Ландскар: Экселсиор права, Доктор. Прости, что испортил твои подсчёты.
Доктор: Да ничего, Ландскар. Я был уверен, что ты погиб при затоплении. Хороший пловец, я так понимаю.
Керизз: Кто он такой, Доктор?
Доктор: Хороший вопрос, Керизз. Ландскар – какой-то специальный советник Экселсиор, или был таковым. Честно говоря, я не вполне уверен.
Экселсиор: Ландскар был больше чем просто советником, Доктор. Он был вдохновением. Он учил меня усиливать мои внутренние силы и быть одним целым с планетой.
Доктор: Как гармонично, Ландскар. Может, обставишь мне ТАРДИС по фэн шую, если мы её ещё увидим.
Ландскар: О, можешь издеваться, Доктор, но мне действительно жаль, что мы не слушаем нашу планету больше, а самих себя больше. Мы бы могли узнать что-нибудь о природе вселенной. Ох, и я должен извиниться за то, что я так напугал Министра Восса, что тот разбился насмерть. Он не ожидал меня увидеть.
Доктор: Он был в этом не одинок. Сколько ещё выжило в затоплении?
Ландскар: Никто больше.
Доктор: Тебе очень повезло.
Ландскар: Повезло знать, как работает планета, понимать её настроения, её характер.
Керизз: Говоришь словно она живая.
Ландскар: Конечно она живая. И, как и всё живое, должна однажды погибнуть.
Керизз: Всё живое должно однажды умереть.
Ландскар: Превосходно. Да, ты понимаешь.
Керизз: Понимаю? Я так не думаю.
Доктор: Планета умирает, это очевидно.
Керизз: Реквием сказал, нет. Пока нет.
Доктор: Керизз говорит про призрака. Реквием – это призрак кого-то, кто безвременно погиб и не может упокоиться.
Ландскар: Важно ли, от кого получено сообщение, Доктор? Это всё лишь вопрос веры. Верь сообщению, и ты поверишь в сообщающего.
Доктор: Это всё лишь вопрос веры. Кро'ка сказал так, это всё лишь вопрос веры.
Экселсиор: Ты с нами, Ландскар? Я слушаю планету, и она говорит мне убираться как можно скорее.
Ландскар: Я разочарован. Из всех людей, Экселсиор, из всех людей ты-то должна понять. Я пытался научить тебя понимать. Мы не можем пойти без тебя. Всё живое должно умереть.
Экселсиор: Хочешь – пойдём, хочешь – оставайся. Мне всё равно. Доктор? Я жду внутри.
Доктор: Ничего там не трогай, Экселсиор. А не то случайно детонируешь ядерную боеголовку.

Доктор: Последний закат, Керизз. В нём есть жуткая красота, да?
Керизз: Мне кажется, я её бросаю. Всё должно было быть не так, Доктор. Она должна была уйти с нами. Она должна была всегда с нами путешествовать, а теперь мы её оставляем на планете, от которой целая вселенная до её родной. На умирающей планете. Не будет ни памятника, ни места последнего упокоения, ничего что мы могли бы посетить, чтобы почувствовать связь с ней. Сначала Лайда, а теперь Чарли. Похоже, жизнь это сплошная утрата людей.
Доктор: Жизнь это сплошные люди, Керизз. Находить их, терять их. Семья, друзья, те, кого мы любим. Понимание того, что однажды мы их потеряем, должно помогать нам ценить их больше пока они живы, зная, что второго шанса не будет. Если конечно нет жизни после смерти. Я хотел бы думать, что нам дадут второй шанс, чтобы всё исправить. Пойдём.
Керизз: Буду через минуту, Доктор.
Доктор: Увидимся в ракете. Не задерживайся.

Керизз: Ну вот и всё, Чарли. Нам с Доктором надо идти. Пожалуйста пойми, что бы ни случилось, куда бы мы ни попали, мы тебя не забудем.
Реквием: Уходишь, Керизз?
Керизз: Я должен, Реквием. Остаться здесь значит умереть. Доктор не хочет, чтобы я умирал.
Реквием: А чего хочешь ты? Жизни или смерти?
Керизз: Я не знаю, Реквием! Понимаешь, я не знаю. Жизни, наверное. Но не жизни без Чарли.
Реквием: Умирать не так плохо, Керизз. Ты снова увидишь Чарли. И Лайду. И всех остальных кого ты потерял.
Керизз: Правда? Это так работает?
Реквием: Есть только один способ узнать. Ты должен выбрать. Жизнь или смерть, Керизз. Жизнь или смерть.
(Раскат грома.)

Ландскар: Экселсиор ждёт, Доктор.
Доктор: Ждёт, чтобы бросить остатки планеты, которую она помогла уничтожить. А что ты, Ландскар? Ещё один поместится.
Ландскар: Спасибо, Доктор, но мне не убежать. Я должен остаться тут.
Доктор: Как хочешь. Прощай, Ландскар.
Ландскар: Пока, Доктор, до встречи.
Доктор: Не слишком скорой, я надеюсь.

(Дверь с шипением открывается.)
Экселсиор: Скорее, Доктор. Моя жизнь под угрозой с каждой секундой твоей задержки.
Доктор: Хватит жаловаться, Экселсиор. Тебе повезло добраться хотя бы досюда.
Экселсиор: Как ты смеешь так со мной говорить! Я тебя казню.
Доктор: Ты не в том положении, чтобы кого-либо казнить. Неужели не понимаешь? Ты всё потеряла, и я имею в виду всё. Свой народ, свою планету, свою власть, всё. У тебя совершенно ничего не осталось.
Экселсиор: Закрой зверь и запечатай шлюз. Забери меня отсюда немедленно.
Доктор: Мы никуда не летим без Керизза, и я больше не исполняю твои приказы.
Экселсиор: А если он не хочет идти?
Доктор: Тогда и мы остаёмся.
Экселсиор: Ты с ума сошёл!
Доктор: Чья бы корова мычала.
Экселсиор: Ты доверяешь ему свою жизнь?
Доктор: Как и он доверяет свою мне. Как доверяли все мои спутники, заслуживал я их доверия или нет.
Экселсиор: Мог бы оставить меня умирать в убежище. Почему не оставил? Было бы куда меньше проблем.
Доктор: Я не знаю, почему. Может, я напрашиваюсь на неприятности. Может, это моя слабость, подбирать всякие отбросы. Если хочешь, чтобы я тебя тут оставил, так и скажи. Можешь составить Ландскару компанию.
Экселсиор: Ох, Ландскар обещал мне величие. Великую силу.
Доктор: Он проверял тебя.
Экселсиор: Я должна была быть Последним.
Доктор: Последним кем?
Экселсиор: Последним. Это была моя судьба, стать воистину одним с планетой.
Доктор: Что неплохо пока есть планета, с которой можно быть единой, но не когда она разваливается на куски. Поэтому ты и хочешь сбежать куда-нибудь ещё.
Экселсиор: ну, конец одного путешествия это начало другого.
Доктор: Что ты сказала?
Экселсиор: Старая поговорка на Бортресойе. А! Я начинаю понимать, что она значит. Этот момент, моё спасение, был предречён. Я должна была стать последней выжившей из своего народа!
Доктор: Я думаю, ты и понятия не имеешь, что она означает. Конец одного путешествия и начало другого. Ещё кое-что сказанное Кро'кой.
(Дверь с шипением открывается.)
Керизз: Готов, Доктор?
Доктор: Самое время, Керизз. Добро пожаловать на борт. Пристегнись. И ты, Экселсиор. Скорее всего поездка будет не из гладких. Дверь закрыта, шлюз запечатан. Двигатели включены. Раз, два, три, четыре.
Керизз: Ты когда-нибудь на такой летал, Доктор?
Доктор: Что это за вопрос в такой ситуации. Все готовы? Держитесь крепче. Поехали!
(Двигатели шумят.)

Реквием: Как думаешь, Ландскар, Последний вернётся?
Ландскар: Конечно, Реквием. У Последнего нет выбора кроме как вернуться.

Экселсиор: Мне дурно. Я не могу дышать.
Доктор: Просто держись. Держись. Ты в порядке, Керизз?
Керизз: Не волнуйся за меня, Доктор.
Доктор: Итак, мы покидаем атмосферу. Включить ускорение. Получилось! Все системы работают слаженно. Я оправлю её на геостационарную орбиту планеты. Если боеголовка все еще цела, я могу использовать ее, чтобы вытащить нас на орбиту и затем – в космос. У нас все вышло! Видишь, Экселсиор? Деньги лучше потратить на исследования космоса, а не на создание оружия. По крайней мере, у тебя могло бы быть будущее.
Экселсиор: У меня и так есть будущее, Доктор. Будут другие миры, и другие люди будут следовать за мной.
Керизз: Ты не сдаешься, так? Уничтожения родной планеты тебе не достаточно, и ты не можешь дождаться, чтобы разрушить чужую? Неужели тебе недостаточно?
Экселсиор: Тебя мне точно достаточно.
Доктор: Убери пистолет, Экселсиор. Здесь опасно стрелять.
Экселсиор: Скажи своему компаньону держать свои комментарии при себе, если он не хочет отправиться к Чарли на той стороне. Она наверняка очень скучает по своему другу.
Доктор: Не обращай внимания, Керизз. Держи себя в руках.
Керизз: Ты убила ее, не так ли? Ох, да признай уже, Экселсиор. Тебе ведь уже нечего терять.
Экселсиор: Я сделала то, что сделал бы любой настоящий друг. Это было милосердие с моей стороны. Чарли не хотела мириться с тем, кем она была. Она хотела быть независимой, свободной, и я исполнила ее желание. Единственная свобода, которую она только могла иметь.
Доктор: Ты убила ее. Этим ты лишила ее свободы!
Экселсиор: Я действительно не понимаю, почему должна оправдываться перед тобой за свои поступки.
Доктор: Может это в этом и вся проблема? Ты никогда их не оправдывала. Ты лгала, скрывала их, прятала под маской пропаганды, но никогда их не оправдывала. Всё потому что ты не можешь найти им оправдание. Ты, без сомнений, самое аморальное существо, которое, я имел неудовольствие повстречать.
Экселсиор: Чарли знала, что она больше никогда не сможет ходить, поэтому она попросила меня прекратить ее страдания. Это было к лучшему. Ты должен благодарить меня, а не порицать.
Доктор: Я так не думаю.
Керизз: Скажи мне, что она не страдала, что конец был быстрым и безболезненным.
Экселсиор: О, не будь таким смешным. Зачем мне говорить тебе что-то подобное? Чарли билась в мучительной агонии, и, разумеется, не оказала ни малейшего сопротивления..
Керизз: Я убью тебя!
Доктор: Нет, Керизз, прекрати. Ты делаешь только хуже.
Керизз: Она хладнокровно убила Чарли. Я должен отомстить за нее!
Доктор: Не напрашивайся. Она и глазом не моргнёт, чтобы выстрелить.
Доктор: Нет!
Доктор: Зачем ты это сделала?
Экселсиор: Ну он же угрожал мне. Ты сам свидетель.
Доктор: Пистолет же был у тебя.
Керизз: Прости, Доктор. Я не смог ничего с собой поделать.
Доктор: C тобой все будет в порядке. Просто не двигайся.
Керизз: Один из недостатков внешнего скелета в том, что кровотечение происходит только внутри.
Доктор: Ты поправишься, просто не шевелись.
Керизз: Доктор.
Доктор: Керизз. Не умирай, Керизз. Не умирай. Я не могу потерять тебя и Чарли. Только не так.
Керизз: Шарлотта. Она здесь… здесь.
Доктор: Ее здесь нет, Керизз. Оставайся со мной.
Керизз: Но она здесь, смотрит на меня и улыбается. Привет, Чарли.
Доктор: Сначала Чарли, теперь Керизз. Теперь тебе придется убить и меня, Экселсиор, потому что я точно не стану забирать тебя с этой планеты. Мы провисим здесь в космосе, пока не сгнием.
Экселсиор: Храбрые слова, Доктор. Неужели ты так низко ценишь свою жизнь?
Доктор: Мои единственные друзья мертвы, ТАРДИС пропала, я попал в ловушку во вселенной, которая никак не связана с моей. Так что я не особо рад жизни в данный момент. И смерть для меня становится весьма привлекательной альтернативой.
Экселсиор: Не очень-то приятное чувство, не правда ли? Потерять все, что дорого.
Доктор: Не сравнивай мои потери со своими. Ты сама навлекла на себя все это.
Экселсиор: А ты нет?
Доктор: Конечно, нет.
Экселсиор: Кто виноват в том, что ты пришел в эту вселенную? Кто виноват в том, что ты здесь? Умерли ли бы твои друзья, если бы не были здесь ради тебя? Подумай об этом. Ты сам навлек на себя все беды.
Доктор: Нет, я отказываюсь в это верить. Чарли и Керизз сами решили путешествовать со мной. Я их не заставлял. Это был их выбор. Я даже не знаю, зачем я вообще с тобой разговариваю. Мне бы следовало убить тебя голыми руками за все, что ты сделала. Я ни к кому прежде не испытывал ненависти, но тебя, Экселсиор, я ненавижу всеми фибрами своей души.
Экселсиор: Переживёшь. Мне только нужно убраться подальше от этой планеты. Ты будешь управлять этой ракетой, или мне все взять в свои руки?
Доктор: Не прикасайся к панели.
Экселсиор: Не так уж ты хочешь умереть. Где-то внутри ты все еще продолжаешь бороться.
Доктор: Я не боюсь смерти. Нет, если это значит, что ты умрёшь вместе со мной. Я сделаю большое одолжение всей вселенной. Миллионы жителей тысяч миров будут благодарны мне за это. Экселсиор. Тысячи миров, которые ждут, чтобы я их завоевала. Миллионы преклонят колени предо мной.
Доктор: Скажи, ты всегда была так одержима жаждой власти или это побочный эффект твоей работы?
Экселсиор: Что это?
Доктор: Не знаю. Что-то не так.
Экселсиор: Мы движемся!
Доктор: Да. Да, ракета меняет направление. Мы покидаем геостационарную орбиту. Но не может же она двигаться сама по себе. Это невозможно.
Экселсиор: Встань за контрольную панель. Доктор, приказываю тебе взять управление.
Доктор: Даже если я попробую, это ничего не даст. Управление заклинило. Им управляет кто-то другой, и он хочет, чтобы мы вернулись.

Ландскар: Добро пожаловать назад, Доктор.
Доктор: Ландскар. Назад в сознание или назад на планету?
Ландскар: И туда, и туда.
Доктор: Несмотря на скорость снижения, это должна была быть мягкая посадка. Ракета, кажется, цела, и мои кости тоже. Кстати, что на счет Экселсиор? Скажи мне, что ей не так повезло.
Ландскар: Она скоро придет в себя.
Доктор: Посмотри на нее, лежащую здесь и спящую сном праведника. Она убила моих друзей, ты знаешь. Обоих, и Чарли, и Керизза. Убила хладнокровно.
Ландскар: Так же, как и забрала жизни бесчисленного множества, прямым и непрямым путем. По этой причине ей запрещено покидать планету, иначе цикл не будет завершен.
Доктор: Цикл?
Ландскар: Цикл жизни и смерти, Доктор, без которого наша планета не сможет очистить сама себя.
Доктор: Как мы сюда попали? Точнее, кто перенял контроль над ракетой и направил ее к поверхности планеты?
Ландскар: Всё живое должно умереть.
Доктор: Ответь на мой вопрос. Это ты вернул нас назад? Разве у тебя есть такая власть?
Ландскар: Только у планеты есть эта власть. Только она могла призвать силы природы, чтобы вернуть вас.
Доктор: Ты утверждаешь, что у мира есть сознание? Что он способен думать и принимать решения?
Ландскар: Если те, кто должны ее защитить, не смогли выполнить свою задачу, планете приходится искать другой путь, чтобы выжить. Даже ценой всего живого. И только тогда, когда все живое погибнет, цикл возобновится.
Доктор: «Последний». Так Экселсиор называла себя, но не думаю, что она понимала значение этого слова.
Экселсиор: Помоги. Помоги мне, Ландскар.
Ландскар: Моя госпожа.
Экселсиор: И ты, Доктор, дай мне свою руку.
Доктор: Я предпочту этого не делать.
Экселсиор: Спасибо, Ландскар. Все ли готово для победного парада? Мои люди заждались меня.
Ландскар: Все готово, моя Госпожа.
Экселсиор: Как я выгляжу?
Доктор: На самом деле, ты не хочешь этого знать, поверь мне.
Экселсиор: Волосы? Макияж? Жаль платье. Стойте, у меня же есть еще одно для следующей войны.
Доктор: Никакого представления о том, что планета хочет тебя убить.
Экселсиор: Открой дверь, Ландскар. Я готова встретить мой народ.
Ландскар: Очень хорошо, моя госпожа.
Доктор: Не видишь, что снаружи? Мир подходит к своему концу. Он дробит себя на кусочки, умирает. Нет никого парада победы.
Экселсиор: Конечно есть! Разве ты их не видишь, эти улыбающиеся лица? Сотни, тысячи людей рукоплещут, размахивают плакатами, кричат моё имя. Да, мой народ любит меня. Добрый народ Бортресойе. Наконец я выхожу к вам, чтобы отпраздновать нашу победу, отдать вам честь, принять щедрые дары. Этот день войдет в историю, день, который мы все запомним. Сегодня мы все будем радоваться и благодарить небеса, за то, что прошли через все это невредимыми. Архх!
Доктор: Уничтожена новым вулканом. Экселсиор действительно стала едина с планетой. Но если она была Последней, то кто ты такой?
Ландскар: Я глаза и уши планеты, ее олицетворение.
Доктор: Создан ею, я полагаю.
Ландскар: Прислан сюда, чтобы гарантировать, что Последний умрёт, цикл начнется заново и что в течение каждого цикла живые существа буду приближены к понимаю мира, в котором живут.
Доктор: То есть одни и те же люди будут умирать и возрождаться снова и снова в поисках совершенства, пока планета не решит, что этого достаточно, чтобы остановить цикл?
Ландскар: Постепенно они научатся.
Доктор: Или продолжат умирать пытаясь. Стоп, но Последний мёртв. Почему цикл еще не начался? Мир подходит к концу.
Ландскар: Последний ещё жив.
Доктор: Но ты сам видел. Экселсиор не могла выжить после извержения вулкана. Она же находилась прямо на нём.
Ландскар: Экселсиор была последней, пока вы не пришли сюда. Пока не пришли из Интерзоны.
Доктор: Тебе известно про Интерзону?
Ландскар: Мне известно, что вы перешли через несколько зон, перед тем как попасть в Бортресойе.
Доктор: Да, именно так. Я плохо понимаю, как зона Бортресойе может быть уничтожена без без того, чтобы это затронуло её соседей.
Ландскар: Бортресойе – это не зона, Доктор, это сама планета, на которую зоны помещены.
Доктор: Дивергентами?
Ланскар: Кем?
Доктор: Как интересно, вам известен принцип существования искусственных миров, но не имена тех, кто за это в ответе.
Ландскар: Доктор, послушай. Множество других жизней, помимо вашей, будут в опасности, если цикл не возобновится.
Доктор: Если искусственная планета избежит окончательного разрушения.
Ландскар: Видишь, Доктор. Теперь ты Последний, и все живое должно умереть.
Доктор: Значит, я должен умереть.
Ландскар: Чтобы вновь возродиться и начать все сначала. Конец одного пути – это начало нового. Путешествие не будет окончено, пока Последний не умрет, и тогда все повернется вспять.
Доктор: Если я умру, что случится со мной?
Ландскар: Это вопрос веры, Доктор. Конец пути – это...
Доктор: Начало нового. Это я уже понял. Так мне ждать смерти или этот процесс можно немного ускорить?
Ландскар: У тебя есть бомба. Это будет быстро и безболезненно.
Доктор: Конечно, последняя боеголовка. Стоп! А что если я не хочу умирать?
Ландскар: Тогда ты всё равно умрёшь вместе с планетой, если не сделаешь этого первым, чтобы спасти её. Выбор за тобой.
Доктор: Ничего себе выбор. Я никогда не думал о себе, как о самоубийце.
Ландскар: Доктор, ты должен решить. И сделать это быстро. Ты – Последний. Как знать, может, ты ускорил процесс и станешь последним из Последних.
Доктор: Боеголовка готова. Все что мне нужно сделать, это повернуть вот этот ключ, нажать на эту кнопку и всё. Всё закончится. А, чёрт с ним.

Чарли: Доктор! Доктор, сюда!
Доктор: Чарли.
Чарли: Сюда!
Доктор: Чарли,какое счастье, что с тобой все в порядке.
Чарли: Где ты был? Мы думали, ты застрял в Интерзоне. Мы беспокоились.
Доктор: Мы?
Чарли: С тобой все хорошо? Ты словно привидение увидел.
Доктор: Забавно, что ты сказала именно “привидение”.
Керизз: Извините. Доктор!
Доктор: Керизз, вы оба в порядке.
Чарли: Разумеется. Здесь так хорошо, люди очень дружелюбные.
Керизз: Ты чуть не пропустил победный парад.
Доктор: О нет, только не говори мне, что здесь была война?
Реквием: Словесная война, мой друг.
Керизз: Это Реквием, Доктор. Он работает в Городском Архиве. Ты просто обязан увидеть книги, которые там хранятся.
Доктор: Военные действия были предотвращены.
Чарли: Вот почему здесь праздник.
Реквием: Дипломаты смогли решить все проблемы без жертв. Министры Восс и Тралфиниал подписали соглашение о всеобщем разоружении и договариваются о поддержании прочного мира. Это великий день для Бортресойе.
Доктор: Это прекраснее, чем я можно даже предствить.
Чарли: Их лидер, Экселсиор, собирается произносить победную речь, Доктор. Она просто образцовый лидер. И при взгляде на ее платье я начинаю задумываться о карьере политика.
Доктор: На твоем месте я бы выбрал что-нибудь менее опасное. Как насчет борьбы с аллигаторами или обезвреживания бомб?
Доктор: Интерзона! Чарли, нам пора идти. Керизз?
Чарли: Но Доктор, мы пропустим речь.
Доктор: Не переживай, Чарли, я все это уже слышал. Из этого цикла я не против быть исключенным.
Чарли: Ну, Доктор.
Керизз: Прощай, Реквием.
Реквием: До встречи, Керизз.
Керизз: Доктор, Шарлотта, подождите меня.
Экселсиор: Мы пережили тёмную главу истории. Свобода бесценна, но мы должны учитывать цену войны и делать всё возможное, чтобы эта тёмная глава никогда не повторилась. Мой народ, все надежды и чаяния Экселсиор с вами.

Перевод: FREE TIME