Ситуация вокруг кооператива «Бест Вей»: мнение пайщиков — «Недвижимость»

Уже год деятельность кооператива «Бест Вей» фактически заблокирована следствием, ведущим предварительное расследование в отношении группы лиц, которую оно связывает с кооперативом. Почти год под арестом находятся счета и недвижимость. Мы поговорили с пайщиками о том, как они оценивают ситуацию

Уже год деятельность кооператива «Бест Вей» фактически заблокирована следствием, ведущим предварительное расследование в отношении группы лиц, которую оно связывает с кооперативом. Почти год под арестом находятся счета и недвижимость. Мы поговорили с пайщиками о том, как они оценивают ситуацию

«Митинг» пайщиков в холле Санкт-Петербургского городского суда
Фото: Кадр из видео

«Преступное сообщество, которое покупает людям квартиры? Робин Гуды какие-то»

Ксения Юрченко — экономист из Набережных Челнов — планировала приобрести с помощью кооператива квартиру сыну, который учится в Казани. «У меня перед всей этой ситуацией уже были поданы документы на покупку двухкомнатной квартиры. Мы даже подобрали объект недвижимости, чтобы все это быстрее сделать, подали документы на проверку чистоты сделки юристам, но все это приостановилось в связи с этой ситуацией. В данный момент у меня сын учится на втором курсе. А теперь из-за следственных органов, из-за всего этого процесса мы вынуждены снимать ему жилье в другом городе».

Ипотечный вариант, уточняет пайщица, для нее не существовал. «Я имела такой опыт и прекрасно знаю, какая там переплата, не хочу этого делать. Здесь я была удивлена, насколько все прозрачно по поводу чистоты сделок. Мы общались с юристами, когда я подбирала объект. И насколько это все делается спустя рукава при ипотечном кредитовании: на все переделки закрываются глаза. А тут все строго по закону. Меня это вполне устраивает, потому что в первую очередь кооператив защищает мои права».

К кооперативу нет никаких претензий, говорит пайщица. «Мы ждем, когда все это разрешится, и возобновим процесс. Сейчас, конечно, цены поднялись, естественно, тот объект давным-давно ушел. Нам все это нужно будет делать заново: и объект подбирать, и добавить сумму. За сумму, на которую мы рассчитывали, приобрести уже не получится».

«Я возмущена произволом следственных органов, — подчеркивает Ксения. — Кооператив, насколько я знаю, до этого восемь лет работал, и никаких претензий не было, объекты покупались. Среди моих знакомых много тех, кто приобрел объекты недвижимости через этот кооператив. Все было хорошо, они по сей день выплачивают деньги за свои объекты недвижимости. И вдруг кто-то пришел и решил, что это все, как они говорят, мошеннические действия. И даже преступное сообщество. Как такое может быть: преступное сообщество, которое покупает людям квартиры? Делает добро. Робин Гуды какие-то. Ну самим-то не смешно? Одних грабят, другим раздают. Так, что ли?»

По кооперативу была большая судебная практика, замечает Ксения, с ним сотрудничал Пенсионный фонд. «Ведь он отдавал кооперативу государственные средства, которые выделены на детей. Налоговая проверяла кооператив. На сайте кооператива всегда вывешивались отчеты по проверкам налоговой. Значит, у них все в порядке. Почему следственные органы не могут запросить документы, разобраться и точно так же предоставить свой отчет пайщикам?»

Читайте также  В России предлагают ввести налог на неоформленную недвижимость - «Недвижимость»

«Считаю, что справедливость в конце концов восторжествует, — заявляет Ксения. — Следственные органы разберутся в этой ситуации и примут правильное решение. Мы все-таки сможем решить свои задачи по покупке объектов недвижимости с помощью кооператива».

  «Этот год дался нам очень тяжело»

Наталья Ильвина — пенсионерка из Челябинска, в прошлом работник торговли. Она стала членом кооператива в 2018 году, два года назад накопила средства на первоначальный паевой взнос для покупки однокомнатной квартиры, и год назад подошла ее очередь для приобретения квартиры. Пайщица была первой на оформление, но покупка сорвалась из-за блокировки работы кооператива.

Вариант с ипотекой Наталья не рассматривала. «Ипотека — непосильная ноша, — говорит она. — Потому что, купив одну квартиру, я буду вынуждена заплатить банкирам еще за две-три квартиры. У нас в стране очень тяжелая ситуация с теми, кто не может купить себе даже не то что достойное — минимальное жилье».

«Вот уже год я снимаю жилье, — замечает пайщица, — хотя могла бы жить в своей квартире и рассчитываться с кооперативом. Я хотела небольшую однокомнатную квартиру за 1 400 000, но пока моей мечте не суждено было сбыться по вине следствия. Страдают и мои дети. Они тоже пайщики кооператива, стоят в накопительной программе — копят на первоначальный паевой взнос на квартиры. Они живут в Сочи и будут приобретать квартиры в Сочи стоимостью до 5 млн. Наш кооператив, безусловно, наилучший путь приобретения недвижимости. И сейчас никто не может двигаться вперед».

Ситуацию, складывающуюся вокруг кооператива, пайщица оценивает негативно: «Видно, кому-то мы перешли дорогу. Однако это единственный способ, с помощью которого можно купить квартиру, не переплачивая огромные деньги. И этот способ известен и понятен. Моя свекровь, когда я еще только выходила замуж, почти 40 лет назад, оплачивала взносы в кооператив. При советской власти у нас было много кооперативов. И мы жили в квартире с ее сыном, которая была куплена в кооперативе. Ситуация с нашим кооперативом, конечно, из ряда вон выходящая. Много людей, много семей, много детей страдает из-за этой ситуации. Этот год дался нам очень тяжело».

Выходить из кооператива она не планирует: «Никаких выходов — только покупать квартиру с помощью кооператива. Тем более я уже стою в первых рядах, чтобы оформить, начать жить и расплачиваться с кооперативом».

«Я верю, — резюмирует Наталья, — в то, что деятельность кооператива будет разблокирована, потому что мы поступаем только по закону, законно подписывали все договоры. Уверена, что в конце концов все будет хорошо».

«Раз ничего не предъявляют уже год, значит, в кооперативе точно нет никаких нарушений»

Наталья Корсакова из Тюмени — инвалид второй группы, не работает. Вместе с мужем она накапливает средства на приобретение двух квартир в Тюмени с помощью кооператива. «Первоначально в накопительную программу вступил муж, потом — я: это было в позапрошлом году в августе. У меня была квартира в собственности. Я ее продала и вступила в накопительную программу. Вариант с ипотекой даже не рассматривала, так как инвалид второй группы. Ипотеку мне бы не одобрили. Три года назад обнаружили онкологию, сделали операцию. Пока в стадии ремиссии».

Читайте также  Качество сна у мальчика-подростка напрямую влияет на его здоровье

И в октябре 2021 года Наталья планировала внести первоначальный паевой взнос, чтобы встать в очередь на приобретение трехкомнатной квартиры за 7 млн рублей. «У меня двое взрослых детей — хотела купить квартиру получше. Муж — не родной папа детям, у него свои дети, поэтому мы оформляем две квартиры. Муж рассчитывал приобрести двухкомнатную квартиру за 4,5 млн». Наталья рассказывает, что год планировала постоять в очереди в кооперативе и выйти на покупку квартиры — они сняли квартиру на год. «А в октябре случилась вся эта эпопея с внесением в черный список ЦБ. В итоге я так и не внесла 35% и пока не решаюсь вносить — ждем, когда будут разблокированы счета. И второй год мы в съемном жилье, хотя, если бы работу кооператива не заблокировали, сейчас расплачивались бы за собственную квартиру».

Кооператив, говорит она, единственное решение. «Десять лет я бы платила за квартиру в рассрочку, а потом оформила в ней кого-то из детей. Пока ситуация непонятная. Цены пошли вверх, и за 7 млн если и можно купить трехкомнатную квартиру, то не в том районе, где бы хотелось. Ждем, когда разблокируют счета. Этот процесс затянут следственными органами. Следим за судами».

«Дело против кооператива — это какая-то фальсификация, — уверена пайщица — если бы были какие-то нарушения в кооперативе, закрыли бы уже давно. Раз ничего не предъявляют уже год, значит, в кооперативе точно нет никаких нарушений».

«Кооперативу я доверяю: хорошие условия, и юридически все чисто»

Дмитрий Вечер, предприниматель из Республики Беларусь, два года назад приобрел с помощью кооператива для себя и мамы квартиру в Подмосковье. «Вступили в кооператив более трех лет назад, сразу внесли первоначальный паевой взнос — 50% от стоимости квартиры: мама продала свою квартиру в Республике Беларусь, — рассказывает он. — Год и два месяца стояли в очереди на приобретение квартиры — попали на начавшуюся эпидемию ковида. Квартира небольшая, покупалась под ремонт, 40 метров с копейками».

Ипотечный вариант не рассматривали. «Для гражданина Республики Беларусь ипотека в России будет стоить дороже, — поясняет Дмитрий. — В кооперативе условия гораздо выгоднее. Даже льготная ипотека не так выгодна, как приобретение с помощью кооператива „Бест Вей“».

Квартира Дмитрия оказалась под арестом, как и все остальные квартиры, приобретенные кооперативом. «Но, поскольку нам расплачиваться за нее с кооперативом еще восемь лет, индивидуальный иск о снятии ареста мы подавать не планируем: ходатайства о снятии ареста будет подавать кооператив. Однако подвешенное состояние пугает: мы планировали в этом году заняться ремонтом, а его пришлось отложить. Прежде нужно убедиться, что с квартирой все будет нормально».

Читайте также  Продажи новостроек в США в мае неожиданно выросли на 10,7% - «Зарубежная недвижимость»

Ежемесячно Дмитрий вносит за квартиру 14 тыс., из них 13 тыс. — возвратный паевой платеж и одна тысяча — пониженный членский взнос из-за того, что были внесены 50% от стоимости квартиры.

«То, что происходит с кооперативом, — это какая-то заказуха, — говорит Дмитрий. По-другому я никак не могу это прокомментировать. Беспредел. С тем, кто это все устроил, надо разбираться, чтобы в будущем таких случаев не было. Кооперативу я доверяю: хорошие условия, и юридически все чисто. Покупка проходила по закону, деньги не из воздуха взялись. Я был на собрании пайщиков — все солидарны с такой позицией».

«К сожалению, — сетует Дмитрий, — в России беспредела больше, чем у нас в Республике Беларусь. У нас, конечно, чиновники тоже могут, но, если что, они и нагоняй получат. Надеюсь, что попытка захвата кооператива не удастся».

«Мы — очень довольные пайщики»

Елена Маркварт, пенсионерка из Иркутска, в июле 2020 года приобрела с помощью кооператива двухкомнатную квартиру для сына в родном городе. Сын учится и работает, живет в купленной с помощью кооператива квартире.

«Квартира — евродвушка, 42 кв. м, очень большая кухня, отличный ремонт, — говорит Елена. — Когда я собиралась покупать квартиру, ипотеку даже не рассматривала, знала, что у меня возраст пенсионный, и у нас было сокращение на производстве. Чем я буду рассчитываться? Сейчас я спокойно живу на пенсию, рассчитываюсь за эту квартиру. Мне всего хватает».

«Мы платим коммунальные услуги и рассчитываемся по графику платежей. В престижном районе, очень хороший дом. Наша семья — довольные пайщики. Планирую купить своим детям еще одну квартиру таким же способом. Поэтому ждем не дождемся, когда кооператив заработает в полной мере».

«Складывающейся вокруг кооператива ситуацией возмущена, — заявляет Елена. — Когда осенью 2021 года прочитала, что ЦБ внес наш кооператив в список с признаками финансовой пирамиды, я не поняла, о чем вообще речь. Прежде чем вступить в кооператив, я полгода маялась: почитала в соцсетях, узнала, что это такое. Естественно, немножко побаивалась, потом нашла много отзывов, пайщиков, которые уже живут, все изучила. Мы вложили в кооператив свои заработанные деньги. Они у нас добыты не преступным путем. Мы помогаем друг другу покупать квартиры. Когда я купила эту квартиру, у меня была такая эйфория! Я два года спокойно рассчитывалась, все было прекрасно. И, знаете, как гром среди ясного неба это случилось».

Елена поддерживает кооператив: «Я активный пайщик. Плачу за квартиру, плачу все налоги, коммуналку. Верю, что мы победим».

{full-story limit=»10000″}


Источник: mcpetrade.ru

Имею право