На рынке недвижимости Турции после землетрясения случился переворот — «Зарубежная недвижимость»

Ирина Боброва Источник: Московский Комсомолец Поисково-спасательные операции в Турции завершились во всех провинциях, кроме Кахраманмараша и Хатая. Город Нурдагы в провинции Газиантеп решено полностью снести. Жители пострадавших регионов, которым некуда уезжать, остаются жить в палатках и в

Ирина Боброва
Источник: Московский Комсомолец

Поисково-спасательные операции в Турции завершились во всех провинциях, кроме Кахраманмараша и Хатая. Город Нурдагы в провинции Газиантеп решено полностью снести. Жители пострадавших регионов, которым некуда уезжать, остаются жить в палатках и в металлических контейнерах. Арендовать квартиру на Анталийском побережье им не по карману – цены подскочили в несколько раз.

Наталья приехала в Турцию из Украины. Пару дней назад она разместила пост в соцсетях: «Первый раз в своей жизни прошу о помощи. Я жила в пригороде Хатая. Сейчас я в богом забытой деревне. Больше переезжать некуда. У меня двое детей и две собаки. У нас с мужем был магазин рыбалки и охоты. Теперь наш товар никому не нужен».

Женщина рассказала, почему осталась без компенсации и без номера в отеле, где размещают переселенцев.

— Я жила рядом с Хатаем, — рассказывает Наталья. — Наш дом выстоял, поэтому компенсация нам не положена. Материальную помощь 10 тысяч лир (40 тысяч рублей) выплачивают только тем, кто лишился жилья. Никого не волнует, что мы больше не сможем жить в своем доме. Психологически тяжело там находиться. Да и нет гарантии, что после продолжающихся толчков, он не рухнет.

И таких, как мы, много. Жители уцелевших домов боятся возвращаться в свои квартиры. Могут лишь забежать туда на пять минут, схватить трусы и обратно в палатку.

В пострадавшие регионы привезли металлические контейнеры, куда поселили людей. Для долгосрочного пребывания они не подходят. Сейчас там холодно, летом будет невыносимо жарко. Но это лучше, чем ничего. Я подала заявку через приложение, чтобы нам предоставили место в контейнере. Но надежды мало. На них тоже очередь приличная. На комнату в отеле я даже не рассчитываю…

Волонтёр Михаил помогает с обустройством вынужденных переселенцев в Анталии.

— Турецкое побережье переполнено. В Кемере, Алании, Анталии, Бодруме народу, как в летний сезон. На дорогах гигантские пробки. Жители пострадавших регионов продолжают прибывать, — рассказывает собеседник. — Цены на побережье взлетели на аренду и недвижимость. Но даже за высокую стоимость многие не соглашаются сдавать жилье переселенцам. Опасаются, если у беженцев закончатся деньги за оплату квартиры, их потом не смогут выселить.

Читайте также  Котор: недвижимость в венецианской Черногории - «Зарубежная недвижимость»

Те пострадавшие, которым не хватает места в отелях, а квартиру им снять не по карману, уезжают обратно в зону бедствия. Недавно стало известно о многодетной семье, у которых 6-месячный ребенок – они собираются вернуться в Кахрамагмарш, будут жить там в палатке.

На рынке недвижимости в Турции тоже неспокойно.

— Из-за того, что в Стамбуле прогнозируют новое землетрясение, у жителей столицы возникли проблемы со сдачей квартиры и продажей жилья, — рассказывает жительница Стамбула Елена. — Знакомый выставил в аренду хорошую квартиру за 8000 лир (31 тысяч рублей) – таких цен давно не было. Но желающих её арендовать всё равно нет. Большинство стамбульцев, которым некуда и не на что переезжать, надеются на «волю Аллаха». Пишут в чатах: не надо нас предупреждать о землетрясении, умрём, так умрём.

Обеспокоены ситуацией на курортах Турции и туроператоры.

— Туристы стали в первую очередь интересоваться, в каких отелях поселили пострадавших от землетрясения, — рассказывает сотрудница турфирмы в Алании. — Не хотят жить рядом с людьми, которые страдают. Сейчас проблематично найти отель, свободный от беженцев. Если такие и есть, то они почти все забронированы. Так что туристический сезон под вопросом.

{full-story limit=»10000″}


Источник: mcpetrade.ru

Имею право