Личный опыт: как не лишиться недвижимости при банкротстве — «Дайджест»

Светлана Попова Источник: Новострой-М Иногда жизнь преподносит сюрпризы: неприятности могут хлынуть на нас как из рога изобилия по вине самых близких людей. Одну из таких историй прислала в редакцию читательница Новострой-М. Ей – несмотря на огромное количество трудностей – все же удалось сохранить

Светлана Попова
Источник: Новострой-М

Иногда жизнь преподносит сюрпризы: неприятности могут хлынуть на нас как из рога изобилия по вине самых близких людей. Одну из таких историй прислала в редакцию читательница Новострой-М. Ей – несмотря на огромное количество трудностей – все же удалось сохранить семейную недвижимость. К сожалению, счастливый финал у подобных историй – чаще исключение, чем правило. Надеемся, что этот материал будет полезен всем, кто оказался в похожей ситуации.

Когда мой отец разводился со своей второй женой, я с 6-летним сыном жила в родительской «трешке». Ее получила моя бабушка «за хорошую работу» и в связи с увеличением семьи (женился ее сын, родилась я). Ранее мы приватизировали эту квартиру на четверых в равных долях: бабушка, мама, папа и я. После смерти бабушки ее долю унаследовал отец. Т.е. юридически он был собственником половины квартиры, еще четверть – мамина, и четверть моя.

Квартира была относительно небольшой, менее 70 метров, но в целом удобно – две спальни и гостиная (она же рабочий кабинет – после декрета я работаю дистанционно – и спальное место для мамы). Мама жила в собственном загородном доме, периодически приезжая помогать с ребенком.

После разговора с отцом о том, что жена его выгоняет, стало понятно, что жить ему больше негде, и нужно освобождать ему комнату. Ну ок, подумала я, мне будет даже проще – можно оставлять с ним сына, когда уезжаю по делам.

Надежды не оправдались – 90% времени отец сидел, закрывшись в комнате, работая и играя за компьютером и периодически проливая кофе на мою мебель. Выходил на контакт он, в основном, для того, чтобы объяснить нам с сыном, как неправильно мы живем и все не так делаем. Иногда это было в довольно грубой форме, с угрозами физических наказаний, если внук не начнет вести себя так, как считает правильным дедушка. То есть не петь, не бегать, не выражать эмоции, тихо сидеть в комнате и со всеми всегда соглашаться.

Читайте также  7 советов, как согласовать перепланировку в ипотечной квартире - «Дайджест»

Дальше – больше. Отец связался с сетевым маркетингом, компанией «Тяньши». Через месяц «обучения» он объявил: для по-настоящему хороших результатов он возьмет кредит, чтобы резко повысить свой статус в системе и получать максимальные бонусы с оборота. В крайнем случае, сказал отец, продам дачу – все равно она мне одному уже не в радость (дачу эту он купил уже сам лет 10 назад). Разумеется, попытки отговорить его от затеи не увенчались успехом. Если уж он что-то вбил себе в голову, повлиять на это невозможно, так было всегда.

Банки сначала ему отказывали, т.к. все-таки сумма не маленькая, а ему было уже слегка за 60. В итоге с помощью сетевушного умельца он-таки умудрился взять одновременно 4 кредита в разных банках на общую сумму порядка 2 миллионов или даже больше – часть денег отложил, чтобы выплачивать ежемесячные платежи в течение полугода, за которые он планировал стать суперуспешным сетевым «бизнесменом» и богачом.

За это время папа слетал в Грецию на какой-то ценный учебный семинар «Тяньши», звонил оттуда и сообщал, что купается в море и ездит в арендованном авто по местам, где гулял раньше с бывшей женой. Посетил почти все их учебные программы, послушно обзванивал кандидатов с сайтов по поиску работы, расклеивал объявления и пытался завлечь в свою сеть родственников и друзей. Стоит ли говорить, что никто не вдохновился и все грандиозные планы потерпели фиаско.

Срок, когда «бизнес» должен был начать приносить от 100 тысяч в месяц, истекал к концу августа. Как вы понимаете, не самое лучшее время для продажи дачи. Но отцу, можно сказать, повезло – у его жены есть дочь, и ее бывший муж, отец как бы «приемного внука», решил выкупить эту дачу, чтобы не потерять место отдыха. Взял ипотеку, но денег хватило, чтобы закрыть только 3 кредита из четырех. Один остался, на его оплату как раз уходила папина пенсия.

Итак, отец продал дачу, закрыл 3 кредита, завязал с сетевухой и нашел работу. Вроде бы можно выдыхать, да?

Но нет. Меньше чем через год он пришел ко мне с разговором примерно такого рода: «у меня, кажется, плохо с психикой, я снова потерял много денег». Выяснилось, что работать еще 3,5 года ему не хотелось, поэтому он решил закрыть последний кредит раньше, чтобы получать пенсию самому, а не отдавать ее банку.

Читайте также  Симптомы пневмонии у взрослых

В этот момент ему подвернулись люди, обещавшие быстрый и легкий доход за счет покупки биткоинов. Недолго думая отец вложил в это все деньги с 5 кредитных карт, также ему «помогли» оформить онлайн потребительский кредит в «Сбербанке». Буквально в течение одного дня к одному кредиту с остатком порядка 700 тысяч рублей добавился долг еще на миллион.

Банкротиться отец категорически не хотел, ведь тогда пришлось бы продавать любимую огромную машину, а без нее он не мог ездить на работу. Менять ее на служебную с низкой посадкой он тоже не желал, ведь он привык смотреть на дорогу «свысока» и спокойно игнорировать мелкие неровности асфальта.

Я какое-то время уже думала о размене жилья, так как не хотела жить под одной крышей с токсичным человеком, от которого никакой помощи, но который в любой момент может начать конфликт из-за того, что мой подход к воспитанию ребенка не соответствует его представлениям. Но на активные действия не решалась.

Отец явно не хотел ничего менять и прилагать усилия, ограничивался только выражениями недовольства по любому поводу. К тому же нам важно было остаться в своем микрорайоне, чтобы не менять школу. Казалось, что все это слишком сложно. Но тут стало понятно, что пришло время действовать. Я проконсультировалась с юристом, специалистом по недвижимости, и мне было сказано «у вас примерно два месяца, пока банки не подали в суд на арест имущества». За окном было 11 ноября.

В середине ноября мы заключили договор с риелторами, начали подбор однокомнатных квартир для отца и выставили на продажу свою «трешку». У отца было много требований к жилью – и чтоб лифт удобный, и парковки, и напор воды хороший и тд, поэтому смотрели «новую вторичку».

Цены на однушки – что на первичке, что на вторичке – осенью 2020-го росли как на дрожжах, несколько приличных бюджетных вариантов забронировали раньше, чем я успела обсудить их с отцом и сообщить о согласии на сделку.

Но 3 декабря я смогла забронировать неплохую квартиру – в новом доме, в районе, который ему нравился. 5 декабря внесла аванс и 18-го вышли на сделку. На 20%-ный первый взнос, к счастью, удалось насобирать, остальное – ипотека.

Параллельно нашлись покупатели на «трешку» (стоит сказать, что несмотря на недовольство отца и его сомнения, что кто-либо купит нашу квартиру, она «ушла» очень быстро, так как была в хорошем состоянии – новая проводка, ровные стены и пол, нормальный ремонт), они же продавали свою «двушку» поблизости. Я ее посмотрела и согласилась на обмен. 24 декабря прошли сделки по «трешке» и «двушке».

Читайте также  Штампы в паспорте отменили: какие риски для сделок с жильем - «Риэлторские технологии»

На новогодних каникулах мы уже паковали вещи и переезжали, 9 января получили документы о гос.регистрации от нотариуса, сразу после праздников оформили новые прописки, и 18 января я смогла раскрыть аккредитив, чтобы получить деньги от покупателей «трешки». С 19 января мы начали закрывать папины кредитные карты. И сейчас у него остается практически один кредит – все тот же, на который уходит пенсия.

А главное – теперь он живет отдельно и даже если снова что-то учудит, кредиторы уже не смогут лишить его жилья. Потому что ипотечный заемщик и собственник его «однушки» – я. В принципе, через год (или позже) он может даже подать на банкротство – если, допустим, захочет уйти на пенсию и прекратить выплачивать последний кредит.

Почему через год, а не через три? Потому что в течение трех лет после сделки банкротиться нельзя, если сделка совершена не по рыночной стоимости (иначе ее признают недействительной). А у нас – по рыночной, т.е. всё ок. 3 года – это универсальный срок, если законом не установлено иное, в данном случае – установлено (закон о банкротстве ст.61.2, пункт 1).

Таким образом, все в выигрыше:

— отец быстро закрыл долги почти на 1 млн рублей и получил в пользование отдельную однокомнатную квартиру, которую точно никто не отберет, а также сохранил любимый автомобиль;

— банкам не пришлось подавать в суд на должника и реализовывать его имущество с торгов;

— мы с сыном живем отдельно, никто не мотает нервы со своими нравоучениями и угрозами «ремня»;

— мама снова может спокойно приезжать к нам с ночевкой, чтобы провести время с внуком, когда мне необходимо отлучиться;

Да, у меня теперь ипотека на 20 лет, но зато мы сохранили семейную недвижимость и больше не будем ей рисковать.

{full-story limit=»10000″}


Источник: mcpetrade.ru

Имею право